Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Богатырь — это тот, кто покоряет своё влечение ко злу в момент, когда близок к совершению греха»Виленский Гаон
Для праведника страдания таковыми не являются

Праведник желает испытаний

Приведем здесь слова Рамхаля, которые касаются отношения самого праведника к испытанию, и они будут дополнением к словам Рамбана: «Однако, чтобы беды и притеснения не были трудностями и препятствиями к любви к Богу, следует человеку дать себе два ответа: один ответ годится для всех, а второй — для мудрецов, обладающих глубиной знания. Первый ответ: “Все, что делается Небесами — во благо” (Брахот 60), то есть, даже то страдание притеснения, которое кажется человеку злом, на самом деле есть истинное благо, подобно врачу, отрезающему плоть или орган, которые испортились, чтобы остальное тело оставалось здоровым и не умерло, хотя действие выглядит как жестокость, на самом деле является истинным милосердием, чтобы впоследствии человеку было хорошо, и человек не перестанет любить врача из-за этого действия, но напротив только станет любить еще больше, также и здесь, когда человек поразмыслит над тем, что все, что с ним творит Бог, творит во благо, касается ли это его тела, касается ли это его имущества, и хотя он не видит и не понимает, каким образом это ему во благо, но это без всякого сомнения есть его благо, тогда любовь его к Богу не ослабнет ни из-за какого притеснения, ни из-за какой беды, но более того, возгорится с большей силой и будет постоянно только возрастать.

Однако те, кто обладает истинным знанием, не нуждаются даже и в этом объяснении, потому что они не видят себя в центре происходящего вовсе, но вся молитва их о том, чтобы слава Всевышнего была приумножена, и чтобы они смогли доставить Ему наслаждение, и чем больше препятствий выпадет им, и им понадобится больше сил, чтобы устранить их, то сердце их будет крепнуть и возрадуются они возможности показать крепость своей веры, как боевой генерал, отмеченный знаками доблести будет выбирать самые сложные бои, чтобы показать свою силу победой в них, и уже известно это о всяком любящем человеке, что он будет рад, если представится ему возможность показать предмету своей любви, каких вершин достигает сила его чувства» (Месилат Йешарим гл. 19).

Так как эти испытания выпадают лишь праведным, нет смысла вопрошать вообще о страданиях, которые их сопровождают, потому что праведника они вовсе не являются страданиями, но напротив, он рад им и желает их.

Для праведника испытания являются качеством благодеяния

«Это качество является качеством благодеяния, а не качеством мести и причинением бедствий, потому что Он испытывает тех, о ком известно Ему, что он останется совершенным в этом испытании, чтобы приумножить награду его, как мы сказали, и потому подвергся Авраам испытанию, чтобы принять это великое служение, и награда его будет вечна, как сказано: “Клянусь Я Собой, сказал Господь, за то, что ты сделал это дело…”, и потому подверглись испытанию сыны Израиля в пустыне, чтобы перенесли они трудности путешествия по пустыне и страх того, что может случиться с ними, во имя Всевышнего и Его Торы, и удостоились бы награды за это, как сказано: “И помни всю дорогу, которой вел тебя Господь Бог твой эти сорок лет в пустыне, чтобы истязать тебя и испытывать, знать, что в сердце твоем”, и еще: “Вспомнил Я тебе добродетель юности твоей, любовь обручения твоего, как ты шла за Мной по пустыне, по земле незасеянной”. Получается, что это испытание является качеством благодеяния, ибо человек получает за него награду, и имя Всевышнего превозносится благодаря ему, потому что оно выявляет, насколько сильной может быть любовь к Нему и трепет перед Ним в сердцах Его слуг, сколь прилежно они исполняют Его заповеди и делают Его волю подобно их воле» (Рамбан, там).

И такой же смысл, отличный от понимания Рамбама, видит Рамбан в испытании маном: «Также и то, что сказано про ман: “Вот, Я посылаю вам хлеб с небес, и выйдет народ и будет собирать каждый день еду на каждый день, дабы испытать его, будет ли следовать учению Моему или нет” — испытание это для Израиля есть исключительно проявление качества милосердия, ведь их еда посылается им отдельно на каждый день, и выходят они в пустыню великую и страшную, безо всякой пищи, уповая на Всевышнего и Его пророка, это то, что написано: “Кормящий тебя в пустыне маном, которого не знали отцы твои, чтобы истязать тебя и испытывать, чтобы дать тебе благо в будущем”».

Таким образом, мы получаем ответ на наш вопрос: мнение Рамбана никоим образом не совпадает с «мнением толпы», что страдание — это беда на данный момент, чтобы дать благо в будущем: «итак, мы выучили, что испытание дано не для того, чтобы подвергнуть человека страданиям, которые умертвят его или превратят его жизнь в сплошной позор и пытку, лишая его возможности служить Творцу и изучать Его Тору, но это есть беспокойство, результат которого — покой, и труд — в конце которого радость и умиротворение, тем более нет в испытании страданий, результат которых стирание имени и потеря этого мира, поэтому не следует путать испытание со страданиями, оно не есть ни страдания из любви, ни страдания искупления, но есть лишь обильное проявление качества благодеяния» (там же).

И все же мнение Рамбана требует пояснения

Следует внимательно рассмотреть два испытания, упомянутых в Торе — ведь согласно мнению Рамбана, эти испытания предназначались праведникам, которые, как заранее известно, не споткнутся в них, и цель их дать благо тем, кто выстоял в них.

Предварим следующее: Рамбан там задает сам себе вопрос из рассказа об испытании царя Хизкиягу, которое он не выстоял: «И если спросишь меня и скажешь: ведь вот, Хизкиягу получил испытание и не выстоял его, как сказано: “И также при послах правителей Бавэля, посланных к нему спросить о знамении, бывшем на земле, оставил его Всесильный, дабы испытать его, и открыть все, что у него на сердце”» (Диврей а-йамим II, 32:31) — на первый взгляд, это, действительно, не совпадает с его словами выше!

Но отвечает Рамбан: «Никогда не испытывал Всевышний того праведника и не просил у него ничего, но он по своей воле согрешил», и в этом смысл слов: «оставил его Всесильный, дабы испытать его», т.е. не сотворил с ним чуда и не помог ему в том деле, подобно чуду, которое сотворил с ним в истории с Санхеривом и излечением от болезни, но здесь предоставил его самому себе, ибо согрешил после исцеления своего, как написано про него (там же: 25): «Но не воздал Хизкиягу за благодеяние, ему оказанное, ибо возгордилось сердце его», поэтому и Святой, благословен Он, оставил его в собственной власти, и превознеслось сердце его и преткнулся он, и это соответствует правилу: «Идущий оскверниться, открывают ему, а идущему очиститься — помогают» (Йома 38б, там же).

Учитывая эти слова, рассмотрим испытание с маном

Ведь сыны Израиля не выдержали испытание маном, и это одно из десяти испытаний, за которые был вынесен приговор поколению пустыни, что они не войдут в страну Израиля, а по мнению рабби Акивы у них даже нет доли в будущем мире, получается, таким образом, что это испытание не было им во благо!

Рамбан сам обсуждает это испытание: «И потому испытывали сыновей Израиля в пустыне, чтобы они научились переносить тяготы шествия по пустыне и страх перед происходящим там во имя Всевышнего и Его Торы, и получили бы награду за это, как сказано: “ И помни всю дорогу, которой вел тебя Господь Бог твой эти сорок лет в пустыне, чтобы истязать тебя и испытывать, знать, что в сердце твоем”, и также: “Вспомнил я тебе добро юности твоей, любовь твою подвенечную, когда ты следовала за Мной по пустыне, по земле незасеянной”, получается, что это испытание есть проявление качества благодеяния, ведь человек получает за него награду» (там же)

И следует объяснить, что есть разница между испытанием отдельного человека и испытанием всего народа Израиля. В испытание одного — награда должна быть получена именно тем самым человеком, ведь иначе в нем нет никакого благодеяния, и это не испытание во благо. Однако, в испытании всего народа Израиля — в этом случае, даже если благодеяние происходит спустя поколения, но в нем есть общее благо для всего Израиля, связанное с их сохранностью в вечности, это считается испытанием во благо. Коли так, то хотя и само поколение пустыни не выиграло от этого испытания, но народ Израиля в истории поколений, его заслуга хождения по пустыне считается его благом и защищает их: «Вспомнил я тебе добро юности твоей, любовь твою подвенечную, когда ты следовала за Мной по пустыне, по земле незасеянной»!


Тамуз — четвертый месяц года, если считать месяцы года с месяца Нисан. В этот месяц отмечается одна из скорбных дат еврейского календаря — пост 17 Тамуза, с которого начинаются три недели траура (недели «Между теснин»). Читать дальше