Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Я устал сопротивляться злу…

Темы: Иудаизм и Христианство, Дурное начало, Йецер а-ра, Политика, Споры, Добро и Зло, Конфликты, Насилие

Отложить Отложено

Уважаемый раввин, я устал сопротивляться злу. Потому что знаю из собственного опыта, что если я, чувствуя свою правоту, начинаю доказывать злу, что оно — неправо, убеждённость зла в своей правоте только усиливается.

Я знаю, ваше отношение к основателя христианства, но он сказал правильную вещь. Он сказал, что в споре со злом нужно подставлять другую щеку под удар. Наверное, он взял этот принцип из иудаизма. Невозможно «реформировать» зло, сопротивляясь ему.

Мне кажется, что, только подчинившись требованиям зла в конфликтных ситуациях, когда зло ожидает сопротивления, можно «реформировать» зло. Но и этому правилу есть свой предел. Наверное, существуют такие ситуации, в которых необходимо сопротивляться злу. Дмитрий

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Дмитрий!

Судя по формулировке Вашего вопроса, представляется, что нам надо прояснить: речь может идти о двух разных вещах:

  1. Сопротивление злу.
  2. Спор со злом.

И это не одно и то же.

Сопротивление — это действие. Другая сторона действует так-то, а я ей противодействую, чтобы по факту не допустить ее успеха.

Спор, в котором я пытаюсь доказать другой стороне, что она не права, — это не действие, а словесная дискуссия. Попытка убедить другую сторону в том, что ей вообще не следует действовать, и тем самым избежать необходимости сопротивления.

Так вот, в отношении сопротивления злу не соглашусь с Вами, а в отношении спора со злом — соглашусь.

А именно:

Не сопротивляться злу, а «подставлять другую щеку» — это известная идея основателя христианства, и да, мы с ней не согласны. С какой это стати подставлять? Почему я должен невинно страдать, а зло торжествовать?

Чтобы мне научиться «смирению»? Нет, смирение — это признавать свою неправоту, когда я не прав! То есть — когда зло внутри меня. И потому борьба со злом — это борьба с самим собой. Со своими слабостями и недостатками. С тем, что у нас называют ецер а-ра («дурное начало», «стремление к злу»). Это очень сложно! И лично я не могу заявить, что всегда справляюсь.

Если же какой-то другой человек реально бьет меня по щеке, а я ему ничего не сделал, то уж извините…

Кстати, а что делать, если я вижу, что бьют по щеке другого человека — и это незаслуженно? Убеждать жертву подставить другую щеку, а то и «помочь» ей ее подставить? Надеюсь, понятно, что это уже не «непротивление» злу, а само зло, пособничество ему.

И если и есть у нас хоть какой-то ответ на вопрос, почему в мире столько зла и страданий, то он следующий: потому что наша цель — бороться со злом, избавлять других от страданий и так становиться достойными людьми.

Другое дело, что если под ударом я сам, то не всегда способен объективно оценить, прав ли я в этом конфликте: мне-то очевидно, что я прав и что я «ничего ему не сделал», но другая сторона может ощущать то же самое, и иногда действительно не помешает смирение.

Но — только потому, что я могу оказаться неправ, а значит, зло во мне самом и бороться нужно с ним. И тогда надо просто отказаться от нанесения удара второй стороне: ведь если я неправ, то уже мой удар — зло.

Но и оппонента провоцировать на удар не надо: если человек и заслуживает какие-то страдания, то Б-г решит, какие и в какой дозировке. Самому же напрашиваться и подставляться — это просто мазохизм! Нормальный здоровый человек на такое естественным образом не захочет пойти, и нечего свою психику ломать.

Это — что касается сопротивления другой стороне, когда она оказывается злом.

Но в отношении СПОРА с другой стороной, где я пытаюсь доказать свою правоту и ее неправоту, Вы совершенно правы: такие споры по большей части бессмысленны, и типичный результат — другая сторона только сильнее убеждается в своей правоте. Почему?

Потому что человек отождествляется со своей позицией, и когда ему говорят, что он неправ, что он должен что-то изменить, он воспринимает это как атаку на саму свою сущность — т. е., по сути, как покушение, попытку «убить» его. И естественным образом сопротивляется. Тут вступает в действие инстинкт самосохранения.

Тем более, если его пытаются убедить в том, что его позиция — зло! Даже Гитлер себя злом, скорее всего, не считал. Опять же, объявить человека злом — это значит: постановить, что он не должен существовать!

Более того, я-то знаю, что я хороший и все позиции, которые занимаю, основаны на доводах и ощущениях, которые считаю правильными! Поэтому тот, кто объявляет их ложными и злыми, явно не знает того, что знаю я, или не понимает. Это ОН дурак или злодей, а не я! Не дам ему восторжествовать! Засыплю аргументами и фактами — пусть узнает, пусть поймет!

Другая сторона, в свою очередь, ощущает, что ее «массированно обстреливают» аргументами и фактами, чтобы уничтожить! НЕЕЕТ! Чем угодно, но защищусь, сам обстреляю… И т. д.

Таков типичный механизм спора — с обеих сторон, и потому естественный результат — ужесточение позиций: каждая сторона считает, что ведет священный спор со злом, в котором нельзя уступать. Наоборот, в ответ на каждую атаку нужно только лучше укреплять свои позиции и решительнее атаковать позиции противника, чтобы зло не восторжествовало, а пало!

Поэтому чаще подобные споры заканчиваются не достижением какого-то согласия, а, наоборот, как сказано, ужесточением позиций. И поэтому таких споров лучше избегать: даже если другая сторона — зло, ничего мы ему не докажем и не убедим отказаться от своих действий.

А во многих случаях о действии вообще речь не идет, а просто я пытаюсь заставить оппонента отказаться от своей точки зрения и согласиться с моей. Зачем? А затем! Таковы ведь по большей части споры о политике. Можно сколько угодно спорить о России и Украине, но если наш собеседник не Путин или Зеленский — или еще кто-то, могущий реально повлиять на события, то тут, даже если мы что-то докажем, всё равно никак на ситуацию не повлияем. А лишь удовлетворим свое самолюбие.

Опять же, занимая одну из позиций и отождествляясь с ней, человек пытается «убить» оппонента, занимающего иную позицию, а тот — его. Поэтому результат, скорее всего, будет аналогичным вышеупомянутому: спорщик будет не удовлетворен, а раздражен, а то и «ранен». Оппонента не «убьем», но своего друга в нем можно «убить», если достаточно больно ранить или доказать, что мы «безнадежно на стороне зла». Да, пытаясь доказать, что на стороне зла находится ОН, докажем, что мы сами! Хотя, конечно, соблазн большой.

Итак, в этом мы с Вами согласны: спорить бесполезно.

Но это не значит, что не следует сопротивляться и противодействовать! Ведь действовать можно и без разговоров. Можно и не доказывать другой стороне, что мы правы, а просто физически ее остановить. И пускай при этом думает о нас, что хочет, пускай матерится от бессилия и злобы, если так ей легче.

Другое дело, что перед тем, как вступать в драку/войну, лучше попытаться решить конфликт мирным путем. Но поскольку, как сказано, споры, кто прав, обычно нерезультативны, речь идет, скорее, о попытке достижения компромисса на практике.

Сторона А хочет этого, а сторона Б — того, их позиции несовместимы, поэтому каждая собирается попытаться добиться своего силой. А если сторона А получит какую-то часть того, что она хочет, и сторона Б — какую-то часть и так «поделят пирог», то согласятся ли обе отказаться от дальнейшего противоборства?

Или можно попытаться воздействовать на позицию той или иной стороны «кнутом» и/или «пряником»: угрожать чем-то еще или предложить какую-то дополнительную выгоду. Но это, опять же, из сферы практики, а не теоретического доказательства правоты. В дипломатии занимаются и спорами, и подобными «торгами», но, если что и приносит результаты, то чаще — «торги».

Таким образом, спорить со злом не надо, действительно — вряд ли поможет. Но можно и нужно ему противостоять. Только сперва убедиться, что зло на самом деле находится с другой стороны, а не внутри нас самих. И, даже если надо что-то отвоевать у другой стороны, сначала убедиться, что миром и компромиссом — невозможно. И тогда — действительно бороться. Но щеки не подставлять. Больно же!

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме

Кто создал зло?

Рав Реувен Куклин

Если Б-г — абсолютное добро?..

Еврейская Тора и христианские миссионеры 1. Почему мы не христиане

Рав Арье Каплан,
из цикла «Еврейская Тора и христианские миссионеры»

Почти два тысячелетия христианские миссионеры убеждали евреев принять их веру, но всякий раз терпели неудачу. Что двигало нашими предками? Почему они оказались столь «неуступчивыми»?

Что же всё-таки рождается в споре?

Рав Лейб-Нахман Злотник

Спор, размежевание — это не просто зло, а невероятная трагедия. Творец Един и Он — Истина. Всё, что делится хотя бы надвое, априорно не может претендовать на истину.

Заповеди, связанные с запретом насилия и свободой человека

Рав Арье Кармель

Запреты насилия, причинения ущерба, ограничения свободы и вторжения в частную жизнь. Когда люди, забывая, что они созданы по подобию Б-га, наносят друг другу физический или моральный ущерб, они тем самым нарушают принцип Торы — принцип справедливости. Оскорбить человека, лишить его уважения к самому себе — это, согласно Торе, тяжкое преступление.