Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
...Как только бульдозер арабских строителей приблизился к могиле р. Хаима, мотор заглох и больше не заводился. На следующий день пригнали другой бульдозер, но едва его ковш коснулся святого места, бульдозер перевернулся, скатился по крутому склону вниз, и его водитель погиб...

Раби Хаим бар Моше Ибн Атар (Ор ахаим; 5456—5503 /1696—1743/ гг.) — выдающийся комментатор Торы, один из духовных лидеров поколения.

Согласно указаниям кабалистов, в нем жила душа великого мудреца из Цфата р. Моше Кордоверо.

Родился в марокканском городе Сале — в богатой семье выходцев из Испании. Изучал Тору у своего деда, р. Хаима Ибн Атара, в честь которого он был назван.

Когда период ученичества завершился, р. Хаим организовал ешиву в своем доме и преподавал в ней. Значительную часть своих средств он тратил на благотворительность. В 5492 /1732/ году, когда он еще жил в Сале, в амстердамской типографии вышла его первая книга Хэфец Ашем (Желание Б-га), содержащая его хидушим — аналитические заметки к Талмуду.

Впоследствии р. Хаим Ибн Атар переехал в более крупный город Мекнес, а затем и в Фес, старинный духовный центр евреев Марокко.

В 5498 /1738/ году, когда в районе Феса началась засуха и сопутствующий ей голод, р. Хаим был вынужден перебраться из центра страны на север, в г. Тетуан, расположенный недалеко от Гибралтарского пролива.

Решив совершить алию — подняться в Землю Израиля, р. Хаим вместе с группой учеников отплыл на корабле вдоль северного побережья Африки на восток. Сделав промежуточную остановку в г. Алжире, они временно изменили курс: следующей остановкой на их пути стал итальянский город Ливорно. В итальянских типографиях р. Хаим Ибн Атар издал ряд своих книг. В 5499 /1739/ году в Венеции вышла в свет книга Ор ахаим (Свет жизни) — глубочайший комментарий на Пятикнижие, содержащий множество кабалистических откровений.

Эту книгу высоко ценил основоположник хасидизма р. Исраэль Бааль-Шем-Товом — в дальнейшем она оказала выдающееся влияние на развитие хасидского движения. Один из последователей Бааль-Шем-Това р. Исраэль из Ружина говорил своим ученикам: «Подобно тому как в прошлых поколениях очищению души особенно способствовало изучение святой книги Зоар, так в наше время очищению души более всего способствует изучение святой книги Ор ахаим». Другой знаменитый хасидский праведник р. Хаим из Цанза утверждал, что р. Хаим Ибн Атар «составил свой комментарий в пророческом состоянии (беруах акодеш)» (Диврей Хаим, Йоре деа 2:105).

В последующих поколениях книга Ор ахаим стала столь популярной, что ее название заменило собой имя автора. Более того, к названию книги стали добавлять определение «кадош» (святой) — так традиционно величали только самые великие кабалистические труды: книгу Зоар, книгу Шней лухот абрит (Две скрижали завета), принадлежащую перу р. Йешаи Гурвица (Шла Акадош), а также писания, содержащие учение Аризаля.

Во время своего путешествия по Италии р. Хаим Ибн Атар выступал в различных общинах со своими драшот (толкованиями Торы) и этическими проповедями, производя на многочисленных слушателей глубочайшее впечатление. В этот период возник проект, согласно которому р. Хаим должен был на средства еврейских богачей из Ливорно организовать ешиву в Йерушалаиме: в этой ешиве обучались бы юноши из итальянских общин, и несколько учеников прибавилось к его группе уже в Италии.

В рош ходеш (первый день месяца) ав 5501 /1741/ года автор книги Ор ахаим отбыл из порта Ливорно с группой своих учеников и их семьями — всего около тридцати человек. На корабле они достигли Александрии, а затем, в конце месяца элуль 5501 /1741/ года сошли на берег в аккском порту.

Поскольку в Йерушалаиме свирепствовала эпидемия, они почти год прожили в Акко, посетив за это время многие святыни Северной Галилеи. Они побывали в Цфате, а также на горе Мерон, где погребен составитель книги Зоар р. Шимон бар Йохай. В первый свой Йом-Кипур на Святой Земле они молились в пещере пророка Элияу у подножия горы Кармель, возле Хайфы.

В Тверии р. Хаим Ибн Атар сблизился с главным раввином города р. Хаимом Абулафией. Восьмидесятилетний мудрец, стремившийся возродить Тверию, увидел в авторе книги Ор ахаим своего возможного преемника во главе общины, и поэтому предложил ему основать ешиву в этом городе. По этому вопросу списались с ливорнскими меценатами — но тем временем завершилась эпидемия в Йерушалаиме, и к концу 5502 /1742/ года, после длительных и опасных странствий, р. Хаим Ибн Атар и его ученики прибыли в святой город. Здесь, во временно пустующем доме своего друга р. Иммануэля Рики, Ибн Атар открыл ешиву Кнессет Исраэль (Собрание Израиля), которая сразу привлекла наиболее способных молодых знатоков Торы.

Среди учеников ешивы был и восемнадцатилетний р. Хаим-Йосеф-Давид Азулай (рабейну Хида), один из будущих духовных лидеров народа Израиля. Рабейну Хида вспоминал, что одним из элементов процесса обучения в ешиве было требование взглянуть на Талмуд совершенно свежими глазами: как будто и не существовало до сего дня многих поколений великих комментаторов.

Книга Ришон леЦион (Первый в Сионе), в которую вошли хидушим (аналитические заметки) р. Хаима Ибн Атара на Талмуд и на кодекс Шульхан арух, родилась из конспектов его уроков, данных в этой ешиве.

Согласно традиции, Ибн Атар создал в Йерушалаиме не только «открытую» ешиву, но также и еще одну,«скрытую». В «скрытой» ешиве, доступ в которую был строго ограничен, под его руководством изучались сокровенные тайны Торы (Сарей амеа 6:7).

Р. Хаим Ибн Атар прожил в Йерушалаиме меньше года: пятнадцатого тамуза 5503 /1743/ года, на исходе шабаты недельной главы Пинхас, он был призван Всевышним в Небесную ешиву — ему было только сорок семь лет.

Предание повествует, что в тот час на исходе шабаты, когда умер р. Хаим Ибн Атар, его старший друг р. Хаим Абулафия стоял в Тверии на молитве. Внезапно р. Абулафия упал, лишившись сознания. Спустя полчаса он пришел в себя и сообщил: «В эти минуты в Йерушалаиме скончался р. Хаим Ибн Атар, и я провожал его душу до врат Ган Эдена» (ВезэШаар ашамаим с. 159).

Ученики основоположника хасидизма Бааль-Шем-Това вспоминали, что в то мгновение, когда умер р. Хаим Ибн Атар, их учитель в Меджибоже омывал руки для третьей субботней трапезы (ведь на Украине в ту минуту шабат еще не закончился). Преломив и отведав хлеб, Бааль-Шем-Тов сказал: «Погасла западная свеча». А уже после авдалы, когда шабат завершился, он пояснил, что в тот миг скончался р. Хаим Ибн Атар, пришедший из стран запада в святой город.

Предание повествует, что между этими двумя праведниками, живущими на двух противоположенных концах еврейского мира, существовала крепкая духовная связь. Когда р. Исраэль Бааль-Шем-Тов узнал о том, что р. Хаим Ибн Атар прибыл в Йерушалаим, он решил установить с ним контакт и создать общий центр изучения кабалы на Святой Земле. Бааль-Шем-Тов направил в Йерушалаим специального посланника — своего ближайшего соратника и родственника р. Гершона Кутовера. Сохранилось письмо, отосланное р. Гершоном из Йерушалаима к Бааль-Шем-Тову: «Однажды ты мне поведал, что тебе открылось в видении — пребывает в Йерушалаим мудрец из западных земель, великий знаток доступных и сокровенных разделов Торы, и в этом мудреце сокрыта искра Машиаха, но он сам об этом не знает. А спустя какое-то время ты мне признался, что больше его не видишь и что, по твоему мнению, он уже покинул этот мир. Прибыв в Йерушалаим, я сейчас же разузнал об этом человеке, имя которого было р. Хаим Ибн Атар. И действительно, мне о нем рассказали удивительные чудеса: это был великий праведник и знаток тайн Торы, — и все мудрецы Израиля отличались от него так же, как обезьяны — от человека. Он прибыл в Йерушалаим с несколькими учениками, тоже великими мудрецами и праведниками, но из-за многочисленных грехов поколения, дни его не были продлены — он скончался здесь точно в то самое время, когда ты мне сказал, что больше его не видишь. И когда я поведал о том, что услышал от тебя, здешним мудрецам, их души вострепетали» (Сарей амеа 4:5, 6:7).

Впоследствии выяснилось, что и о прибытии «мудреца из западных земель» в Йерушалаим, Бааль-Шем-Тов сообщил своему посланцу именно в тот день, когда р. Хаим Ибн Атар впервые вступил во врата святого города.

В то же время существует свидетельство, опровергающее утверждение Бааль-Шем-Това о том, что, хотя в р. Хаиме Ибн Атаре и была «сокрыта искра Машиаха», он сам якобы «об этом не знал». Один из иерусалимских учеников р. Хаима, р. Хаим-Йосеф-Давид Азулай (рабейну Хида) вспоминал, что в последний год своей жизни, в ночь на Ошана раба, наставник не сомкнул глаз. Р. Хаим Ибн Атар молился и «его лицо светилось, как солнце, — в своих белых одеждах, он был подобен Б-жьему ангелу». В полночь р. Хаим «зашел в свою комнату, снял белые одежды, облачился в черные и, присев на пол, горько плакал, не сдвигаясь всю ночь со своего места». Сразу же после утренней молитвы он вернулся в свою комнату и сидел в той же позе на полу до того, как приблизились сумерки следующего дня, праздника Симхат Тора, — и тогда он покинул комнату, снова облаченный в белые одеяния. На вопросы учеников, р. Хаим пояснил, что молился о приходе Машиаха. Рабейну Хида заключил из его объяснений, что сам р. Хаим Ибн Атар «был способен и призван стать Машиахом, чтобы привести геулу (конечное избавление)», — и «он был готов открыться», но грехи поколения не позволяли ему реализовать свое назначение. Более того, в ту ночь вступал в силу приговор, несущий народу Израиля неисчислимые беды (в Ошана раба вступает в силу приговор, вынесенный в день Суда — Рош ашана). В своей ночной молитве р. Хаим достиг соглашения с Небесным Судом: в этот год он покинул мир, искупив грехи всего поколения (Толдот аОр ахаимакадош с. 50).

Ешива, основанная р. Хаимом Ибн Атаром в Йерушалаиме, просуществовала после его смерти еще несколько десятков лет, подготовив многих выдающихся знатоков Торы, — в память о своем основателе она стала называться Ор ахаим.

Могила р. Хаима Ибн Атара на Масличной горе в Йерушалаиме и по сей день привлекает к себе многочисленных паломников со всех концов еврейского мира.

После Войны за Независимость 5708 /1948/ года, когда Масличная гора оказалась в руках арабов, они осквернили множество могил на еврейском кладбище. Шоссе, которое они прокладывали через кладбище, должно было пройти и через могилу р. Хаима Ибн Атара. Но как только бульдозер строителей приблизился к его могиле, мотор заглох и больше не заводился. На следующий день пригнали другой бульдозер, но едва его ковш коснулся святого места, бульдозер перевернулся и скатился по крутому склону вниз, и водитель погиб. Строительные работы были приостановлены, а затем шоссе проложили по иному маршруту (Везэ Шаар ашамаим с. 160).

Из книги «Еврейские мудрецы», изд. Швут Ами


Есть ли у Вс-вышнего «Собственное» имя? Ведь имя — это определение, выражение сущности, а сущность Б-га мы понять не можем, тем более не можем её определить Читать дальше

Предопределение и свободная воля

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Б-г абсолютен и безупречен во всех смыслах, — это аксиома и один из фундаментальных принципов Торы. Поскольку Он не подвластен времени, Ему известно будущее. Поэтому, если Б-г знает о намерении человека совершить то или иное действие, можно ли говорить, что человек поступает так по свободному выбору? По логике вещей, он вынужден совершить его, поскольку Творец знал об этом действии еще до его осуществления — никакого другого варианта просто нет. Человеку может казаться, что он выбирает между вариантами, но в действительности существует лишь одна возможность и у человека нет никакой свободной воли.

Храм — связь миров

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Иерусалим, Сион, Бейт а-Микдаш. Здесь встречаются миры; здесь высший духовный мир перетекает в мир низший, физический. Именно здесь началось Творение, формирование самого пространства, распространившегося до масштабов вселенной, и в этой же точке был создан человек.

Кицур Шульхан Арух 6. Законы произнесения «Благословен Он и благословенно Имя Его» и «Амен»

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Книга заповедей. Заповеди «Не делай»: 61-65

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Законы о клятвах

Третья заповедь. Из слова разгорится пламя.

Рав Ефим Свирский,
из цикла «Десять заповедей»

"Не произноси Имя Всевышнего, твоего Б-га, впустую, ибо не простит Всевышний того, кто произносит Имя Его впустую".

О действиях с помощью Имен и колдовстве

Раби Моше Хаим Луццато РАМХАЛЬ,
из цикла «Дерех Ашем»

Глава из книги «Дерех Ашем»

Книга заповедей. Заповеди «Не делай»: 56-60

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Законы войны.

Ликутей Амарим — Тания, часть II. Глава 6

Рабби Шнеур-Залман Бааль аТания,
из цикла «Тания»

Элоким — имя, обозначающее атрибут Гвура и ограничение [Цимцум]. Поэтому числовое значение его также совпадает со словом гатева [«природа»], ибо это имя скрывает свет, который наверху и который творит и оживляет мир, и кажется, будто все в мире существует и происходит естественным образом. Имя Элоким — щит и покров имени Гавайе, оно должно скрыть свет и жизненную силу, исходящие от имени Гавайе и творящие из ничего, дабы они не стали явны творениям, отчего последние перестали бы существовать