Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Кто всегда противодействовали Моше на уровне «Баба-яга против!»?

Темы: Ненависть, Моше, Фараон, Ответственность, Левиты, Египетское рабство, Исход из Египта

Отложить Отложено

Здравствуйте! На протяжении всей истории Исхода в Торе фигурируют Датан и Авирам, которые чуть ли не по-детски перечат Моше Рабейну и бунтуют против него на каждом шагу и по любому поводу. Настигли египтяне евреев у Красного моря — зачем ты нас вывел, теперь мы здесь погибнем! Выпал ман и Моше велел не оставлять на завтра (новый выпадет) — нет, оставили, и ман «очервивел». В пятницу выпала двойная порция, а в Шабат не выпадет, не ищите — нет, вышли искать. Как Баба-Яга, которая всегда против! Или «плохиши» в классе, которым лишь бы позлить и «довести» учителя. А в самом начале, когда Моше убил египтянина, преследовавшего еврея, они даже донесли на Моше фараону! Как понять, что ими двигало, несмотря на то, что было очевидно: евреи нуждаются в освобождении и Моше послан с этой миссией? N.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, N.!

Датан и Авирам — действительно загадочные персонажи, которых нужно понять, иначе они выглядят слишком примитивно — как непослушные дети и одновременно отпетые негодяи.

С народом

Прежде всего, те, кто не хотел выходить из Египта, умерли во время казни тьмой. А эти двое, значит, хотели?

Дальше — больше. Красное море расступилось, евреи перешли, египтяне бросились в погоню, но Б-г египтян утопил, «а сыны Израиля прошли по суше среди моря» (Шмот 14:29). Беэр Маим Хаим[i] пишет, что это не просто повтор, а намек на еще одно рассечение моря для «сынов Израиля» — уже после того, как египтяне утонули. Для «сынов Израиля» — здесь множественное число, то есть минимум два человека. Что это были за люди? Датан и Авирам.

Изначально они таки не вышли из Египта, но, увидев чудо рассечения моря, уверовали в Б-га и раскаялись — на тот момент. И специально для них Б-г снова рассек море и дал возможность им присоединиться к евреям! Много чести. Таким-то типам. За что?

Объясняет Маариль Дискин[ii]. Когда после первой попытки Моше освободить евреев фараон только ужесточил преследование, те же Датан и Авирам сказали Моше и Аарону: Б-г вам судья за то, что только ухудшили наше положение и вложили меч в руки фараона (Раши[iii] там же 5:20)!

Казалось бы, еще один выпад негодяев, не упускавших ни одной возможности. Но ведь здесь речь о еврейских надзирателях, поставленных над собратьями и тогда из милосердия не заставивших их работать еще интенсивнее — за это они сами подверглись избиению. В награду за это многие из них удостоились потом стать старейшинами и получить часть духа Моше (Раши к Бемидбар 11:16). И Датан и Авирам были среди этих надзирателей!

Значит, они любили своих собратьев-евреев и были готовы терпеть побои ради облегчения их доли! И потому не умерли во время казни тьмой — тогда умерли евреи, вообще не желавшие иметь какую-либо связь с еврейством; они хотели просто ассимилироваться и стать «полноценными» египтянами. В отличие от них, Датан и Авирам любили еврейский народ и ощущали себя его частью. Это и спасло их во время казни тьмой; они даже удостоились того, чтобы специально для них было рассечено море!

Но, если они так любили собратьев-евреев и жаждали облегчить их участь, почему тогда противились Моше? Ведь он тоже любил евреев и все его действия были направлены на их благо! Датан и Авирам должны были быть с ним заодно!

Что за рабство?

Представляется, что надо лучше понять тогдашнее положение евреев вообще и Датана и Авирама в частности.

Рассмотрим один из эпизодов истории Исхода.

Моше и Аарон начинают требовать от фараона отпустить евреев, а тот говорит (Шмот 5:4): «Зачем, Моше и Аарон, отвлекаете вы народ от дел его? Ступайте к трудам своим!» Раши поясняет: имеется в виду: идите по своим делам — но не продолжать рабский труд, как весь народ. Ибо Моше и Аарон были из колена Леви, которое не было порабощено. Да и видим: они ходят повсюду, не спрашивая разрешения.

Но. Были ведь и другие люди, по крайней мере, двое, которые вечно встречались Моше в его «ходьбе повсюду», — Датан и Авирам. Как мы уже упомянули, выйдя от фараона, Моше повстречал их, стоящих снаружи, и выслушал их обвинения. А им кто разрешил там околачиваться? Они же не из колена Леви, они из колена Реувена!

И первая встреча тоже: как только Моше «вышел к братьям», он увидел, как египтянин избивает еврея, и убил египтянина, а во второй день увидел, как два еврея ссорятся между собой — Датан и Авирам. Их, похоже, никто не гнобил, просто стояли на улице, где хотели, и сами друг друга…

Потом они же донесли, что он убил египтянина. (Как?? До такой степени негодяи и предатели? А если любили свой народ — тем более непонятно!) И Моше пришлось бежать в Мидьян. А потом Б-г сообщает, что Моше может вернуться, «ибо умерли все люди, искавшие души твоей» (там же 4:19). Раши объясняет: это Датан и Авирам. Они были живы, но потеряли имущество, а бедняк подобен мертвому. Надо полагать, бессилием.

То есть, изначально у них было свое имущество — а с ним и влияние. У рабов! Уже после Исхода Б-г повел евреев по кривой, создавая у фараона впечатление, что они заблудились, о чем фараон и сказал «сынам Израиля» (там же 14:3). Обычно эти слова понимают как «о сынах Израиля», которые уже ушли. Но Таргум Йонатан[iv] поясняет: фараон так сказал Датану и Авираму, «сынам Израиля», которые еще оставались при нем. То есть они допускались к фараону! Значит, и раньше не просто «донесли, куда надо» о Моше, а лично фараону, по связи.

Если бы я не знал, что были порабощены все, кроме левитов, я бы сказал, что у Датана и Авирама было какое-то привилегированное положение. Но они, вроде, были рабами. И сказали Моше уже на море: «Не это ли самое говорили мы тебе в Египте, сказав: “Отстань от нас, и будем мы работать на египтян”? Ибо лучше нам служить египтянам, чем умереть в пустыне» (там же 14:12). Значит, служили? И имели богатство, свободу передвижения, были вхожи к фараону? Что же это за рабство такое?

«Ответственный» Реувен против «опасного»Леви

Быть может, Тора дает здесь «намек»: главная суть рабства — не то, что мы представляем по картинкам: бедные рабы что-то там таскают, обливаясь потом, как бурлаки, а надсмотрщики их осыпают ударами кнутов. Ведь, как уже упоминалось, о тех же надсмотрщиках — среди которых были Датан и Авирам — сказано, что они приняли на себя удары, когда требования фараона ужесточились (Раши к Шмот 5:14)!

Они сами были евреями, жалели своих собратьев и стремились облегчить их долю. А в таком случае, возможно, и сумели во многом облегчить? И с полной искренностью заявили Моше и Аарону: что вы наделали! Из-за ваших требований об освобождении фараон только усилил угнетение! А без вас было еще терпимо.

Да, например, могли более-менее свободно передвигаться, владеть имуществом, даже богатством, а с ним приходило и влияние, получить аудиенцию у фараона. Причем, поскольку Датан и Авирам на самом деле явно не подлецы, вполне возможно, что получили всё это честно, и другие тоже так могли.

Ведь может же еврей сегодня иметь все подобные блага в той или иной стране. И не только в демократических странах — при царях и генсеках тоже мог, и не каждый этап изгнания был концлагерь. Более того, можно использовать свое положение и хорошие отношения с властями, чтобы помогать братьям-евреям; будучи де-факто лидером их общины, служить посредником между ними и властями и вести дела так, чтобы все были довольны. Примеров в истории много.

Похоже, именно такими лидерами-посредниками были Датан и Авирам. И, возможно, не случайно именно они: ведь они были из колена Реувена, старшего сына Яакова, всегда ощущавшего ответственность за остальных и, насколько можно, старавшегося урегулировать ситуацию.

Например, при продаже Йосефа: Шимон и Леви хотели его убить, а Реувен их уговорил смягчить меры. Да он уже и по собственному опыту знал, что «решительные действия» могут быть слишком импульсивными и поспешными, — сам в свое время так поступил и был наказан Яаковом — лишен многих прав первенца. И с тех пор раскаялся и, как считает, исправился. Хотя Яаков всё равно подтвердил его «поражение в правах». Как обидно… И трудно смириться. Ведь он продолжает быть ответственным, и вот его потомки Датан и Авирам договариваются с фараоном и обустраивают жизнь еврейского народа так, чтобы она, пусть и рабская, была сносной…

И тут появляется Моше. Потомок Леви! Которого Реувену уже при продаже Йосефа пришлось убеждать, чтобы не совершал импульсивных и непродуманных действий, не убивал. И Яаков отругал Леви (вместе с Шимоном) еще сильнее, чем Реувена: не только импульсивный, но и опасный в своем гневе: и целый город Шхем перебили, и Йосефа чуть не убили.

И что Моше делает сейчас? Убивает египтянина! Опять… Каким ты был, Леви, таким остался! А мы, потомки ответственного старшего Реувена, тем временем сумели здесь преодолеть импульсивность и неплохо поладить с египтянами и с фараоном. Наладить жизнь — и для себя, и для всех евреев. А ТЫ ВСЁ ПОРТИШЬ!!! Борешься за права и свободу евреев — а ты всё продумал? Авантюризм же. Убиваешь египтянина — это неминуемо вызовет гнев египтян и ответные меры. Требуешь от фараона прекращения рабства — добился только ужесточения!

Вот почему они на него донесли! Они искренне посчитали его угрозой для нынешнего благополучия евреев. А также таким способом отмежевались от убийства египтянина: этот убийца, хотя и еврей, — «не наш», он террорист, а мы, остальные евреи и их ответственные лидеры, — не такие, мы за мир и дружбу, сами его осуждаем и хотим, чтобы против него были приняты меры!

Но тогда разве они были не правы?

А с другой стороны, разве Тора не говорит о евреях, изнывающих на стройках, и их младенцах, замурованных в стенах?

Советский Египет

Да, об этом говорится. Но, во-первых, разве не могло быть, как, например, в СССР: одни в местах не столь отдаленных, а другие — в относительном комфорте в столицах, а то и в элите? И последние искренне рады, что у них какая-то жизнь и даже успех! И очень боятся это потерять, получить на свою голову неприятности. И что они думают о диссидентах, и как реагируют? Какие письма подписывают?

А, во-вторых, замуровывание младенцев в стенах — не только жестоко, но и бессмысленно. Зачем? Стена-то так прочнее не будет. Быть может, речь не только и не столько о физическом замуровывании, сколько о духовном? Скажем, забирали младенцев у родителей и «замуровывали» в египетское общество и культуру так, что они полностью ассимилировались и оказывались потеряны для еврейства? Тогда понятно, что и это «по-советски». (Или страшнее, «по-николаевски» — как с кантонистами).

И Моше, увидев в Михе особый потенциал, спас его тоже не от физической смерти, а от духовной: уже в младенческом возрасте была очевидна энергия Михи, и она направлялась в «египетское» русло, а Моше «перехватил», чтобы направить в «еврейское».

Ведь говорят мудрецы, что евреи в Египте опустились до 49-го, предпоследнего уровня «нечистоты». То есть, в такой степени уподобились египтянам. Значит, действительно изгнание заключалось главным образом в этом. Некоторые настолько ассимилировались, что вообще не хотели ничего еврейского, — они умерли во время казни тьмой. Но и другие, которые хотели быть евреями, вовсе не обязательно осознавали, что им необходимо выйти. И пришлось их выводить.

Да, Датан и Авирам сумели наладить какую-то жизнь, даже в чем-то комфортную и успешную. Только всё равно это рабство. Потому что истинное определение рабства — занятие не своим делом, где не достигнешь максимальной реализации. Чтобы достичь ее, надо было выйти из Египта и получить Тору. Пойти за тем самым «экстремистом» Моше. Получив достаточно свидетельств, что его реально послал Б-г.

Синдром «бывших»

И евреи пошли за Моше и вышли из Египта. А Датан и Авирам теперь «вредничают» на каждом шагу в пути. Как это объяснить в свете сказанного?

Очень просто.

В Египте они были лидерами, которые в той ситуации чего-то добились. Моше, с их точки зрения, сначала поставил под угрозу то, что они построили, а затем и вовсе разрушил, взял совсем иной курс. Попутно лишив их лидерских позиций: раньше народ слушал их, а теперь идет за Моше.

Вот и ведут они себя — как типичные «бывшие». Политики и подобные им люди, занимавшие лидерские позиции, а затем смещенные с них либо в результате демократических выборов, либо иного типа борьбы за власть. Как Троцкий, который проиграл эту борьбу Сталину, или Горбачев Ельцину (и неважно во всех этих случаях — весьма различных, — кто и почему прав).

Что все подобные «бывшие» после этого делают? На каждом шагу находят повод покритиковать сместивших их преемников и указать пальцем на то, как те всё делают не так. Повторять свой нарратив: до меня была тьма, потом пришел я и принес свет (его разные оттенки и прелести можно долго расписывать), а потом пришел такой-то сякой, забрал у меня власть (разумеется, в нечестной и грубой борьбе) и теперь вновь погрузил всё во тьму, всё делает не так.

(Власть Моше над нами — это вообще нечто запредельное! Читает нам лекции о том, что не надо замахиваться на других. А сам-то! Мы и наш предок Реувен хотя бы никого не убивали! Хочет нами управлять — уж извини, Реувену, может быть, Яаков и сказал, что нельзя доверить власть, но Леви — тем более! Только Йеуде, который умеет миловать и не казнить. Так что уж, по крайней мере, левит не смеет указывать потомкам первенца Реувена! Он говорит, что делает всё по указаниям Б-га? Нет, что-то здесь не так…)

Вот если бы послушались меня…

А может быть, еще послушают? Если еще остаюсь влиятельным лицом, с группой последователей, и на каждом шагу играю роль «оппозиции», из принципа оспаривая каждый шаг лидера и предлагая свою альтернативную платформу.

Особенно важно быть наготове со своими лозунгами и идеями, когда у лидера что-то не получится — и тогда совершить бросок: вот видите!!! Говорил же я, что он никуда не годится. Надо идти иным путем… Например, за мной.

Этим Датан и Авирам и занимались. Привел Моше народ к морю: с одной стороны море, с другой египтяне. — Что ты наделал, зачем нас вывел, там бы жили и работали (под нашим руководством), здесь умрем!

Выпал ман, Моше велел не запасаться на следующий день. — Опять Моше со своим авантюризмом и неоправданными рисками! А вот что делаем мы, альтернативные ему ответственные лидеры, — запасаемся. Так разумнее, правильно?

И почему Яаков лишил нашего предка Реувена первородства за ту же импульсивность? Тот ведь исправился, понял ответственность — в отличие от Леви! Да, на каждом шагу мы можем выявить очередное импульсивное действие в духе Леви, по возможности предотвратить и доказать, что Реувен более ответственный и осторожный!

Моше велел в субботу не выходить на поиск — а мы предлагаем выйти. А потому что мы — оппозиция, которая всегда предлагает иной путь! Если кто недоволен Моше — вот мы, альтернатива, за нами!

И сработало! Когда разведчики разочаровали народ в отношении Земли Израиля, «…сказали (люди) друг другу: назначим начальника (над нами) и возвратимся в Египет!» (Бемидбар 14:4). Назначим начальника — кого? Говорит мидраш: Датана и Авирама. Они умеют договариваться с властями в Египте и устраивать нам нормальную жизнь. Без светлого будущего, но нормальную сейчас.

То есть на протяжении всего этого периода Датан и Авирам действовали вполне прагматично с точки зрения борьбы за власть: позиционировали себя как альтернативное Моше и Аарону лидерство. Так что они вовсе не были дураками или просто по-детски «врединами». Они были умелыми политиками. (Впрочем, и политики нередко ведут себя как дураки или вредные дети…)

В самом эпизоде с разведчиками не сработало, зато почти сработало, когда поднял бунт Корах и они к нему примкнули. А почему тогда сработало лучше? Потому что сами они, как говорится, представляли прошлое и уже во многом выглядели как старые ворчуны, обиженные отстранением от дел. А вот Корах был харизматик и боролся, вроде бы, не за старое, а за новое, только за иной курс: да, получили мы все Тору у Синая, сейчас идем к Земле Израиля, но пусть не Моше и Аарон будут лидерами, а все мы!

При этом Датан и Авирам продолжают гнуть свою линию (Бемидбар 16:13-14): «Разве мало того, что ты вывел нас из земли, текущей молоком и медом, чтобы уморить нас в пустыне, что ты еще и властвовать хочешь над нами? А ни в землю, где течет молоко и мед, ты не привел нас, ни владения полями и виноградниками не дал». Ох уж эти политики, без всякого стыда несут откровенную чушь, лишь бы звучало хорошо для пропаганды!

Или… они действительно искренне так считали: в Египте было хорошо — благодаря нам! — а тут ты пока никуда не привел нас. Ведь планы прийти в Землю Обетованную пришлось изменить и остаться в пустыне. И кто, спрашивается, после этого более эффективный лидер: мы, наладившие неплохую жизнь в Египте, или Моше, лишивший народ всего этого и заведший в пустыню на неопределенный срок?

Ответственные… авантюристы!

И теперь можно ответить еще на один вопрос: почему Датан и Авирам были наказаны и поглощены землей именно тогда, когда примкнули к бунту Кораха, а не раньше? Ведь они с самого начала досаждали Моше и были против всего, что он предпринимал. Но каждый раз им это, вроде, сходило с рук безнаказанно.

Как сказано, всё это время их неповиновение базировалось на том, что Моше как потомок Леви действует слишком импульсивно, необдуманно и рискованно. Они проявляли недоверие к нему как к «авантюристу» и представали альтернативными лидерами, осторожными и ответственными…

Пока не примкнули к бунту Кораха. Он тоже левит! И поднимает бунт против Моше и Аарона, под руководством которых уже состоялся Исход и Дарование Торы, и все чудеса. Вот уж где авантюра! Как сказал Моше всей группе бунтовщиков: только один станет первосвященником, остальные погибнут.

И Корах действительно думал, что может победить? Так что Моше отдыхает, если и есть тут олицетворение авантюризма левитов, то вот оно: Корах! Самое время Датану и Авираму проявить свою фирменную ответственность и выступить решительно против этого безрассудства — а также продемонстрировать свою удивительную способность ладить и договариваться с теми, кто у власти. И умение урегулировать конфликты и устраивать так, чтобы все были довольны.

Но они присоединяются к Кораху! И, несмотря на все попытки «опасного в гневе» Моше протянуть им руку мира и договориться (Санхедрин 110а, Раши к Бемидбар 16:25), отказываются от диалога, лишь покрывают Моше бранью и, гордо сложив руки на груди, идут на обострение и стоят на своем до конца.

И тем самым показывают: что бы ни было в прошлом, теперь они такие же бунтовщики, авантюристы и горячие головы, как обличаемые ими левиты, а то и больше — и насколько были ответственными, прагматичными и переговороспособными раньше, настолько теперь изменили себе.

Если и были тут какие-то принципы и споры, что лучше для народа, и «ничего личного», теперь, наоборот, «всё личное» — как нередко бывает, борьба перелилась в личную неприязнь к оппоненту, их снедает ненависть к Моше. Ненависть, которая ослепляет и заставляет забыть обо всех своих принципах и полностью утратить контроль. Отсюда дорога — только вниз.

С уважением, Меир Мучник


[i] «Беэр Маим Хаим» — каббалистический комментарий к Пятикнижию. Автор — раби Хаим бар-Шломо Тирер (Черновицер; Беэр Маим Хаим, 5500-5578 / 1740-1817, Польша-Литва, Украина, Молдавия, Эрец-Исраэль) — выдающийся деятель хасидизма, автор знаменитых книг хасидута, раввин города Черновицы (Черновцы).

[ii] Раби Йеошуа-Лейб бар-Биньямин Дискин (Маариль Дискин; 5579-5658 / 1819-1898, Белоруссия, Польша, Литва, Эрец-Исраэль) — выдающийся законоучитель, один из духовных лидеров поколения, «раввин для раввинов». Раби Исраэль-Яаков Каневский (Стайплер) полагал, что рав Дискин был одним из тридцати шести совершенных праведников, на которых держится мир.

[iii] Рабейну Шломо Ицхаки (4800-4865 /1040-1105, Франция, ешивы Германии) — классический комментатор Танаха и Талмуда.

[iv] Йонатан бен-Узиэль — самый авторитетный ученик таны Гилеля, автор Таргума (арамейского перевода) части книг Танаха, в основном, книг Пророков. В противоположность Таргуму, составленному Ункелосом, который обычно представляет собой дословный перевод текста Торы, Таргум Йонатан скорее объясняет и комментирует тексты, точный смысл которых часто очень сложен для понимания.

Материалы по теме


Эта глава начинается с заповеди жертвовать половину шекеля. Примечательно,что эту главу часто читают перед Пуримом, и как раз перед Пуримом и выполняется данная заповедь. Другая половина главы посвящена описанию греха золотого тельца и тому Великому прощению, которое оказал нам Творец. Читать дальше

Недельная глава Ки тиса

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Рав Ицхак Зильбер о недельной главе Ки тиса

Ки Тиса. Золотой телец

Рав Ефим Свирский

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). Долго ли усидишь на двух стульях?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Ки Тиса. вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе