Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Человечество не совершенствует и не исправляет себя и мир, значит, оно безнадежно?

Темы: Исправление, Цель творения, Душа, Смерть, Жизнь, Адам

Отложить Отложено

Добрый день, уважаемый раввин. По логике, человечество должно было прийти к исправлению себя и мира. Но это же не работает, от слова совсем. Да, правоверные евреи действительно прилагают массу усилий к этому делу, но их очень небольшое меньшинство.

А все то, с чем мы должны бороться, все еще присутствует. Воровство, убийства и т. д. — не мне вам рассказывать. Так что хочется иногда сказать: Г-сподь, жги! Про духовное обеднение людей я вообще молчу. Современное состояние дел оставляет желать лучшего. Что делать? Спасибо за вашу работу.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте!

Вы задаете хороший вопрос.

Сколько лет стремимся к исправлению и совершенствованию мира — и где же оно?

Особенно ввиду того, что у нас принято называть «снижением [духовного уровня] поколений» (йеридат а-дорот): каждое следующее поколение по уровню ниже предыдущего. Это ощущение есть и у евреев, и у неевреев: уже нет великих раввинов такого масштаба, какие были раньше, уже нет таких государственных деятелей, как в былые времена, или ученых, или писателей, или музыкантов. Какой политик сегодня сравнится с Черчиллем или де Голлем, какой ученый — с Эйнштейном, какой поэт — с Пушкиным, какой композитор — с Моцартом или Чайковским? И даже те, кто верит в эволюцию, должны признать, что таких ученых, как Дарвин, уже нет!

Или, как говорили все и всегда: «Ну и молодежь нынче пошла!»

Так куда же катимся, и как же насчет исправления и совершенствования мира, которым, вроде бы, занимаемся?

Расширим вопрос: его ведь можно задать не только о человечестве в целом, но и об отдельном человеке. Каждый человек, вроде бы, должен стремиться к самосовершенствованию. Но к какому состоянию он приходит к концу жизни? К старости. У разных людей, конечно, по-разному, но для многих старость означает ослабление физическое и умственное, человек «впадает в детство», становится менее гибким и терпимым, более раздражительным, теряет память, а то и вовсе рассудок, с ним трудно… Не радость, а совсем наоборот. И это — итог жизненного труда по самосовершенствованию?

Возможно, мы не совсем правильно понимаем, как именно работает это исправление и совершенствование.

Тора и биография

Автор книги «Маор лэ-Мелех» замечает: в двух особых случаях мы произносим не просто Кадиш, как в каждой молитве, а Кадиш а-Гадоль — «Большой Кадиш». Первый случай — завершение (сиюм) изучения одного из трактатов Талмуда. Второй — похороны.

Казалось бы, какая между ними связь? Совершенно разные, даже противоположные по характеру события. Первое — возвышенная радость достижения в изучении святой Торы. Второе — смерть человека и траур.

Ответ такой: на самом деле все-таки общий знаменатель есть. Смерть человека — боль и утрата для нас, тех, кто продолжает жить в этом мире, но уже без него. Для него же самого, если достойно прожил, это вовсе не трагедия, а, наоборот, переход туда, где он, наконец-то, получит истинную награду за свои правильные действия — в этом-то мире, с его проблемами и печалями, истинного блаженства все равно быть не могло.

Но какая все-таки связь с завершением изучения трактата? Как говорят мудрецы, при жизни человека «…книга раскрыта, а рука записывает» (Авот 3:16), «…и все твои деяния записываются в книге» (там же, 2:1). Там, на Небесах, человеку «в режиме реального времени» пишут биографию — совершенно объективную и правдивую, всё — как есть. И теперь, по окончании его жизненного пути, эта книга завершена. Таким образом, похороны — тоже завершение книги.

Но возникает вопрос. Ведь книги бывают двух типов. Первый — история, у которой есть начало и конец. На каждом этапе повествования описываемая ситуация меняется, и к концу книги того, что описано в начале, уже нет. Есть только финальное положение дел. Второй тип — справочник, энциклопедия. Все, что описано в ней, существует одновременно, и расположены ее главы не обязательно хронологически, а в том порядке, в каком информацию удобно искать, например, в алфавитном.

Так вот, понятно, что Тора — это Книга именно второго типа. Она — свод законов, которые все действительны одновременно. Тогда как биография человека — вроде бы, книга первого типа: история с началом и концом. Ведь в конце жизни человек уже не тот, каким он был в начале. Когда речь идет о книге первого типа, еще понятно, что завершение ее написания или изучения — своего рода достижение совершенства: теперь написана/изучена вся одновременно существующая истина. Но с книгой второго типа, особенно, биографией человека непонятно: какое совершенство достигается при ее завершении? Ведь, в конечном счете, все этапы жизни уже в прошлом, сейчас их нет.

Ответ, должно быть, такой: на самом деле вся жизнь, со всеми ее этапами, сейчас есть! Нет, не здесь, а там, куда уходит человек после смерти. Его биография — это тоже справочник, в котором содержание всех страниц и глав существует одновременно, и теперь этот справочник завершен. (А поскольку человек — «маленький мир», а Тора — «ДНК» мира, Б-г «смотрел в Тору и творил мир», то завершение — как биографии человека, так и изучения части Торы — это этап в совершенствовании мира. По этому особому торжественному случаю и произносится Большой Кадиш).

Мои года мое богатство

А это значит, что на самом деле каждый этап жизни человека — это цель сама по себе. Просто так устроил Б-г, что один этап вытекает из другого, но на самом деле каждый из них представляет собой отдельное задание и, по сути, отдельную «мини-жизнь».

Оно и логично: ведь в жизни человек меняется и не остается в точности тем же. В молодости он один, в старости — уже другой. Тот, да не тот. (Соответственно меняется и внешний вид: тоже тот, да не тот.) И на каждом этапе быть «хорошим» означает что-то другое. Быть хорошим школьником — это хорошо учиться, выполнять домашнее задание, не драться с другими школьниками. Быть хорошим работником — уже нечто иное: тут обычно нет домашнего задания или соблазна подраться, зато есть другие предписания и соблазны. На другой должности — опять другие. А в личной жизни надо быть хорошим супругом, потом хорошим родителем и так далее.

На каждом этапе человек добивается той или иной степени совершенства в том, чем он должен быть на этом этапе, и это достижение «записывается в книге» на Небесах. Эта страница его биографии — какое-то совершенство его души, какое он ощутит уже потом, когда будет завершена вся биография. Тогда все эти этапы каким-то образом сольются воедино, в одно общее совершенство, всю его душу целиком.

И получается, что истинное его конечное состояние — не то, в котором он был в последний момент жизни, а совмещение всех ее этапов воедино, каждого — с тогдашним состоянием души и степенью достигнутого тогда совершенства.

Опять же, оно и логично: ведь что такое конкретный человек? То, кем он был в молодости или в старости? Чей облик на итоговой «паспортной фотографии»: молодого или старика? И то, и другое вместе взятое, единое целое, разные этапы жизни которого в этом мире — лишь отдельные аспекты.

Сказано в Торе (Берешит 24:1): «А Авраам стар, на склоне дней (ба ба-ямим)», буквально — «пришел в днях». И о Яакове сказано (там же 47:29): «И приблизились дни Исраэля к смерти». Смысл: к завершению жизни каждый из этих праведников пришел вместе со всеми своими днями; они «приблизились», чтобы собраться воедино, в один багаж, результат всей деятельности в жизни. «Мои года — мое богатство», в буквальном смысле.

Частицы души Адама

Но почему именно так устроена жизнь? Потому что душа каждого человека — это частица души первого человека — Адама. Мудрецы говорят (Мидраш Танхума, гл. Пкудей 3), Адам был не просто первым человеком, его душа заключала в себе души всех его будущих потомков всех времен и народов. То есть «человечество» — это был он. В его душе содержались все возможные аспекты души.

Ведь каждый народ обладает своим характером и типом души, у каждого своя жизнь со своими испытаниями, своя роль. И каждое поколение, даже одного и того же народа, тоже живет в свою эпоху и выполняет свою роль, ведь этапы истории очень разнятся между собой. Но изначально все эти разные души были слиты в одну, душу Адама. И, если бы он выдержал испытание, то привел бы этим всю свою всеобъемлющую душу к совершенству уже тогда.

Но он не справился со своим заданием. Поэтому его душа была разбита на составляющие, которые были распределены по разным эпохам и народам: всю душу сразу одним гигантским усилием исправить не удалось, поэтому придется по частям. Каждый человек получил частицу души Адама, которую он должен исправить и усовершенствовать, и свое задание, выполнением которого он это осуществит. На каждом этапе его жизни он выполняет определенную часть своего задания, которую «сдает», и получает следующую часть — переходит на следующий этап своей жизни. Потом эти выполненные части задания сливаются воедино, в общее выполненное задание этого человека; исправленные частицы его души — в одну общую душу.

Но и эта общая душа — только частица еще более общей души данного поколения данного народа, которая достигает своего исправления с помощью выполнения общего задания — слияния выполненных заданий отдельных людей и их исправленных душ. А там сольются воедино и души всех народов и поколений. Так будет исправлена душа Адама-человечества.

Поэтому все, что сказано выше о душе отдельного человека и этапах его жизни, справедливо и в отношении мира и разных этапов его истории. Хотя Б-г так спланировал историю, что эти этапы вытекают один из другого, каждый этап — сам по себе цель. У каждого поколения свое задание и свой тип совершенства его общей души, которого он добивается выполнением этого задания. Например, заданием военного поколения была борьба с нацизмом, тогда как у нынешнего поколения уже другие задачи.

Поэтому меняется характер людей, их достоинства и недостатки: каждое поколение наделено теми, какие ему нужны для его борьбы с собой и работы. Как сказано, в конечном счете, все выполненные задания и усовершенствованные души народов и поколений сольются в одну всеобъемлющую душу.

Но понятно, что уже не совсем на этой шкале времени, внутри которой мы находимся. Здесь — «цех», в котором на конвейерах общая душа Адама собирается-исправляется по деталям, каждый «рабочий» привинчивает свою, а потом эту душу «выкатят» уже в другое, более подходящее место для того, чтобы она «расправила крылья». (И в самом «цехе», как водится, может стоять неприятный шум, запах и пыль. Тут ведь не рай).

До «светлого будущего» доживут все, его создавшие

Теперь понятно, почему идеальным мир не становится, а в некоторых аспектах с течением времени даже «впадает в детство». Об этом можно было бы волноваться, если бы мы придерживались таких идеологий, как коммунизм или либерализм, предполагавших «светлое будущее» уже в этом мире, рай на земле: так движемся мы туда или нет? К такому-то году будем жить при коммунизме или при демократии, или в «пост-расовом» обществе… А, может быть, все-таки еще лет через десять. Или в новом веке. Или уже новое поколение. И не обидно, что все люди, которые умерли до сих пор, получается, так и не дожили до того светлого будущего, до того правильно устроенного мира, а прожили всю свою жизнь в мире неправильном?

Нет, «правильный» мир — это именно тот, в котором они жили, для каждого поколения и для каждого человека свой, где ему дается часть задания Адама и необходимые условия для ее выполнения. Мир, в котором существует нацизм или терроризм, или просто воровство и убийства, с которыми надо бороться и этим совершенствовать свою душу. И конкретные проблемы, которые надо решать каждому человеку.

Будет побеждено одно зло — придет другое, будет решена одна проблема — возникнет другая. Не потому, что мир безнадежен, а потому, что он создан для выполнения таких заданий и человек не должен без них «простаивать». Поэтому после завершения одного этапа будет дана следующая часть общего задания, выполнение которой потребует несколько иных условий, и «правильный» мир станет для этой цели несколько иным. Необязательно более совершенным, т. к. следующая часть задания не обязательно более приятная. Скорее, по крайней мере, в случае человечества, — более «мелкая».

Ибо общая человеческая душа устроена как дерево: его рост и развитие идет от мощных корней к более тонким и мелким ветвям. Более ранние поколения — более мощные корни и стволы, за ними — более тонкие «ветви». Поэтому и есть ощущение, что на каждом этапе очередные «ветви» мельче, чем «ветви» предыдущих этапов.

Но это не значит, что мы сбились с пути к достижению общей цели — исправления человечества. Ибо оно произойдет в результате завершения «выращивания» и исправления всего «дерева», всей пышной кроны души всеобъемлющего Человека. Включая ветки: их тоже необходимо исправить, чем мы на последних этапах и занимаемся. И, если некоторые ветки мелковаты, то на то они и ветки, ничего «неправильного» в этом нет.

Главное — чтобы они правильным образом заняли свое место в общей картине. А это произойдет уже в конце, когда исправленные ветки сольются с уже исправленными на предыдущих этапах более мощными стволами и ветвями. Тогда получится единое красивое и исправленное дерево души Адама-человечества, в котором у каждого человека, достойно прожившего свою жизнь, будет свой удел.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме


В недельной главе «Тазриа» («Зачнет») изложены законы, определяющие состояние ритуальной нечистоты у человека Читать дальше

Недельная глава Тазриа

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера на недельную главу Тазриа

Избранные комментарии к недельной главе Тазриа

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Ни одна часть Б-жественного Закона не может служить столь действенно для развенчания иллюзии относительно «гигиенических целей Моисеева законодательства», как эта глава

Мидраш рассказывает. Недельная глава Тазриа

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

«Тазриа» («Зачнет»). Нерасторжимый союз

Рав Бенцион Зильбер

Глава «Тазриа» содержит законы, определяющие состояние ритуальной нечистоты у людей и вещей, вызванное родами и болезнью цараат (в переводе — проказа; особая болезнь, не тождественная той, что называют проказой в наше время).