Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Нам неизвестно, чем различаются между собой другие народы, величие которых отражено в изречении мудрецов Талмуда

[1]«Лишенные всего…» (Дварим 28:57) — рав Нахман сказал: без знания. На Западе (в Земле Израиля) говорили: если это в нем — все в нем; если этого нет в нем — что есть в нем?» (Недарим 41а).

Обязанность различать между несхожими понятиями и явлениями мы выводим из нашей святой Торы, и не только из ее рассказов, но и из законов, даже из таких, которые, на первый взгляд, не имеют к этой идее никакого отношения. Благодаря свету своего Учения, мудрецы Талмуда увидели, что и здесь требуется способность разума различать.

В Песикте, в главе Захор, сказано: «Так начал свою речь рабби Танхума из Дома Учения рабби Эйво: “Не будь, как непонятливый конь и мул, пасть которого затягивают уздой, дабы он не приблизился к тебе”[2]. Всевышний сказал народу Израиля: да будет у вас понимание! Не будьте, как конь, лишенный разумения. Как поступает конь? Человек подходит, чтобы надеть на него украшения или дать ему корм, а тот выгибает шею и лягается; и так же поступает мул. Вы же не будьте такими, а обретите понимание. Когда вы войдете в землю Израиля, помните о том, чтобы воздать праведникам за их добро, а нечестивцам — за их зло. Что имеется в виду? Сказано: “Не гнушайся эдомитянином, ибо он брат твой…”[3] Хорош он или плох, он твой брат. “Не гнушайся египтянином, ибо пришельцем ты был в его земле”[4]. Хорош он или плох, но вы много лет жили в их стране. Однако в отношении Амалека сказано иначе: “Помни, что сделал тебе Амалек…”[5]»[6]. Отсюда мы видим, что требуется различать между добром и злом не только в преднамеренных поступках отдельного человека, но и в праведных или нечестивых действиях всего народа, являющихся их духовной сущностью.

Мы знаем, что Израиль отличается от других народов, о чем упоминается в прославлениях Всевышнего. Но нам неизвестно, чем различаются между собой другие народы, величие которых отражено в изречении мудрецов Талмуда: «Любим человек, сотворенный по образу Б-га; особая любовь была явлена ему тем, что ему сообщено: ты сотворен по образу Б-га, как сказано: “…ибо по образу Б-га Он создал человека”[7]»[8]. Однако народам мира свойственен общий недостаток, состоящий в том, что они не приняли Тору, и на них распространяются только Семь заповедей сыновей Ноаха. В Торе напрямую не говорится о различиях между народами и их достоинствами. В Талмуде сказано: «Три добродетели я нахожу в мидьянитянах, три добродетели я нахожу в персах…»[9], однако там речь идет не о различиях между ними, а об особенностях поведения некоторых из них. Ведь любой другой народ имеет возможность перенять эти достойные обычаи или их утратить, как мы видим своими глазами в новейшее время. Однако Тора не говорит о сущностных различиях между ними.

Наши мудрецы, благословенной памяти, раскрыли перед нами особенности некоторых народов и в первую очередь то, что отличает от них всех Амалека. Это следует из закона о том, что представители всех народов могут войти в Общину Б-га сразу же после прохождения гиюра, кроме египтян и эдомитян, о которых сказано: «Дети, что родятся у них, третье поколение войдет у них в Общину Г-спода»[10], а об Амалеке сказано: «Помни, что сделал тебе Амалек в пути при вашем Исходе из Египта. Сотри память об Амалеке из-под Небес, не забудь»[11].

Семь народов земли Кенаан были порочнее остальных народов, но Амалек — хуже их всех. Недостаток семи народов заключался в том, что они погрязли в идолопоклонстве, однако все же не полностью утратили страх перед Б-гом. Тора говорит о них: «Тогда в смятение пришли князья Эдома, вождей Моава объяла дрожь, оробели все жители Кенаана»[12]. Вот что сказала Рахав: «Ибо мы слышали, что иссушил Г-сподь перед вами воды Красного моря, когда вы вышли из Египта, и как вы поступили с двумя эморейскими царями за рекой Ярдэн, с Сихоном и с Огом, которых вы победили. И, услышав это, оробели наши сердца, и ни в ком не стало духу противостоять вам, ибо Г-сподь, Б-г ваш, есть Б-г на Небесах вверху и на земле внизу»[13]. Из этих слов мудрецы Талмуда вывели, что перед Б-гом склонились все природные силы их душ[14]. А об Амалеке Тора сказала: «…и не боялся он Б-га»[15]. Амалек настолько не способен бояться Б-га, что пришел издалека, чтобы воевать с Израилем после небывалых чудес и знамений, произошедших при Исходе из Египта. И каждый еврей должен это понимать.

Богобоязненность, полное отсутствие которой отличает Амалека от других народов, — это не тот трепет перед Небесами, который побуждает к исполнению заповедей. Даже соблюдение Амалеком Семи заповедей сыновей Ноаха не отменяет повеление Торы стереть память о нем. Раши и автор книги «Сэфер Мицвот Агадоль» отмечают, что требование предложить противнику мир относится только к тем войнам, которые не являются заповедованными. Но при заповеданной войне с Амалеком и Семью народами земли Кенаан не заключают мира, даже если эти народы сами того желают и согласны исполнять Семь заповедей сыновей Ноаха. И так же считает Раавад, о чем он пишет в примечаниях к труду Рамбама.

По мнению Рамбама и Рамбана, нам заповедано призвать врага к миру и во время заповеданной войны; и если противник хочет мира и готов принять Семь заповедей сыновей Ноаха, то его не придают смерти. Если же они принимают Семь заповедей, но к миру не стремятся, по отношению к ним по-прежнему актуальна заповедь «Не оставь в живых ни единой души»[16] и «Сотри память об Амалеке из-под Небес, не забудь»[17]. Так об этом говорит Рамбам[18]. Принятие Семи заповедей не поможет Амалеку исправить свое состояние «…и не боялся он Б-га»[19], ибо неспособность обретения трепета перед Небесами глубоко укоренилась в этом народе. Для них исполнение воли Творца остается чем-то внешним, не затрагивающим их души, — об этом говорят мудрецы, приводя стих Писания: «Праведность возвышает народ, а милосердие народов — грех»[20]. В глубине души Амалека нет никакого трепета перед Небесами, и потому он лишен права на существование в мире.

Отсутствие богобоязненности не зависит от выбора отдельно взятого человека, иначе нельзя было бы сказать о целом народе «…и не боялся он Б-га»[21], ведь каждый делает свой выбор. И уж тем более нельзя было бы сказать этого о последующих поколениях: если отцы не боялись Г-спода, возможно сыновья смогут в дальнейшем исправить этот душевный изъян. Страх перед Небесами свойственен всем народам, кроме Амалека. Эта порочность так глубоко заложена в их душах, что ни одно поколение не сможет преодолеть ее. И наша обязанность — распознать Амалека и увидеть разницу между ним и египтянином или эдомитянином. Если же некто на это не способен, то он подобен непонятливому коню и мулу.

Знание состоит в способности различать не только между добром и злом, но и между меньшим и большим злом. Важно понимать, что абсолютное зло, не зависящее от выбора, порождается злом, изначально возникшим в результате свободы выбора. Ведь если бы Амалек не пошел войной против народа Израиля при его Исходе из Египта, то не возник бы закон «сотри память об Амалеке». Он сам своим злодейским выбором так поразил свою душу, вытравив из нее страх перед Б-гом, что этот порок стал его сутью и естеством на все последующие поколения. И никто из этого народа уже не может в себе ничего изменить, ибо это страшное душевное извращение унаследовано ими от их предков. Способность распознать злодейство имел в виду Всевышний, сказав: «Израиль, пусть будет у вас понимание»[22].

Отсутствие такого понимания — это не только недостаток мышления, но и изъян в качествах души. Он ведет к самому отвратительному душевному пороку — неблагодарности. Наш учитель, благословенной памяти, подробно разъяснил, что неблагодарность — самый большой недостаток. Одно из доказательств этому он вывел из истории со злодеем Биламом.

Билам является символом совокупности порочных качеств; все недостатки этого мира вышли из его школы. Об этом сказано в трактате Авот: «Всякий, обладающий тремя качествами, — из числа учеников нашего праотца Авраама, а наделенный другими тремя свойствами — из последователей нечестивого Билама. Добрый глаз, смиренный дух и скромная душа — качества учеников нашего праотца Авраама. Злой глаз, высокомерный дух и алчная душа — свойства сторонников злодея Билама. Разница между учениками Авраама и последователями нечестивого Билама в том, что ученики нашего праотца Авраама вкушают от этого мира и наследуют мир Грядущий, как сказано: “Дать любящим Меня существование — и сокровищницы их Я наполню”[23], а следующие за Биламом попадают в Геином и падают в Преисподнюю, как сказано: “А ты, Б-г, ввергнешь в Преисподнюю людей кровожадных и лживых; не проживут они и половины своих дней; я же буду уповать на Тебя”[24]»[25].

Рабейну Йона объясняет: «Все, что человечество получило от злодея Билама, — это злой глаз, высокомерный дух и алчная душа. В этих пороках заключено все худшее, что только можно найти в мире, а внешне зло может проявляться очень по-разному»[26].

И вот, даже изощренный в своей порочности Билам, сказал Балаку: «Из Арама привел меня Балак, царь Моава, с гор востока…»[27] Он имел в виду следующее: «Нам с тобой свойственна неблагодарность. Ведь, не будь их праотца Авраама, не родился бы и Балак, как сказано: “И было, когда уничтожал Г-сподь города равнины, вспомнил Б-г Авраама и вывел Лота из среды истребления…”[28] Если бы не Авраам, Лот не спасся бы из Сдома, а ты — потомок Лота! А не будь их предка Яакова, не родился бы я, поскольку Лаван удостоился сыновей лишь в заслугу Яакова, как сказано: “…а Рахель пришла со скотом, что у ее отца…”[29] — у Лавана не было сыновей, поэтому овец пасла его дочь. А когда Яаков уходил от этого нечестивца, тому уже были дарованы сыновья, как сказано: “И он услышал слова сыновей Лавана…”[30] “Так что, не будь их праотца, ни ты, ни я не появились бы на свете”, — сказал Билам Балаку»[31].

И хотя Билам обладал всеми дурными качествами, которые укоренял и распространял в мире, — все же ему было неприятно проявлять неблагодарность, проклиная народ Израиля. Причем речь здесь идет не о его личном благе, а о добре, оказанном предкам Билама праотцом Яаковом, и имеется в виду не видимый и ощутимый подарок, а благо, осознаваемое только разумом и полученное благодаря духовной заслуге. Это учит нас тому, что неблагодарность — худший из всех пороков в мире.

Это дурное качество возникает в людях из-за недостатка понимания. Человек подходит к коню или мулу, чтобы украсить его или дать ему корм, а тот выгибает шею и лягается. Об этом Всевышний сказал евреям: «Вы же не будьте такими, не уподобляйтесь коню и мулу, и да будет у вас понимание! Когда войдете в Землю Израиля, помните о том, чтобы воздать добром тем, кто оказал вам милость». Ведь понимание и разумение необходимы для возникновения чувства благодарности и осознания ценности и важности оказанного добра. Это разъясняется в книге «Ховот Алевавот» в разделе «Служение Г-споду». А если у человека нет разумения, он не будет признателен товарищу, и в конце концов станет неблагодарным и Всевышнему.

Удивительно, насколько знание влияет на чувство благодарности! Египтяне проявили неблагодарность к Йосефу, который спас их от смерти во время семи лет голода и собрал в Египте серебро, золото и бесценные сокровища со всего мира для будущих поколений. Однако в ответ на все это великое благо они решили: «Давайте ухитримся против него…»[32] — придумывали уловки против его народа, чтобы он не плодился и не размножался. Они не успокоились до тех пор, пока не реализовали свои замыслы и не обратили народ Израиля в тяжкое рабство. Они принудили евреев к работам, изначально предназначенными только для усиления их гнета. Они давали мужчинам женскую работу, а женщинам — мужскую. Их сыновей египтяне бросали в реку, фараон принимал «целебные ванны» в крови еврейских детей, вместо кирпичей замуровывали в стены их младенцев. Можно ли постичь всю тяжесть египетского рабства, под беременем которого евреи были вынуждены страдать день за днем, год за годом? И если разум требует воздавать добром за добро, а злом — за зло, то народ Израиля должен был бы отплатить им по принципу мера за меру, согласно их злым делам.

Однако не таково мнение Торы, которая нашла в египтянах нечто хорошее. Ведь в трудный час голода они предоставили евреям место для проживания. Поэтому Тора повелела: «Не гнушайся египтянином, ибо пришельцем ты был в его земле»[33]. Этот запрет требует не только удалить из сердца неприязнь к египтянам, — но и предоставить им право войти в Общину Г-спода. Даже самое большое и вечное счастье — принадлежность к народу Израиля — дано египтянам в благодарность за их благодеяние, несмотря на все причиненное ими зло. Тора разрешила им войти в Общину Г-спода — и только потому, что наш народ какое-то время проживал на их земле. И как много наш учитель, благословенной памяти, говорил об этой идее!

Всевышний требует от народа Израиля осознания разницы между Египтом и Амалеком. О египтянине говорится: не гнушайся им, ибо ты был пришельцем в его земле, а об Амалеке сказано: сотри память о нем. Даже их скот не должен остаться в живых, чтобы никто не мог сказать: «Это — стада Амалека!» И если народ Израиля не понимает этого, он нарушает предписание «Не будь, как непонятливый конь и мул, пасть которого затягивают уздой, дабы он не приблизился к тебе»[34]. Таковы силы мышления, которым Б-г одарил человека, а в особенности — народ Израиля.

В Талмуде сказано: «Если человек любит своих соседей и приближает окружающих, о нем говорит пророк: “Тогда воззовешь — и Г-сподь ответит, возопишь — и Он скажет: вот Я!”[35]»[36]. Изучая эти слова мудрецов, мы не понимаем, почему за любовь к близким обещана столь большая награда. Ведь обязанность любить людей совершенно естественна и следует из здравого смысла. Она выводится из слов пророка: «Преломи для голодного хлеб твой и бедных скитальцев приведи в дом; увидев нагого, прикрой его, и от плоти своей не отворачивайся»[37]. Но природа человека такова, что он испытывает в этом затруднение, ведь «Слова Торы скупы в одном месте, но щедры в другом»[38]. Повествование об эдомитянах разъясняет нам, кто относится к близким и до какой степени должна доходить любовь к ним.

Заповедь Торы «Не гнушайся эдомитянином, ибо он брат твой…»[39] дана не нашему праотцу Яакову, а более поздним поколениям. И это вызывает удивление: тысячелетия спустя народы по-прежнему считаются братьями, как в первом поколении, — мы по-прежнему братья Эдому. Но мы узнаем еще и до каких пределов доходит братская любовь. Эсав преследовал своего брата Яакова еще до их рождения: «И сказал Г-сподь ей (Ривке): два народа в чреве твоем, и два народа из утробы твоей разойдутся, и народ народа сильнее будет, и старший будет служить младшему»[40]. Наш праотец был вынужден бежать от своего брата, поскольку тот замышлял его убить, — гнев Эсава не ослаб за двадцать лет их разлуки, и только благодаря молитве, дарам и приготовлениям к войне Яаков спасся от него.

С тех пор и до наших дней не теряют актуальности слова пророка: «Так сказал Г-сподь: за три преступления Эдома и за четыре не отвращу Я гнева от него: за то, что с мечом он преследовал брата своего и презрел жалость свою, и бушевал гнев его всегда, и вовеки хранил он ярость свою»[41]. А наши мудрецы отметили: «Сказал рабби Шимон бар Йохай: нам хорошо известно: Эсав ненавидит Яакова»[42]. Это не изменится во всех поколениях, вплоть до прихода Машиаха: Эсав будет ненавидеть Яакова и преследовать его мечом. И именно таким злодеем Тора требует не гнушаться, поскольку он — наш брат!

Это совершенно новый взгляд на любовь народа Израиля, глава о том, что к далеким нужно относиться как к близким, а к грешным — как к праведным, вплоть до братской любви. Однако повеления Торы: «Не возненавидь брата твоего в сердце твоем, увещеванием увещевай ближнего твоего и не возложи на него грех»[43], «Не давай в долг под проценты своему брату…»[44] относятся только к народу Израиля!

В любви к еврейскому народу нет места для особой приязни к близким, ибо чем они лучше далеких? Ведь и те, и другие — братья! Однако Тора открывает нам, что и среди братьев существует определенная иерархия, и у более близкого родственника есть преимущество. Не следует сравнивать любовь в понимании наших мудрецов с природным чувством человеческой любви, поскольку ее уровень к каждому из народа Израиля и даже к Эдому гораздо выше естественной любви. Ведь, говоря о любви к Эдому, Тора исходит именно из любви в семье, к брату, и это закон Торы, а не природное чувство.

Тора раскрыла, что глубинам сердца человека нет границ, и в нем есть место для еще большего чувства, превосходящего любовь к брату. Об этом говорит пророк: «…и от плоти своей не отворачивайся»[45] — создай в своем сердце место для любви к близким. Они — прежде всех остальных, и бедные твоего города — твои нуждающиеся соседи — имеют преимущество перед жителями другого города. Это мудрецы вывели из стиха: «…лучше близкий сосед, чем далекий брат»[46]. И прежде всех остальных — мудрецы Торы, поскольку «Мудрец Торы имеет преимущество перед близким»[47], ибо в сердце всегда остается место, чтобы усилить любовь и дать одному преимущество перед другим.

Но в действительности все евреи — братья, ибо братская связь внутри народа Израиля никак не слабее, чем отношение Израиля к Эдому. И рабби Моше Кордоверо в книге «Томер Двора» написал, что заповедь Торы «И возлюби ближнего своего, как самого себя»[48] исходит из концепции любви к каждому еврею, как к члену своей семьи. Эта идея неожиданна для нас даже по отношению к нашим братьям — сыновьям Израиля, а Тора утверждает, что подобные же чувства необходимо испытывать и к Эдому, и ко всему этому можно прийти благодаря знанию.


[1] Эта глава — выступление Рава Авраама Гродзенского — главы ешивы Слободка, да отомстит Всевышний за его кровь, произнесенное на собрании друзей ешивы 29 Швата 1939 г. и изданное в вестнике «Кнессет Исраэль».

[2] Теилим 32:9.

[3] Дварим 23:8.

[4] Там же.

[5] Дварим 25:17.

[6] Песикта, Дварим 12:3.

[7] Берешит 9:6.

[8] Авот 3:14.

[9] Брахот 8б.

[10] Дварим 23:9.

[11] Дварим 25:17, 19.

[12] Шмот 15:15.

[13] Йеошуа 2:10-11.

[14] См. Звахим 116а.

[15] Дварим 25:18.

[16] Дварим 20:16.

[17] Дварим 25:19.

[18] См. Мишна Тора, «Законы Царей» 6:4.

[19] Дварим 25:18.

[20] Мишлей 14:34.

[21] Дварим 25:18.

[22] Песикта, гл. 12.

[23] Мишлей 8:21.

[24] Теилим 55:24.

[25] Авот 5:19.

[26] Рабейну Йона, там же.

[27] Бемидбар 23:7.

[28] Берешит 19:29.

[29] Берешит 29:9.

[30] Берешит 31:1.

[31] Мидраш Танхума, гл. Ваейце.

[32] Шмот 1:10.

[33] Там же.

[34] Теилим 32:9.

[35] Йешаягу 58:9.

[36] Йевамот 63а.

[37] Йешаягу 58:7.

[38] Иерусалимский Талмуд, Рош Ашана 17а.

[39] Дварим 23:8.

[40] Берешит 25:23.

[41] Амос 1:11.

[42] Мидраш Рабба, Берешит, гл. Ваишлах.

[43] Ваикра 19:17.

[44] Дварим 23:20.

[45] Йешаягу 55:7.

[46] Мишлей 27:10.

[47] Бава Меция 108б.

[48] Ваикра 19:18.


Моавитяне стали кочевым племенем, и со временем они образовали свое государство на землях к востоку от Мертвого моря, которые сегодня находятся на территории Иордании. Во времена Торы Моав был густо заселен, многие его города были обнесены крепостными стенами. Сами моавитяне были язычниками Читать дальше

Недельная глава Балак

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Зильбера на недельную главу «Балак»

Эуд бен Гера

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Биография отважного воина и праведника

Книга заповедей. Заповеди «Не делай»: 56-60

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Законы войны.

Недельная глава «Хукат» («Закон»). Что мы выигрываем и что теряем, исполняя свои желания?

Рав Бенцион Зильбер

Глава рассказывает о последнем, сороковом годе пребывания евреев в пустыне. Сороковой год был насыщен множеством важных событий: умерли Мирьям и Аарон, сестра и брат Моше; со смертью Мирьям общину покинул колодец, который служил евреям источником воды и все эти годы перемещался вместе с ними по пустыне; высекая воду из скалы, Моше совершает ошибку и лишается права вступить в Эрец-Исраэль; на пути к Эрец-Исраэль на евреев нападают кнаанейцы, и евреи с Б-жьей помощью одерживают победу. В конце главы сообщается, что евреи подошли к границам Эрец-Исраэль и остановились на восточном берегу Ярдена, напротив города Иерихо. Начинается глава с закона очищения от ритуальной нечистоты – закона о красной корове (пара адума). Этот закон относится к разряду хуким, т.е. к категории законов, не только глубинная суть, но и общий смысл которых не объясним в рамках человеческого сознания.