Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ученик рабби Исраэль Бааль Шем-Това вел аскетический образ жизни и еженедельно постился. Тем не менее, Магид из Межирича был готов отказаться от своей доли в грядущем мире, предпочитая исполнять заповеди из одной лишь любви к Творцу.

Раби Дов-Бер бар Авраам (Магид из Межирича; Магид Агадоль; 5464—5533 /1704—1772/ гг.) — один из основателей хасидского движения, ближайший ученик Бааль-Шем-Това (Бешта).

Происходил из рода царя Давида — по генеалогической линии, идущей через р. Йеуду Анаси, составителя Мишны, и р. Ая Гаона, руководителя ешивы в вавилонском городе Пумбедите (Сарей амеа 3:7; Гдолей адорот; Гдолей Русия).

Родился в 5464 /1704/ году в городке Лукач на Волыни.

В юности учился в ешиве Лемберга (Львова) у р. Яакова-Йеошуа Фалька, автора знаменитой книги Пней Йеошуа (Лик Йеошуа). В последний период обучения он был талмид-хавером р. Фалька — его партнером по совместным исследованиям.

После женитьбы р. Дов-Бер стал меламедом (преподавателем начальной школы) в небольшом местечке, расположенном возле г. Турчина. Он вел аскетический образ жизни, постился по несколько дней в неделю, а часто и все будние дни недели, и углубленно изучал кабалистические сочинения р. Хаима Виталя, в которых были изложены духовные откровения р. Ицхака Лурии (Аризаля).

Его семья жила в крайней бедности, но он никогда не жаловался Всевышнему на свою долю и принимал все, что преподносила жизнь, с радостью. Но вот однажды, когда нечем было накормить детей, жена р. Дова-Бера разрыдалась. Хасиды рассказывают, что, услышав плач жены, р. Дов-Бер всем сердцем пожалел ее и детей — и впервые горько вздохнул. В тот же миг он услышал голос с Небес, провозгласивший: «Из-за этого горького вздоха, содержавшего претензию к Небесам, ты лишаешься своего удела в Будущем мире!». В первое мгновения р. Дов-Бер опечалился, но затем радостно сказал: «С этого момента я смогу служить Всевышнему с чистым сердцем, не рассчитывая ни на какую награду!». В этот миг он вновь услышал голос с Небес: «За ту радость, с которой ты готов бескорыстно служить Творцу, тебе возвращается удел в Будущем мире. Но с этого момента остерегись от вздохов по поводу тяжелого положения своих домашних — неужели ты думаешь, что жалеешь их больше, чем Небесный Отец?!» (Сарей амеа 3:7).

В последующие годы р. Дов-Бер избрал поприще странствующего магида (проповедника) — он переходил из местечка в местечко, призывая евреев к раскаянию и пробуждая в их сердцах желание служить Всевышнему.

Согласно преданию, р. Дов-Бер проходил по улицам местечка и созывал народ: «Приходите послушать меня, сыновья Израиля! Я научу вас трепетать перед Б-гом!» (там же).

За несколько лет он побывал в большинстве областей Подолии и Волыни. В дальнейшем он стал городским магидом в Кореце, затем в Ровно, и, наконец, в небольшом городке Межириче на Волыни.

С течением времени посты и другие аскетические ограничения чрезвычайно ослабили его организм. Хасиды рассказывают, что однажды он «постился от шабата до шабата восемь недель подряд, и после этого тяжело заболел». Один из друзей спросил: «Неужели ты не слышал, что в мире есть Бааль-Шем-Тов?! Поезжай к нему, и он тебя вылечит!». Но р. Дов-Бер отказался, ответив стихом псалма (Теилим 118:8): «Лучше полагаться на Б-га, чем на людей!» (Шивхей Бешт 43).

Согласно мнению историков, подлинной причиной отказа было то, что р. Дов-Бер не только «слышал, что в мире есть Бешт», но и был одним из самых ярых его противников, полагая, что этот популярный «чудотворец» и «святой муж» своими простонародными толкованиями профанирует и искажает высокие идеи кабалы Аризаля.

Тем не менее родные Магида из Межирича настояли, и он отправился в Меджибож, заранее сожалея о времени, оторванном от изучения Торы. Войдя к Бешту, р. Дов-Бер попросил излечить его, но в ответ Бешт принялся рассказывать ему различные простецкие истории из своей жизни. Сбитый с толку Магид уже хотел поспешно ретироваться, но внезапно Бешт открыл перед ним кабалистический трактат Эц ахаим (Древо жизни), принадлежащий перу р. Хаима Виталя, и попросил объяснить одно из самых трудных мест в этой книге. Магид высказал свое мнение, однако Бешт возразил: «Ты ничего не понял», и сам объяснил смысл отрывка. И когда он говорил, «сияние, подобною огню, окружало его, — и весь дом наполнился светом» (Сарей амеа 3:7).

В завершение разговора Бешт благословил Магида, обещав, что, несмотря на подорванное здоровье, он проживет еще долгие годы и у него родится сын, о котором люди будут говорить: «Это ангел, а не сын человеческий» (там же 3:18).

Вскоре после этой встречи Магид «стал поправляться, а затем, поселившись в доме» у Бааль-Шем-Това, стал одним из его ближайших учеников (Шивхей Бешт 43).

Позднее, возвратившись в Межирич, он успешно распространял там хасидское учение. В 5520 /1760/ году, перед смертью, Бааль-Шем-Тов объявил Магида из Межирича своим духовным преемником.

В знак этой преемственности некоторые из выдающихся последователей Бешта перешли в ученики к Магиду — среди них и такие лидеры хасидского движения, как р. Йехиэль-Михл из Злочева и р. Нахум из Чернобыля. Хасиды говорили: «Источники высшей мудрости, которые до этого текли к Бешту, теперь устремились к Великому Магиду, р. Дов-Беру».

Начиная с этого времени, центр хасидского движения переместился из Меджибожа в Межирич. В отличие от Бешта, который много странствовал по всей Украине, Великий Магид постоянно находился в Межириче, и все, кто стремился услышать слова Торы из его уст, стекались туда.

В течение всей недели Магид оставался в своей комнате, куда имели доступ только ученики и родные. И лишь по шабатам, облачившись в белые одеяния, он выходил на общую молитву, а затем, во время трапезы, выступал перед многочисленными хасидами. Обладая редкостным ораторским даром, он строил свою речь так, что каждый из слушателей находил в ней ответы на вопросы, волновавшие лично его, — будто Магид говорил с каждым из присутствующих по отдельности.

Магид вселял в сердца слушателей ощущение радости от того, что они рождены евреями. «Человек из народа Израиля, — говорил он, — должен всегда радоваться, поскольку он удостоился быть евреем. И кто не чувствует этой радости, тот проявляет вопиющую неблагодарность к Творцу» (Сарей амеа 4:1).

С некоторой долей веселой иронии Магид утверждал, что «трем основным принципам служения Всевышнему следует учиться у маленьких детей: малыш всегда весел, он никогда не сидит без дела и, когда ему что-то надо, он плачет» (Гдолей адорот).

Ключом к познанию Всевышнего Магид считал преодоление человеком своего эгоизма.

Он говорил: «Евреи — прекрасны, но их уродует эгоизм. Каждый гордо утверждает: “Я — мудрец!” — и эта гордыня уродует даже самых лучших и праведных. Когда еврей произносит в своем сердце: “Я — талмид-хахам (знаток Торы)”, он тем самым отделяет себя от Б-га железным занавесом» (Сарей амеа 1:18).

Слова «Я стою (анохи омед) между Б-гом и вами», сказанные Моше народу Израиля (Дварим 5:5), Магид объяснял так: только «я» (анохи) стоит между Б-гом и народом Израиля — т.е. только «эго», иллюзорное представление о значимости своей личности, отделяет каждого еврея от Б-га (там же).

Уроки кабалы, которые Магид давал для узкого круга учеников, отличались исключительной глубиной.

«До того, как я был впервые допущен на урок Магида, — вспоминал р. Исраэль из Кожниц (Магид из Кожниц), — я изучил восемьсот книг по кабале. И все же, когда я удостоился услышать первый его урок, я понял, что еще не начинал изучать кабалу» (там же 3:16).

Молитва Магида обладала огромной духовной силой — благодаря его заступничеству многие из обратившихся к нему за помощью обретали избавление и исцеление.

Один бездетный хасид, пришедший к Магиду за благословением, попросил, чтобы у него родился ребенок. Но Магид сердито упрекнул его словами стиха: «Разве я тебе вместо Б-га?! (Берешит 30:2). Помолись Всевышнему, и Он даст тебе избавление». «Я уже молился, — отвечал хасид, — но моя молитва не помогла». «Ну, тогда уж лучше попроси, чтобы я научил тебя, как молиться, — сказал Магид, — и тебе не придется ходить ко мне». Хасид ушел от него с разбитым сердцем и с глазами полными слез.

Позднее ученики, слышавшие этот разговор, спросили у Магида, почему он не обещал этому хасиду помолиться за него, как он обещает остальным посетителям. Магид пояснил: «Когда ко мне приходит человек, уповающий на Всевышнего, и просит, чтобы я помолился за него, полагая, что моя молитва будет лучше услышана в Небесах, — я стараюсь выполнить его просьбу. Но этот человек всецело уповал на меня, и поэтому мне пришлось ответить ему так, чтобы он полностью разочаровался во мне и всецело обратился сердцем к Всевышнему. И я убежден, что Творец выполнит его просьбу» (Гдолей адорот).

Обладая качествами выдающегося лидера и наставника, а также особой личностной притягательностью, Магид подготовил более трехсот учеников, впоследствии возглавивших стремительно растущее хасидское движение. Среди них были такие знаменитые хасидские цадики (праведники), как р. Мешулам-Зюша из Аннополя и его младший брат р. Элимелех из Лежанска, р. Шмуэль-Шмелке из Никольсбурга и его брат р. Пинхас Гурвиц (БаальАфлаа), р. Менахем-Мендл из Витебска и р. Аарон Агадоль из Карлина, р. Исраэль из Кожниц (Магид из Кожниц) и р. Леви-Ицхак Бердичевер, р. Шнеур-Залман из Ляд (Алтер Ребе) и р. Яаков-Ицхак Гурвиц (Хозе из Люблина).

Хотя сам Великий Магид в течение десяти лет не покидал хасидской столицы, его посланцы колесили не только по всей Украине и Галиции, где хасидское влияние становилось преобладающим, но и проникали в Польшу, Белоруссию и даже Литву.

Быстрая экспансия хасидизма вызывала резкое сопротивление со стороны Виленского Гаона и его последователей, которые приравнивали хасидское движение к мессианской ереси Шабтая Цви и Яакова Франка. В 5532 /1772/ году раввинский суд Вильно наложил на хасидов «великий херем», отсекающий их от еврейской общины. В том же, 5532 /1772/ году, в результате раздела Польши между Подолией, Волынью и Галицией пролегла государственная граница — связь Магида со многими хасидскими общинами оказалось прерванной.

Эти события оказали пагубное воздействие на состояние здоровья Магида.

Р. Дов-Бер, Великий Магид, умер девятнадцатого кислева 5533 /1772/ года в городке Аннополи, куда он незадолго перед тем перебрался.

Подобно Бешту, Великий Магид не оставил после себя никаких сочинений, однако он не протестовал, когда ученики записывали его уроки, и даже поощрял их к этому.

Его духовное наследие сосредоточено в трех книгах. Книга Магид дварав леЯаков (Говорит Свои слова Яакову) была составлена из записей учеников еще под наблюдением самого Магида в последние годы его жизни. В книге Ор Тора (Свет Торы) собраны его высказывания, в которых комментируются отрывки из Пятикнижия и Талмуда. В книгу Ор аэмет (Свет истины) включены записи его уроков и наставлений, сделанные, в основном, р. Леви-Ицхаком Бердичевером.

Впоследствии вышла также антология Торат Амагид (Учение Магида), в которой собраны его изречения, почерпнутые из книг его многочисленных учеников.

После смерти Великого Магида уже не нашлось лидера, который сумел бы объединить все хасидское движение — его ученики разошлись по обширным пространствам Восточной Европы и создали самостоятельные хасидские центры — «дворы».

Единственный сын Магида р. Авраам, прозванный Малах (Ангел), стал одним из известных хасидских праведников.

Правнуком Магида был р. Исраэль из Ружина, основатель знаменитого хасидского «двора».

с разрешения издательства Швут Ами


Скупость (жадность) есть качество, достойное порицания в большинстве своих проявлений. Читать дальше

История еврейского народа 28. Начало восстания

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Незначительный, казалось, случай истощил терпение евреев и вызвал их открытое восстание

Избранные комментарии к недельной главе Хаей Сара

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Евреи не делают из своих эмоций культа, не устраивают зрелищ. Они не воздвигают мавзолеи над могилами, не превращают могилу в цветники.

Дерех Хаим 110. Комментарий Маараля на трактат Авот. 5:22

Маараль из Праги,
из цикла «Дерех Хаим. Комментарий на трактат Авот»

Общность состоит из отдельных людей. Если человек удостоил заслугой многих, заслуги многих связываются с ним, а если он вводит в грех многих — грех многих связывается с ним

Дерех Хаим 104. Комментарий Маараля на трактат Авот. 5:16

Маараль из Праги,
из цикла «Дерех Хаим. Комментарий на трактат Авот»

Иногда человек не жаден, но завистлив. Он завидует тогда, когда кто-то другой пользуется его деньгами.