Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

— Хочу стать йогом, — обратился ко мне Миша со звонкой еврейской фамилией (не упоминаю ее, чтобы сохранить конфиденциальность деталей биографии известного в Израиле раввина). — Ты знаешь какого-нибудь преподавателя йоги?

… Не знаю, почему тогда, в сентябре 1979 года, Миша завел на перемене со мной разговор о йоге. Однако я понимал, что это моя последняя возможность откровенно поговорить с однокурсником. Меня уже исключили из Московского института связи «в связи с выездом в Израиль». Хотя до выезда было еще далеко: вместо визы, я получил «красную» повестку в военкомат…

— Миша, ты еврей? — спросил я.

— Записан русским, — уклончиво ответил он, но затем доверительно добавил. — Мама и папа — евреи, но записали меня русским.

— Тогда отвечу тебе как еврею: есть что-то более важное для тебя, чем йога. Это Тора. Кстати, прочти слово «йог» по-еврейски, справа налево.

— Получается слово «гой» (нееврей).

— Нееврейское это дело — стать йогом. Йога может укрепить здоровье, но не определяет системы ценностей, ради которых мы живем. Занятия йогой могут быть инструментом, но не самоцелью. Тора же помогает каждому из нас открыть цель: определить свое уникальное предназначение в жизни…

Вскоре робко, преодолевая страх, Миша начал приходить ко мне домой по четвергам на занятия Ильи Эссаса. Сделал обрезание, взял еврейское имя Моше и продолжил заниматься Торой. Я уехал в Израиль и начал учиться в иерусалимской иешиве «Атерет Исраэль», а пять лет спустя Моше присоединился ко мне. Помню, как мы впервые открыли Талмуд, и я был совершенно потрясен способностью Моше понимать сложные комментарии. Для того, чтобы изучать Талмуд, требуется не только знание иврита и арамейского, но и отточенная техника мышления, которая формируется годами учебы. Последние пять лет я провел в иешиве, напряженно изучая Талмуд, в то время как Моше учился в институте, работал, не имея в Москве доступа к преподавателям. И, тем не менее, он читал Мишну, Талмуд, и, к моему изумлению, проникал в суть одного классического комментария за другим. Произошло какое-то чудо: Моше учился так, как могли учиться лишь те, кто провел много лет в иешиве. Как успевал он заниматься Торой, одновременно учась в институте?

— Я относился к учебе, как к деньгам, — ответил Моше. — Я изучал Тору каждый день, а в те дни, когда мне не удавалось заниматься, я говорил себе: мог долг — это изучение Торы, и если я пропустил день, то должен это время вернуть на следующий день, ведь долг платежом красен!

… Любопытно, что царь Соломон учил, что, изучая Тору, человек должен относиться к обретению знаний, как к деньгам, одновременно надеясь найти клад!

«Если будешь стремиться к Торе, как к деньгам, и искать ее, как клад, то постигнешь трепет перед Всевышним и обретешь познание о Б-ге. Ибо Всевышний дает мудрость, из уст Его разум и понимание» (Притчи, 2:4—5).

Мудрейший из людей сравнивает познание Торы со стремлением к деньгам и поиском клада. Однако это совершенно разные вещи: деньги зарабатывают трудом, а клад находят, не прилагая усилий. Впрочем, царь Соломон хотел научить именно этому: если ты будешь относиться к учебе, как к зарабатыванию денег, трудиться, изучая Тору, то Всевышний не только даст тебе заработанные трудом знания, но и сверх того откроет тебе клад мудрости! Ведь, в конце концов, «Всевышний дает мудрость», Тора даруется, и в этом смысл названия праздника Дарования Торы. Синайское откровение — это не только событие прошлого, но и сегодня Тора даруется Всевышним тем, кто этого заслуживает трудом и добрыми делами.

Эту же мысль выражал отец Соломона царь Давид: «Радуюсь я словам Твоим как нашедший великую добычу» (Псалмы, 118:162). Добычу не находят, ее добывают усилиями. Однако если человек борется за знания своим трудом, то будет радоваться, найдя великую добычу, — клад мудрости!

… «И отсчитайте себе от второго дня праздника (Песах) семь полных недель… отсчитайте пятьдесят дней» (Ваикра, 23:15).

Так сколько дней считать после праздника Песах? Семь недель, то есть сорок девять дней или пятьдесят? Еврейская традиция указывает считать сорок девять дней, а на пятидесятый отмечать праздник Дарования Торы. Но почему мы не отсчитываем пятидесятый день, как сказано в Торе: «Отсчитайте пятьдесят дней»?

Если человек делает все от себя зависящее для обретения знаний Торы, отсчитывает сорок девять дней, поднимаясь на сорок девять уровней святости, то тогда на пятидесятый день он обретет клад. Всевышний дарует ему мудрость, которая выше его человеческого понимания и сил. Это будет великий дар мудрости Торы, который невозможно обрести только своими человеческими усилиями.

«И даже если человек упустил что-то в своей жизни, пропустил что-то из счета 49 дней, то путь все равно не отчаивается: в день Дарования Торы он может в одно мгновение “сосчитать пятьдесят дней” и удостоиться дара мудрости!», — объяснял ребе Исроэль из Кожниц (1733—1814 гг.).

В момент Синайского откровения евреи стояли вокруг горы Синай: каждое колено со своим флагом, каждый на своем определенном месте. Это физическое расположение евреев вокруг горы Синай отражало духовную реальность: у каждого человека свое место в Торе, свое предназначение в мире.

Передвигаясь по Синайской пустыне, евреи окружали Шатер Собрания, так же, как стояли вокруг горы Синай. «Каждый при своем знамени, со знаками своего дома отцов… вокруг Шатра Собрания» (Бемидбар, 2:2). Изучая Тору, человек открывает свое предназначение, и, преодолевая сомнения, обретает радость, ибо теперь он может исполнить то, ради чего пришел в этот мир: «Радуюсь я словам Твоим, как нашедший великую добычу». Ибо в словах Торы человек находит себя!


Чтобы понять, почему Храм был построен именно в Иерусалиме, нам следует сначала понять, каковы функции Храма. А затем вдуматься: в чём сущность Иерусалима и почему именно этот город подходит для того, чтобы в нём был построен Храм. Попытаемся же задуматься, в чём сущность Иерусалима, чем он отличается от других городов? Читать дальше

Гибель Иерусалима

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

«Оживший» мертвец

Журнал «Мир Торы»

Предлагаем вашему вниманию рассказ из книги Менахема Герлица «Ерушалаим шель мале» - «Этот возвышенный город» в переводе Александра Красильщикова.

Западная Стена Храма — Котель Маарави

Журнал «Мишпаха»

Западная стена Иерусалимского Храма — самое святое место молитв после разрушения Храма почти 2000 лет назад. Здесь мы оставляем записки с просьбой к Б-гу, здесь мы молимся о возрождении Храма. По преданию Б-жественное присутствие никогда не покидает Стены Плача... Западная Стена Храма — Котель Маарави. Обычаи, факты и даты.

Берлин и Иерусалим

Раби Меир Симха из Двинска Ор Самеах

Рабби Симха Меир Коэн из Двинска о цикличности еврейской истории, «прогрессе», гордыне и регрессе

История еврейского народа 32. Осажденный Иерусалим

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Весной 3828 (68) года Тит подтянул свои войска к Иерусалиму.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

История еврейского народа 6. Эзра и Нехемия

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Духовная жизнь в Эрец Исраэль. Эзра-спаситель. Народное собрание. Миссия Нехемии.

Саба Кадиша

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Уже в молодые годы р. Альфандари стал известен как бааль мофет — чудотворец, чьи слова способны оказывать влияние на реальность. Один из таких случаев произошел на глазах множества свидетелей. Группа ученых-натуралистов обсуждала в его присутствии вопрос о причинах землетрясений: в дискуссии назывались многочисленные геологические и климатические факторы, вызывающие это грозное явление природы. В конце концов, ученые пришли к выводу, что в настоящий момент в районе Стамбула никаких естественных предпосылок для зарождения «подземной бури» не существует. «Знайте, — обратился к ним р. Альфандари, — что хотя, по вашим прогнозам, землетрясение сейчас никак не может произойти, но если Творец захочет, чтобы оно произошло именно сейчас, то так и будет». В этот момент раздался тревожный подземный гул, и весь Стамбул был потрясен могучим содроганьем земли