Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История города, Еврейская община Гродно,Ешива «Шаар Атора» в Гродно, Большая синагога Гродно, Гибель еврейской общины Гродно, Рав Александр Зискинд,

История города

Официальной датой основания Гродно (Гардинас) — одного из старейших городов Восточной Европы, находящегося на территории сегодняшней Белоруссии, является 1128 год. На протяжении своей истории Гродно являлся одним из центральных городов Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи, Советского Союза и республики Беларусь. Археологические раскопки Гродно свидетельствуют, что уже в начале II тысячелетия на высоком берегу реки Неман существовали первые славянские поселения. Историческое развитие города во многом обуславливалось его географическим положением. В XII веке здесь, на пересечении торговых путей, был заложен город, изначально представлявший собой небольшую крепость с рыночными рядами. Он являлся пограничным форпостом различных государственных образований, в связи с чем его история тесно связана с войнами стран, в составе которых он находился.

В 1241 г. Гродно был разорен татарами, в 1252 г. вошел в состав Великого княжества Литовского, находясь на границе с владениями Тевтонского ордена, и неоднократно отражал наступления крестоносцев. Междоусобные войны галицко-волынских князей за земли Верхнего Понеманья не раз опустошали окрестности города. Гродненское княжество было восстановлено после смерти князя Гедимина в 1341 г., перейдя во владения его сына Кейстута, который передал его своему сыну Патергу, возглавившему в 1365 г. его защиту от крестоносцев. С конца 1370-х годов Гродно принадлежал князю Витовту, который в 1392 г. провозгласил его второй столицей после Тракай (Троки).

В 1496 г. князь Казимир даровал Гродно Магдебургское право, город утвердил свой герб и печать, и усилилось его экономическое развитие. Самая ранняя сохранившаяся гродненская печать относится к 1540 г., на ней написано «Sigillum consulum civitates Grodnensis» — «Печать Гродненского городского совета». В 1576 г. король Польши и князь Литвы Стефан Баторий перестроил в собственную резиденцию старый гродненский замок, ранее возведенный в стиле ренессанс, где прожил свои последние годы и был похоронен, а позже перезахоронен в Кракове.

В XVI-XVII веках в городе бурно развивались торговля и ремесла. В 1650-1740 гг. город претерпевал экономический упадок вследствие разорительных войн и по причине феодально-крепостных отношений. Во время войны между Россией и Речью Посполитой 1654-1667 гг. город был захвачен русской армией, а в ходе шведско-польской войны 1655-1660 гг. — шведскими войсками. Большой ущерб Гродно нанесли пожары, случившиеся в 1675, 1720, 1750 и 1782 годах. Во время Северной войны в 1702-1708 гг. город несколько раз переходил из рук в руки, был разрушен и разграблен шведами, а в 1709-1710 гг. пережил эпидемию чумы. В сентябре 1705 г. для переговоров с польским королем Августом II туда приезжал Петр I.

Демографический кризис, наступивший после Северной войны, настолько сократил население Великого княжества Литовского, что некому было платить налоги. Король Речи Посполитой пригласил евреев из Германии, и вскоре во многих городах ВКЛ, включая Гродно, резко возросла численность еврейской общины, и евреи стали преобладающей национальностью. В 1801 г. Гродно был присоединен к Российской империи, что способствовало дальнейшему развитию его экономики.

22 июня 1812 г. Наполеон Бонапарт обратился к Франции с воззванием, в котором обвинил Россию в нарушении Тильзитского соглашения и провозгласил нападение на Россию Второй польской войной. 28 июня 1812 г. в Гродно вступила армия Наполеона. В целом местное население приветствовало приход французов, обещавших восстановление независимости Литовского княжества. На короткое время Гродно вошел в его состав, были созданы отряды национальной гвардии и жандармерии. Мобилизованные во французскую армию, они участвовали в боях с Россией на заключительном этапе войны 1812 г., а также в кампаниях 1813 и 1814 годов. Не все население Гродно поддерживало Францию. Некоторые жители покинули его вместе с отступавшей российской армией или вели борьбу с французами. В XIX веке после укрепления в Европе позиций Российской империи началась тенденция русификации и дискриминации польского населения. Во время волнений 1830-1831 гг. в районе Гродно действовали отряды повстанцев.

После отмены в 1861 г. в России крепостного права Гродно стал одним из крупнейших промышленных центров Северо-Западного края. На момент присоединения к Российской империи в городе проживало четыре тысячи жителей. В 1912 г. император Николай II подписал указ о строительстве в Гродно мощной защитной крепости. Работы продолжались до августа 1915 года. В ходе Первой мировой войны в сентябре 1915 г. город был захвачен германской армией. При отступлении русские войска уничтожили шоссейный, железнодорожный, три деревянных моста и взорвали крепость.

1 декабря 1918 г. Гродненская губерния вошла в состав Литвы, которой тогда предоставил независимость Советский Союз, а 10 апреля 1919 г. ее захватила Польша. По условиям мирного договора между РСФСР и Литовской Республикой от 12 июля 1920 г., который оставался в силе до октября 1939 г., Гродно должен был отойти к Литве. В ходе советско-польской войны в июле 1920 г. в город вошла Красная армия, которая удерживала его 4 месяца, но в октябре он был вновь занят польскими войсками. В 1921 г. согласно Рижскому мирному договору Гродненская область отошла к Польше. В 1939 г. Гродно был захвачен СССР согласно пакту Молотова — Риббентропа. Началась Вторая мировая война…

Еврейская община Гродно

Евреи появились в Гродно в конце XII века, однако первые достоверные сведения об этом относятся к 1389 г., когда князь Витовт (Витаутас) пригласил евреев в Литву, даровав им ряд привилегий. В то время в городе уже были синагоги и еврейское кладбище. В XV веке еврейская община Гродно была еще немногочисленна. Евреи жили обособленно на отдельной выделенной для них улице и занимались торговлей. В 1495 г. они, как и другие евреи Литовского княжества, были изгнаны из страны, их имущество конфисковано, а долги христиан признаны недействительными. Сразу же после этого в Литве начался тяжелый экономический и политический спад, и в 1503 г. евреям было разрешено вернуться. В конце XVI века в Гродно уже были возведены несколько Домов Учения и Молитвы. Общину Гродно обошли погромы Б. Хмельницкого (1648-1649 гг.), и она приняла беженцев из Украины.

В первой половине XVII века еврейская община Гродно стала одной из самых влиятельных в Литве и имела своих представителей в «Совете четырех земель» [1]. Деревянная синагога, возведенная во второй половине XVIII века и разрушенная нацистами в 1941 г., представляла собой выдающийся памятник архитектуры. Традиционными источниками дохода гродненских евреев были торговля, ремесла, а во второй половине XIX века также и промышленность. Тогда евреям принадлежала большая часть коммерческих предприятий, фабрик, мастерских и недвижимого имущества. На протяжении столетий Гродно являлся одним из центров духовной жизни литовского еврейства.

Проживая в изгнании более двух тысяч лет, еврейский народ сохранил неразрывную связь с Землей Израиля. Три раза в день каждый еврей молится в направлении разрушенного Иерусалима, прося Творца о возвращении из изгнания нашего народа и Б-жественного присутствия. В конце XIX века во всей Восточной Европе началось движение за возвращение в Землю Израиля, и многие евреи Гродно приняли в нем активное участие, видя в возможности совершить Алию в Святую Землю яркое знамение с Небес. В 1872 г. в Гродно было основано общество для переселения в Палестину, которое приобрело участок земли в Петах Тикве.

В 1915 г. казаки устроили в Гродно погром, после чего по распоряжению военного командования еврейское население было временно вывезено из Гродненской губернии. С октября 1920 г. по сентябрь 1939 г. Гродно находился в составе Польши. Евреев систематически вытесняли с занимаемых ими позиций, а с середины 1930-х гг. польские националисты объявили экономический бойкот еврейской коммерции. Еврейское социалистическое движение в Гродно боролось против дискриминации еврейских рабочих со стороны польского правительства.

Однако главное, чем славилась еврейская община Гродно на протяжении веков, — это знание Торы и трепетное служение Небесам. Город был известен своими великими раввинами. Евреи Гродно навсегда сохранили память о раве Александре Зискинде — авторе книги «Основа и корень служения», в которой раскрываются пути святости, коими великий раввин следовал на протяжении всей своей жизни, всецело посвятив себя исполнению Б-жественной воли.

Одним из первых раввинов Гродно, чье имя навсегда вошло в историю города, был рав Мордехай Яффе (1530-1612 гг.), которого называли «Бааль Алвушим», поскольку десять написанных им книг — комментариев на Шульхан Арух — назывались «Лвушим» — одеяния. Он родился в Праге в известной семье, ведущей свое происхождение от Раши. Рав Авраам — отец рава Мордехая — был раввином Богемии. Рав Мордехай Яффе жил на пересечении эпох и получил свое знание Торы у рава Шломо Лурье (Мааршаль) в Люблине и рава Моше Эсерлиса в Кракове (Рама). После женитьбы раввин вернулся в Прагу, где основал Дом Учения. В 1561 г. евреи были изгнаны из Праги и всей Богемии, и он переехал в Италию, где десять лет проживал в Ментове и Венеции. Там раввин глубоко изучил математику, астрономию, философию, а также постиг Тайное Учение при помощи известного каббалиста из Литвы рава Мататьи Делькорта, автора книги «Цель Аолам» — «Тень мироздания». Примерно в 1572 г. рав Яффе вернулся в Польшу и стал раввином Гродно. В результате конфликта, произошедшего в общине в 1588 г., рав Мордехай покинул город, переехал в Люблин и позже сменил Маараля из Праги на должности раввина столицы Чехии. В конце жизни рав Мордехай Яффе был раввином Познани, где умер 3 Адара 1612 г. и был помещен в свою вечную земную обитель при стечении всех еврейских жителей города.

Рав Арье Лейб Алеви Эпштейн (1708-1775 гг.) — один из самых известных раввинов и каббалистов XVIII века — был потомком изгнанников из Барселоны. Он родился в Гродно и стал Магидом в своем городе, после чего более тридцати лет занимал должность раввина Кенигсберга. Все свои дни рав Арье Лейб был облачен в талит и тфилин, в чистоте и святости изучал открытую и тайную части Торы, издал 23 книги, самая известная из которых — книга Тайного Учения «Пардес». К концу жизни он написал комментарий к сидуру, в котором раскрыл возвышенные намерения в молитве, основанные на Учении Аризаля. Его выступления в синагогах глубоко проникали в сердца молящихся, влияя на их судьбы. Раввин поддерживал близкие отношения с главами поколения, в частности с раввином Праги равом Йонатаном Айбшицем. Многие его ученики стали известными раввинами в еврейских общинах Европы. Виленский Гаон высоко оценил его труды следующими словами: «Великий в Торе и праведности, свеча Израиля, учитель, подобный ангелу Б-га Воинств». У рава Арье Лейба Эпштейна получил глубокое знание Талмуда и Тайного Учения рав Александр Зискинд — автор книги «Основа и корень служения», считавший его своим раввином.

Рав Даниэль из Гродно (умер в 1807 г.) на протяжении почти сорока лет был законоучителем в Гродно. К его мнению прислушивались все литовские общины и направляли к нему самые сложные галахические вопросы. Он издал книгу «Хамудей Даниэль», посвященную законам кашрута, и оставил после себя более трех тысяч страниц респонсов, большая часть которых не сохранилась до наших дней, сгорев в пожаре.

Рав Гилель Фрид (1763-1833 гг.) родился в семье рава Симхи Фрида — главы раввинского суда Гродно. Вместе с равом Хаимом из Воложина — ближайшим учеником и преемником Виленского Гаона — рав Гилель основал ешиву Воложин. В первое время в ешиве занимались всего десять глубоко знающих Талмуд юношей. Чтобы ученикам не приходилось обращаться к жителям местечка за традиционными обедами «по дням», как в то время было повсеместно принято в еврейских общинах, глава ешивы единолично возложил на себя расходы по содержанию учащихся, число которых быстро росло, несмотря на то, что в ешиву принимали только особенно талантливых молодых людей. Тогда рав Хаим обратился с призывом об оказании ешиве материальной помощи. Еврейский мир не оказался равнодушен к просьбе великого мудреца Торы и оказал ешиве существенную поддержку. На собранные пожертвования было построено здание, а учащиеся, число которых уже доходило до ста, ежедневно получали пищу в ешиве, где ночевали на деревянных скамьях. После смерти отца рав Гилель вернулся в Гродно и занял его место главы раввинского суда, поскольку после конфликта, произошедшего в городе задолго до того, община больше не назначала раввина, а только главу раввинского суда. Там он служил народу Израиля до свей кончины 2 Адара 1833 года. На его надгробном камне были выгравированы слова: «Праведный учитель Закона Г-спода и Его Торы, пребывавший на престоле своих отцов, черпал святому народу из колодезя чистых вод, находясь в сени души жизни».

Рав Биньямин Дискин (1798-1864 гг.) родился в Слониме в семье ученика Виленского Гаона рава Лейба Дискина. Когда ему исполнилось одиннадцать лет, родители обручили его с невестой и вместе с другими учениками Виленского Гаона совершили Алию в Землю Израиля для основания Нового поселения в Иерусалиме. Их сын решил остаться в Литве, чтобы изучать Тору у великих раввинов того времени. Он был известен чрезвычайной щепетильностью в чистоте одежды в соответствии с мнением Рамбама, приведенном в разделе «Законы мнений» его труда Мишна Тора, из-за чего его называли аристократом. На протяжении многих лет он возглавлял раввинский суд Гродно, после чего стал раввином Волковыска, где у него учились рав Ицхак Эльханан Спектор — в будущем главный раввин Ковно (Каунас) и рав Барух Мордехай Лившиц — в будущем раввин Семятичей, Волковыска, Новардока и Седлице. Последние годы жизни рав Биньямин Дискин был раввином еврейской общины Ломже, где, покинув этот мир, был перенесен в свою вечную обитель.

Легендарной личностью, навечно сохранившейся в памяти еврейской общины Гродно, был рав Менахем Нахум Каплан (1811-1879 гг.), которого называли рав Нахумка из Гродно. Он был примером праведности, добрых дел и возвышенных качеств души для всего поколения. Хафец Хаим считал его своим учителем и раввином. Рав Каплан не занимал в городе никакой официальной должности. Он родился в местечке Байсогала, расположенном неподалеку от города Шавли (Шяуляй) на севере Литвы. Его отец был простым рабочим и на свои скудные доходы не мог нанять учителя для своего способного сына, который вместе с сестрами ходил в лес и собирал хворост, чтобы продать его на рынке для поддержки своей семьи. Однажды он пришел в Дом Учения в Байсогале, но вскоре оставил его, поскольку некоторые ученики насмехались над его наивностью и недостаточным знанием Торы.

На праведного юношу обратил внимание рав Атлас — глава общины Шяуляй — и пригласил его в свой Дом Учения. Рав Нахумка незамедлительно отправился в Шяуляй, где за короткое время достиг глубокого понимания Талмуда, после чего поехал в ешиву Мир. Несколько лет спустя он женился на девушке из Несвижа (Белоруссия), семья которой вела свое происхождение от первосвященника Мишкана в Шило Эли Акоэна. После свадьбы раввин продолжил глубокое изучение Торы, посвящая часть своего времени милосердию и заботе о людях. Он говорил: «Всякий, кто изучает Тору, не замечая страдания окружающих, лишен Знания. Необходимо спуститься в “долину плача” и оттуда подняться в возвышенный мир Торы. Только тот, кто так поступает, постиг суть Торы — Учения жизни и становления человека».

Спустя некоторое время рав Каплан отправился в ешиву Воложин, однако задержался там ненадолго, поскольку его душа страдала от особого почтения, с которым к нему относились ученики и преподаватели. Он переехал в Ковно (Каунас), где несколько лет изучал Тору в полном отделении от мира, практически отказывая себе в пище и сне, не произнося ни слова, которое не было связано со служением Всевышнему. Перед праздниками он разъезжал по местечкам неподалеку от Ковно, где, будучи одаренным редкими ораторскими способностями, выступал в Домах Молитвы перед местными жителями. Образ праведника и одухотворенные слова его мудрости приводили слушателей к трепетному служению Г-споду, изменяя их судьбы. В праздник Симхат Тора многие евреи Ковно приходили в синагогу, в которой молился рав Нахумка, дабы своими глазами увидеть, как следует радоваться Торе.

В 1833 г. раввин переселился в Гродно, где в обществе других мудрецов учился в синагоге «Хеврат Ашас». Еврейская община Гродно предложила ему должность раввина, однако он отказался, ответив с присущей ему скромностью: «Я не могу обманывать евреев, что являюсь мудрецом Торы, трепещу перед Небесами и вознесенно исполняю заповеди». Он также отказывался принимать плату за свои уроки в синагогах города. Рав Нахумка заботился о людях, которые беспрестанно обращались к нему со своими многочисленными духовными и материальными проблемами, и старался помочь каждому. Он обходил дома евреев города и собирал деньги для нуждающихся, при том, что его собственная семья жила в крайней нищете. Рассказывают, что многие удостаивались Б-жественного спасения, дав ему пожертвование для бедных и получив его благословение. Однажды его спросили, верит ли он в силу своего благословения, и он ответил: «Я никогда не произнес ни слова лжи, и мне очевидно, что Всевышний сделает так, чтобы исполнились благословения человека, всегда говорящего правду.

В возрасте 68-ми лет рав Нахумка тяжело заболел и почувствовал приближение своей кончины. Во всех синагогах города молились за выздоровление праведника, который ночью в шаббат недельной главы Лех леха вернул Творцу свою чистую душу. Он оставил завещание похоронить себя возле одного из богачей Гродно, который был известен своей скупостью, за что его даже прозвали «Камца и Бар Камца». После смерти раввина нашли в его записях, что тот богач тайно передавал ему крупные суммы денег, не желая, чтобы о его благотворительности стало известно в городе и к нему относились с уважением. При стечении всех еврейских жителей города рав Менахем Нахум Каплан был помещен в свою последнюю земную обитель на еврейском кладбище Гродно, которое в советский период было снесено с лица земли.

На протяжении многих лет с еврейской общиной Гродно был тесно связан раввин Белостока рав Авраам Цви Гирш Айзенштадт (1813-1868 гг.), жена которого была родом из этого города. Рав Айзенштадт — автор известного комментария на Шульхан Арух «Питхей Тшува», который повсеместно изучается во всем еврейском рассеянии, — в течение многих лет был судьей раввинского суда в Гродно, пока не переехал в Ковно. Он умер в Кенигсберге, где и был похоронен.

Рав Йеошуа Геллер (1814-1880 гг.) происходил из известной в Литве и за ее пределами раввинской семьи. Его братья были раввинами в Кедайняй, Тракай, судьями раввинского суда в Вильне и нескольких других городах. Рав Йеошуа учился в Минске у рава Давида Твиля — одного из ближайших учеников рава Хаима из Воложина. В Литве Рав Геллер встретил основателя Учения Мусар рава Исраэля Салантера, когда тот открыл Дом Учения в предместье Вильны Заречье (Ужупис), и это изменило его жизнь. После женитьбы на единственной дочери известного праведника рава Элиэзера из Гродно он остался в городе изучать Тору и вскоре стал Магидом Гродно, где провел 18 лет, после чего принял должность раввина литовского города Плунгян (Плунге), а затем стал раввином города Тельз (Тяльшай). Последние два года своей жизни он был Магидом в Вильне, и его выступления пробуждали сердца и оживляли души. Раввин издал семь книг, посвященных глубокому изучению Талмуда, Закона и Мусара — мудрости трепета перед Небесами.

Известный каббалист рав Менахем Альперин (1844-1924 гг.) родился в Гродно, где издал комментарий на книгу рава Хаима Виталя «Эц Ахаим» — «Древо Жизни». Основную часть своей жизни он посвящал изучению Торы, а для обеспечения семьи занимался торговлей святыми книгами и четырьмя видами растений для праздника Суккот, для чего многократно ездил в Землю Израиля. В Гродно он возглавлял Дом Учения «Хеврат Алшейх» и был широко известен как чудотворец. Рассказывают, что однажды он изгнал «дибук» — душу умершего, вселившуюся в тело несчастной девушки. Рав Менахем Альперин совершил Алию в Землю Израиля, поселился в «Батей Мехасе» в Иерусалиме и своей мудростью и знанием Торы оказал неизгладимое влияние на Старое поселение.

Ешива «Шаар Атора» в Гродно

Незадолго до начала Первой мировой войны рав Натан Цви Финкель (Саба из Слободки) направил своего сына рава Шмуэля с небольшой группой учеников «Кнессет Исраэль» основать ешиву в Гродно, которая, после того как ее возглавил рав Шимон Шкоп, стала одной из самых известных в Восточной Европе и оказала огромное влияние на знание Торы всего нашего народа. Книги рава Шимона Шкопа, посвященные глубокому анализу Талмуда, появились на свет в стенах этого Дома Учения и до сего дня изучаются во всем мире.

В 1920 г. рав Шимон Шкоп переехал из Брянска в Гродно, чтобы возглавить ешиву «Шаар Атора» («Врата Торы»). Положение в городе тогда было неспокойным, он переходил из рук в руки, и лишь когда в Гродно возвратились польские войска, восстановился порядок. В ешиве в те дни свирепствовал голод, в ее библиотеке даже не было всех трактатов Талмуда, и рав Шимон направил своих учеников в синагоги, где имелись недостающие тома. Каждый посланец должен был основательно изучить один из них, чтобы впоследствии служить для своих товарищей «живым трактатом Талмуда». Однако, несмотря на тяжелейшие материальные условия, количество учеников в ешиве в кратчайший срок достигло двухсот, и через несколько лет ешива Гродно вошла в число крупнейших мировых центров Торы. В 1928 г. рав Шимон Шкоп завершил работу над книгой «Шаарей Йошер» и выпустил ее в свет. Эта книга вызывает неиссякаемый интерес в среде мудрецов Торы до сего дня.

Такова была еврейская жизнь в Гродно до начала неожиданно вспыхнувшей Второй мировой войны, когда в пятницу 17 Элула (1 сентября) 1939 г. Германия и Россия начали захват и раздел Польши. В Гродно вошла Красная Армия, и не прошло и двух недель, как советские оккупационные власти закрыли ешиву, в которой в то время учились более трехсот юношей из многих стран мира. Вскоре стало известно, что из зоны советской оккупации Вильна будет передана независимой Литовской республике, и большинство учеников, следуя совету рава Шимона, небольшими группами бежали в Литву. В тот период в Вильне собралось более двух тысяч студентов польских ешив Мир, Каменец, Радин, Барановичи, Люблин, Новардок и некоторых других.

Рав Шимон Шкоп по состоянию здоровья не мог совершить столь дальний переезд и остался в Гродно с небольшой группой ближайших учеников, продолжая заниматься с ними в своем доме. Однажды во время урока к ним ворвались бойцы польского сопротивления, которые безжалостно расправлялись с коммунистами и сочувствующими им. Направив на раввина дуло карабина, они провели обыск в его квартире. «У нас в ешиве нет и никогда не было коммунистов, — заявил им рав Шкоп, — и каждому в городе это хорошо известно». Состояние здоровья учителя продолжало ухудшаться и 9 Хешвана 1939 г., после молитвы Минха, рав Шимон Шкоп был призван в Небесную Ешиву. В последний путь его провожали тысячи евреев Гродно.

Рав Авраам Йешаягу Карелиц (Хазон Иш), который незадолго до этого совершил Алию в Землю Израиля, сказал: «Все время, пока были живы рав Шимон Шкоп и рав Барух Бер Лейбович, нацисты не могли овладеть Литвой, и лишь когда души этих праведников были призваны в их вечную обитель, Литва оказалась в руках злодеев». Большинство рукописей рава Шимона Шкопа, и в том числе его многочисленные записи на полях книг, сгорели в огне Катастрофы.

Большая синагога Гродно

Первая каменная синагога в Гродно была возведена в 1580 г. по проекту итальянского архитектора Санти Гуччи, приглашенного равом Мордехаем Яффе. В результате пожара в 1617 г. она полностью сгорела, но вскоре польский король Сигизмунд III разрешил евреям на месте старой синагоги построить новую. Путешественники отмечали ее архитектурные особенности, говоря, что во всей Восточной Европе величественнее ее только Большая синагога Вильны. Вторая синагога просуществовала дольше, но с ней произошло подобное несчастье, она сгорела в 1899 году. Нынешнее здание Большой хоральной синагоги было построено 1905 г. в мавританском стиле эклектики на фундаменте и с использованием остатков стен предыдущей синагоги.

Большая синагога Гродно — уникальный памятник архитектуры, одна из самых больших и красивых синагог в Европе, возведенная в самом центре города на улице Большая Троицкая, которая прежде называлась Жидовской. Она была центром еврейской жизни в городе до тех пор, пока в 1940 г. ее не закрыли советские власти. Во время Второй мировой войны в период немецкой оккупации синагога, находившаяся в гетто, использовалась нацистами для сбора евреев перед отправкой в концлагеря и на расстрелы. Затем ее разграбили местные жители. Во время Второй мировой войны богатому внутреннему декору здания был нанесен непоправимый ущерб. В советский период здание использовалось в качестве мастерских и складов и не ремонтировалось. В 1991 г. местные власти вернули синагогу небольшой еврейской общине, которая по сей день занимается ее восстановлением.

Гибель еврейской общины Гродно

1 сентября (17 Элула) 1939 г. вспыхнула Вторая мировая война, начавшаяся с раздела Польши между Германией и Россией согласно пакту Молотова — Риббентропа. С запада наступала немецкая армия, с востока — советская, и обе они бомбили с воздуха и обстреливали с земли города и деревни, неся разруху и смерть. Страх и ужас сковали всю страну, глубоко проникая в сердца людей. В течение месяца польская армия была полностью разбита и страна целиком захвачена. 22 сентября 1939 г., после двухдневной обороны, Гродно заняла Красная армия, расстрелявшая 300 пленных защитников города. После этого в городе был проведен совместный советско-германский «парад победы».

Советская власть сразу же начала борьбу с религией. Еврейские школы были объявлены народным достоянием, и обучение в них велось по государственной программе. Синагоги закрывались, священные книги осквернялись и уничтожались. Был обнародован запрет на изучение и преподавание религии и провозглашен лозунг «Кто не работает, тот не ест». Каждый был вынужден пойти на любую предложенную ему работу по графику шестидневки. Это делалось для того, чтобы стереть память о святом шаббате — основе еврейской веры. Все многочисленные еврейские общественные организации были объявлены вне закона, люди подвергались репрессиям и депортациям в Сибирь, в последний раз это произошло за два дня до нападения Германии на СССР.

И вот, в полной тьме и безысходности, среди ужасов тех дней засияли робкие лучи надежды из города Вильна, который снискал в еврейском народе славу «Литовского Иерусалима». Мгновенно распространился слух о том, что из зоны советской оккупации Польши Виленский край вскоре будет передан независимой на тот момент Литовской республике. Это означало, что, прежде чем между Литвой и Советским Союзом будут установлены непреодолимые границы, все, кто успеют за кратчайшее время бежать в Литву, окажутся на свободе. Никто не проверял истинность этих слухов, но нескончаемый поток беженцев из Польши направился в Вильну.

Литовский Иерусалим — этот особый в еврейской истории город — стал кровом для тысяч евреев из Польши, устремившихся туда, дабы иметь возможность соблюдать заповеди и во время тяжелейшего декрета сохранить Тору от забвения в народе Израиля. Произошло явное чудо: два жестоких и беспощадных режима — нацистский и коммунистический — договорились между собой о предоставлении независимости Литве, которая в те дни оставалась единственным оазисом Торы в Восточной Европе, и в этой маленькой стране еще почти два года продолжалась свободная еврейская жизнь. Многие евреи Гродно устремились в этот великий город…

Гродно был захвачен германской армией в первый же день войны между Германией и Россией 22 июня 1941 года. Оккупационные власти сразу же заставили евреев носить на рукаве желтую повязку с шестиконечной звездой, пройти регистрацию, в результате которой в их документах появилась пометка «Jude». В июле 1941 г. нацисты расстреляли в Гродно около ста представителей еврейской интеллигенции. 1 ноября 1941 г. комендатура издала указ о переселении евреев в два созданных в городе гетто. На переезд отводилось 6 часов. Гетто, отделенные от остальной части города проволочными заграждениями и сторожевыми вышками, находились в двух километрах одно от другого. Население Первого гетто насчитывало 15 тысяч человек, Второго — 10 тысяч. Евреям было приказано создать орган самоуправления — юденрат, членами которого стали известные общественные деятели.

Нацисты грабили еврейское население, изымали золото и другие ценности. Юденрат пытался всячески помочь узникам. В обоих гетто были открыты больницы, аптеки, организовано распределение пищи. Врачи и медсестры прилагали колоссальные усилия, чтобы предотвратить распространение эпидемий дизентерии, тифа и других болезней. В гетто было создано 19 предприятий, работавших по заказам немецких властей. Евреи надеялись, что хорошая работа поможет им избежать гибели. Каждый день 8 тысяч евреев покидали гетто для работы в городе. Иногда им удавалось пронести для своих близких продукты, которые они выменивали на последние оставшиеся драгоценности и одежду у неевреев. Другие работали в самих гетто, на территории которых функционировали фабрики и мастерские.

Надзор над обоими гетто осуществлялся гестапо. Вскоре число работавших за пределами гетто было сокращено, над ними был установлен строгий контроль. Немцы провели облавы на евреев близлежащих местечек Озеры, Соколка, Острына, Крынки, Суховоля и депортировали их в Колбасинский концлагерь с особо строгим режимом для заключенных. Со временем он превратился в сборный пункт для депортации евреев Гродно и его окрестностей в рабочие лагеря и места массового уничтожения.

9 ноября 1942 г. началась ликвидация Второго гетто. В тот день была проведена «акция». Узники собрались у ворот в надежде пройти селекцию, попасть в число специалистов и перейти в Первое гетто. Немцы отобрали около четырех тысяч человек — востребованных профессионалов и членов их семей для переселения в Первое гетто. Для того чтобы освободить для них место, тысяча евреев была отправлена в Колбасинский лагерь. 21 ноября 1942 г. все узники Второго гетто, включая членов юденрата и еврейскую полицию, были депортированы в Аушвиц-Биркенау.

Ликвидация Первого гетто продолжалась три с половиной месяца. В конце ноября 1942 г. многих евреев выгнали ночью из их жилищ, собрали в Большой синагоге и отконвоировали в Колбасин. Во время следующей «акции» немцы охотились на тех, у кого не было рабочих сертификатов. Людей задерживали по спискам, составленным юденратом, аресты проводились еврейской полицией. Около четырех тысяч евреев были депортированы в Аушвиц-Биркенау и Треблинку. Член юденрата Г. Мадер покончил с собой, не желая участвовать в выдаче обреченных на смерть евреев.

В гетто начала действовать еврейская подпольная организация. В конце 1942 г, понимая, что всех их ожидает уничтожение, узники печатали листовки с призывом к сопротивлению и изготавливали в мастерских оружие. Некоторым из них удалось бежать в леса и вступить в партизанские отряды. В гетто проводились расстрелы обнаруженных нацистами членов еврейского подполья. В конце 1942 г. депортации были приостановлены из-за нехватки поездов, но уже в середине января 1943 г. возобновились. 18 января 1943 г. началась «Большая акция», в результате которой 11 тысяч евреев были депортированы в Аушвиц-Биркенау.

В Гродно оставалось еще около пяти тысяч узников. Они продолжали работать в гетто и за его пределами. Чтобы ввести их в заблуждение и создать иллюзию безопасности, немцы объявили, что депортаций больше не будет и улучшили продовольственное обеспечение. В результате немногие евреи, скрывавшиеся в городе, вернулись в гетто. 11 февраля 1943 г. был объявлен приказ о переводе части узников на «новые рабочие места». 13 февраля 400 евреев, явившихся на регистрацию, были заперты в синагоге. В течение следующих двух дней в гетто проводились облавы и число задержанных возросло до 2500. Ночью их отконвоировали на железнодорожную станцию и вывезли в лагерь уничтожения Треблинка. Вскоре были депортированы еще 1600 человек; в гетто осталось всего 1100 человек. 12 марта 1943 г. им было приказано собраться в синагоге. Больные были расстреляны на месте, остальных вывезли в Белостокское гетто. На следующий день Гродно был объявлен «Judenrein» — «чистым от евреев».

Гродненский край был центром партизанского и подпольного движения, в нем действовало около 17 тысяч партизан. По неполным данным за три года они уничтожили 62 тысячи гитлеровских солдат и офицеров, 139 танков, взорвали более тысячи эшелонов с грузами и живой силой врага. В ходе Вильнюсской и Белостокской операций 16 июля 1944 г. город был освобожден войсками 3-го Белорусского фронта. К тому времени в живых оставалось около 200 евреев, включая партизан. За три года оккупации в результате депортаций, убийств и болезней, погибли 60 тысяч евреев Гродно и его окрестностей.

В первые годы после освобождения в Гродно вернулись немногие евреи, пережившие Катастрофу. В городе не осталось ни одной действующей синагоги. В середине 1950-х гг. было распахано еврейское кладбище, а надгробья использованы для возведения памятника Ленину. Так закончилась история многовековой общины Гродно, где навсегда угасла еврейская жизнь.

Рав Александр Зискинд

Сказал пророк Малахи — последний пророк Иудеи: «Если учитель подобен ангелу Б-га Воинств, пусть ищут Тору из уст его» [2]. Таким был великий мудрец Торы, цельный в своих деяниях рав Александр Зискинд из Гродно.

Рав Александр Зискинд (1739-1794 гг.), известный своей праведностью во всем поколении, родился в Ружанах (Брестская область Белоруссии) в семье рава Моше и Ривки, ведущей свое происхождение от рава Мордехая Яффе — раввина Гродно. Он написал книгу «Основа и корень служения», которая раскрывает пути его трепетного служения Всевышнему, став духовным наследием всего еврейского народа.

Нам мало известно о юных годах жизни раввина, большую часть которой он провел в Гродно. Учитель восходил по ступеням Торы, служил Всевышнему, как небесный ангел, каждое мгновение стремясь к близости к Б-гу, о чем свидетельствуют главы его поколения, восхвалявшие его праведность, отмечая, что он никогда не произнес пустого слова.

В предисловии к одному из многочисленных изданий книги «Основа и корень служения», вышедшему в свет после кончины автора, описывается его духовное величие: «Праведный благочестивый раввин, святой каббалист рав Александр Зискинд из Гродно был основой мироздания, совершенным в своих деяниях, имевшим исключительное намерение во имя Небес. Он жил во времена Виленского Гаона и написал книгу “Основа и корень служения”. В ней непосредственно видны цельность и вознесенность автора, каждое движение, деяние, речение и мысль которого были святыми для Г-спода и преисполнены намерения доставить Ему радость. В 1794 г. незадолго до своей кончины он оставил завещание сыновьям, в котором описывал свои чистые и святые обычаи, вдохновляющие каждую еврейскую душу. Перед нами предстает образ человека, чье мышление не отклонялось от святости. Не чувствуя утомления и усталости, он никогда не отвлекал своего внимания от служения своему Создателю и Творцу».

Рав Александр Зискинд предельно сторонился славы и отказывался занять в Гродно какую-либо официальную должность. Он беспрерывно изучал Тору, однако не считал себя свободным от помощи нуждающимся. У него никогда не было денег, но он брал их взаймы и перед наступлением дня выплаты одалживал у других людей, чтобы покрыть свои прежние обязательства. Однажды случилось, что он никак не мог достать средства для возвращения очень крупной ссуды в размере пятисот талеров. К нему обратился заимодавец, сообщив, что наступило время возвращения долга и ему безотлагательно нужны деньги. Раввин ответил, что день еще не закончился, и во время молитвы Минха с плачем воззвал к Всевышнему: «Если я не смогу вовремя оплатить долг, то закроются двери перед нуждающимися и произойдет осквернение Б-жественного имени». И вот, сразу же после молитвы к нему подошел незнакомец: «Я слышал о вас, достопочтенный раввин, что вы надежный человек. Я отправляюсь в далекие края и хотел бы оставить вам на хранение мои деньги». После его ухода раввин пересчитал полученную сумму, которая составила ровно пятьсот талеров. Больше рав Зискинд его никогда не видел и говорил, что, несомненно, это был пророк Элиягу.

В сердце рава Александра горело сильнейшее желание совершить Алию в Землю Израиля, и так он пишет об этом в завещании своим сыновьям: «Мои любимые сыновья, пусть ваши души всегда стремятся подняться в Святую Землю, и, несомненно, путем, которым хочет следовать человек, его и ведут. Сказано в священных книгах: если в душе еврея нет желания хотя бы перед смертью отправиться в Землю Израиля, его ожидает суровое наказание. И если в сердце нет сильнейшего стремления, то не возникнет и твердое решение. Направьте к этому ваши сердца — и от Г-спода спасение»[3].

Рав Зискинд не удостоился совершить Алию в Землю Израиля, однако на протяжении всей своей жизни исполнял заповедь поддержки сыновей Израиля, взошедших на гору Цийон, для чего обивал пороги домов, собирая пожертвования на нужды бедных Святой Земли и однажды для этой цели отправился в Германию. Перевоз денег через границу был запрещен, однако раввин пренебрег опасностью, поскольку видел перед собой только одно: бедных Святой Земли. Он был задержан и заключен в тюрьму, где провел в заточении полтора года, пока титанические усилия евреев Гродно не привели к его освобождению. Раввин сразу же продолжил свою деятельность, и когда его предупреждали об угрозе, он отвечал: «Бедные Земли Израиля не должны из-за этого голодать».

Раввин предельно ограничивал себя в еде и сне, был очень осторожен в соблюдении кашрута, всячески избегая любых сомнений в Законе. После постов он, не спеша, ел мелкую костистую рыбу, чтобы искоренить страсть к пище. Про рава Зискинда рассказывает его ближайший ученик и продолжатель пути рав Менахем Нахум Каплан (рав Нахумка из Гродно): «Перед каждым святым шаббатом рав Александр совершал омовение в микве, надевал белые одежды и шел в Дом Молитвы со свитком “Шир Аширим”, написанным его рукой, который он с большой радостью читал до захода солнца. Небесные ангелы прерывали свое служение, слушая его Песнь». Много лет рав Зискинд изучал Тору в хавруте с известным праведником равом Моше из Ивье, имя которого он упоминает в своей книге.

В памяти евреев Гродно навечно сохранилась следующая история.

В городе проживал один еврей — Элиэзер бен Шломо, который однажды, незадолго до праздника Песах, шел по дороге и увидел, как обвалившийся песчаный холм засыпал нееврейскую женщину. Он бросился ей на помощь, пытаясь вызволить ее из-под завала, но не успел, и она погибла от удушья. Христиане, которые вскоре после этого проходили мимо, обнаружили бездыханную женщину и суетившегося возле нее еврея. После скорого судебного разбирательства власти обвинили Элиэзера бен Шломо в преднамеренном убийстве с целью использования христианской крови для ритуальной выпечки мацы на Песах и приговорили его к смерти, от которой он мог бы спастись, приняв христианство. Все старания евреев Гродно не смогли отменить тяжкое судебное решение, и над общиной нависла опасность погрома и изгнания. В те дни евреи боялись выходить из своих домов, но рав Александр Зискинд добился разрешения посетить заключенного в тюрьме, чтобы поддержать его решимость пойти на смерть, сохранив верность Творцу мироздания, и освятить Его имя.

Исполнение приговора Элиэзеру бен Шломо было назначено на второй день праздника Шавуот. Неевреи Гродно собрались многочисленной толпой, чтобы лицезреть казнь «преступника», в то время как евреи заперлись в своих домах и синагогах, опасаясь кровавой резни с молчаливого или даже явного одобрения церкви. Рав Александр подверг себя смертельной опасности, посреди молитвы вышел из синагоги и, находясь среди толпы, жаждущей пролития еврейской крови, своим присутствием поддержал праведника, ведомого на костер, и ответил Амен на произнесенное им благословение перед мучительной смертью: «Благословен Ты Г-сподь, Б-г наш, Царь мира, Который освятил нас Своими заповедями и повелел нам освящать Его имя среди множества людей». После гибели праведника в костре христианской церкви рав Зискинд вернулся в синагогу и произнес поминальную молитву о душе мученика.

В своем завещании рав Александр Зискинд просил после его смерти не применять по отношению к нему никаких почетных эпитетов и предать его захоронению в кашерном талите, в отличие от принятого во всем Израиле обычая отрезать одну из кистей талита, в который облачают умершего. Этот вопрос был обращен к раву Даниэлю, который на протяжении сорока лет был законоучителем в Гродно. Он постановил: «В любом другом случае я бы настаивал на соблюдении принятого обычая, но, принимая во внимание духовное величие праведника, я не могу перечить его последней воле». И так случилось, что во время похорон кисть талита за что-то зацепилась и оторвалась.

Рав Зискинд завещал оставить свободное место на расстоянии четырех локтей вокруг его могилы и не хоронить там никого, кроме праведников, изучавших его книгу. После смерти его ближайшего ученика рава Нахумки из Гродно, чья жизнь служила примером праведности, добрых дел и возвышенных качеств души для всего поколения, возникли предложения похоронить его возле могилы учителя. Однако этого не сделали, чтобы не проявить неуважение к другим мудрецам Гродно, преданным земле на расстоянии от погребения рава Александра. Место в четыре локтя вокруг могилы так и осталось свободным на все времена до тех пор, пока все еврейское кладбище не было снесено советскими властями. Недавно на месте, где находилась могила раввина, был возведено надгробье, на котором, как и прежде, написано: «Александр Зискинд, сын рава Моше, родившийся у женщины Ривки, служил благословенному Г-споду, умер 8 Адара II 1794 года». Многие евреи, нуждавшиеся в излечении и спасении от различных бедствий, приходили на могилу учителя с молитвой к Творцу и получали ответы на свои просьбы.

Рав Александр Зискинд написал книги «Карней Ор» — комментарий на книгу Тайного Учения Зоар — и «Основа и корень служения», величие которой в том, что вся она отражает жизненный путь раввина: стремление к совершенству, постоянную борьбу с недостатками и безмерно трепетное служение Всевышнему. Она является важнейшим источником знания о возвышенном намерении в служении Б-гу и до сего дня повсеместно изучается в народе Израиля, согревая сердца, будучи источником чистого сияния, освещающего путь в темном изгнании.


[1]Совет четырех земель (‏וַעַד אַרְבַּע אֲרְצוֹת‏‎) — центральный орган еврейского самоуправления в Речи Посполитой. Он располагался в Люблине и действовал с середины XVI до второй половины XVIII веков. Совет состоял из семидесяти делегатов общин, представлявших четыре области: Большую Польшу, Малую Польшу, Червонную Русь и Волынь.

[2] Малахи 2:6.

[3] Завещание, гл. 46.


Недельные главы Торы, которые начинают читать в эти дни, полностью связаны с постройкой Мишкана — переносного Храма, о котором написана эта статья. Мишкан служил местом сильнейшего раскрытия Божественного Присутствия, которое не оставляло сынов Израиля во время их сорокалетних странствий по пустыне. Читать дальше

Мидраш рассказывает. Недельная глава Ваякель

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Раздел Ваякэль посвящен строительству Мишкана. Но описанию строительства предшествует разъяснение законов Шабата.

Месяц Нисан

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

«Этот месяц вам — начало месяцев», — сказано в Торе. Это значит, что все остальные месяцы должны отсчитываться от Нисана. Месяц освобождения. Освобождение — это исход из мрака к свету. Тот, кто не отведал порабощения, не способен полностью воспринять освобождение. Суть свободы органически связана с понятием рабства. Если бы евреи не были порабощены, они никогда не удостоились бы вечной свободы; порабощение естественно привело к освобождению.

Недельная глава Трума

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Рав Ицхак Зильбер о недельной главе Трума

На тему недельной главы. Тецаве

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина