Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Всё, что археологи откопали в Хирбет Кияфе, точно соответствует тому, о чем говорится в Торе. Но революции в научном мире не произошло.

В долине Эла юный Давид поразил из пращи филистимлянина Голиафа. С этой победы всё и началось: Давида полюбил народ, царь Шауль назначил его своим воеводой, а его сын Йонатан стал лучшим другом Давида. На протяжении тысячелетий Тора была единственным свидетельством того, как и когда царь Давид воевал с филистимлянами и амалекитянами, расширял границы своих владений, объединял колена Израиля, строил Иерусалим. Только в конце XX века археология начала предоставлять научные доказательства этих и других фактов биографии царя Давида.

Город с двумя воротами в долине Эла

Археологи еще в XIX веке обнаружили развалины древнего поселения на холме недалеко от города Бейт-Шемеш, к юго-западу от Иерусалима, и обозначили его как «Хирбет Кияфа». С холма открывается вид на долину Эла — то самое место, где произошла историческая битва Давида и Голиафа.

Долина Эла имела во времена царя Давида стратегическое значение и служила коридором от береговой линии вверх через центр Иудеи и ее опорные города Хеврон и Иерусалим.

Серьезные археологические раскопки в Хирбет Кияфе начались только спустя полтора века. Приступая к работе в 2007-м году, Йосеф Гарфинкель из Еврейского Университета предположил, что именно здесь располагался еврейский город Шаараим, который три раза упоминается в Торе. Шаараим можно перевести как «Двоевратие» или город «двух ворот». «И поднялись мужи Исраэйля и Йеудеи, и вскричали, и преследовали Пелиштимлян до входа в Гай и до ворот Экрона. И падали убитые Пелиштимляне по дороге в Шаараим вплоть до Гата и до Экрона» (Шмуэль I 17:52).

Древние укрепленные города обычно имели только одни ворота — это делало их менее уязвимыми для врагов. Поэтому название «Шаараим» явно указывает на отличительный признак города — двое ворот.

После того, как Гарфинкель обнаружил на холме первые ворота, он знал, что скоро доберется и до вторых. Так оно и произошло. Западные ворота массивной крепостной стены Хирбет Кияфы смотрят на тот самый город Гат, откуда пришел Голиаф, а южные ворота — на Иудею.

Не все ученые согласны с тем, что речь идет именно о Шаараиме. По одной версии, Хирбет Кияфа — это Нетаим из 1-й книги Шмуэля, по другой — Адифаим из книги Йеошуа. Но возраст поселения предметом спора не является, а всё благодаря оливковым косточкам.

4 оливковых косточки

Во время раскопок с 2007 по 2013 год в Хирбет Кияфе, среди прочего, было найдено 28 обугленных оливковых ям. Ученые Оксфордского Университета подвергли четыре косточки от оливок радиоуглеродному анализу, и оказалось, что возраст их таков: 2851 года ± 31, 2837±29, 2799±31 и 2883±29. Эти годы приходятся на время правления царя Давида, а значит, крепость относится именно к периоду Объединенного Царства. Простоял город совсем недолго — около сорока лет, — и в спешке был оставлен жителями, а потом разграблен врагами.

Но что если радиоуглеродный анализ не совсем точен? Могла ли крепость быть построена царем Шломо? Это маловероятно, так как при царе Шломо филистимляне уже не представляли военной угрозы, и в строительстве укрепленного города на границе с ними не было смысла.

Так может быть, город был построен раньше и вовсе не евреями? Все эти сомнения отметаются результатами археологических раскопок. В короткой статье нет возможности рассказать обо всех находках, но даже перечисление некоторых из них позволяет понять, кем были жители этого древнего города.

Модель Храма в Хирбет Кияфе

То, что открылось глазам археологов, — это настоящий город, с числом жителей около 500-600, с казематными двойными стенами протяженностью 700 метров, к которым вплотную примыкают дома. Такое городское планирование было типично для той эпохи, и мы встречаем его в других иудейских городах, например, в Тель Беер Шева и Тель Бейт Мирсим. Известно, что именно при царе Давиде, около X века до нашей эры, начался процесс урбанизации в Иудейском царстве.

Руины одного из зданий археологи идентифицировали как дворец Давида, а другого — как обширную королевскую кладовую. Обнаружились и мастерские по изготовлению металлических инструментов и оружия, а также глиняной посуды. Причем, более 600 ручек глиняных кувшинов помечены именными печатями, как было принято в Иудее.

Но не вся посуда была местного производства — что-то было импортировано с Кипра, что-то куплено у соседей-филистимлян. Из Иордании и Египта привозились духи и лекарства. Укрепленный город был не только физически силен, но и экономически. В каждом втором доме были дренажные каналы, что свидетельствует о высоком уровне развития.

Археологи выяснили, что в Хирбет Кияфе питались только кошерным мясом: здесь найдены тысячи костей овец, коз, коров и рыбы — и ни одной свиной кости. Тогда как в близлежащем филистимлянском городе пятая часть всех костей принадлежала этим некошерным животным.

Еще одно важное доказательство того, что город был еврейским, — найденный обломок черепка (остракон) с фрагментом надписи протоханаанейским шрифтом, которая была сделана никак не позднее X-IX вв. до н. э. Хотя надпись до конца не расшифрована, некоторые слова не вызывают сомнения. Например, слово «аль таас» (не делай) — а оно отсутствует в других семитских языках. Еще удалось прочитать слова: «рабу», «суди», «расплата», «царь». Этот фрагмент явно был частью какого-то важного документа.

В 2012 году на объекте было найдено еще некоторое количество черепков, из которых за три года работы удалось восстановить сосуд, где чётко обозначилась надпись, содержавшая имя «Ишбааль бен Беда». Ишбааль — так звали второго царя Израиля, и он был, как известно, сыном царя Шауля, а не Беды. Профессор Моше Гарсиэль выдвинул версию, что Ишбааль бен Беда был одним из ведущих воинов Давида. Радиометрическая датировка слоя, в котором была открыта надпись, как раз указывает на время с 1020 по 980 годы до н. э. Даже если эта версия ошибочна, контекст времени и места — верен: Ишбааль упоминается в Торе 4 раза, и все упоминания относятся к временам царя Давида.

Самые интересные находки в древнем городе — это те, которые указывают на верования его жителей. В большом здании раскопали три большие священные комнаты. То, что для молитв не было построено отдельное помещение, — соответствует описанному во Второй книге Царств: Ковчег Завета долгое время хранился в домах.

Внутри обнаружились артефакты, имеющие отношение к Храму, которому предстояло быть построенным через несколько десятилетий. Даже умывальник со сливом для жидкости, соединённый с дренажным каналом, и ритуальные чаши для воскурений фимиама представляют в этом смысле большой интерес. Но главное — это две модели зданий: одна — из глины (около 20 см. высотой), другая — из известняка (35 см.).

У глиняной модели — богато украшенный фасад, с двумя стражами в виде львов или птиц, сидящих на крыше. И точно так же, как в описании Храма Шломо, которое приводит Тора, у этой модели есть две колонны (яхин и боаз) и завеса (парохет). Более того, модель выдерживает и соотношение между высотой и шириной Храма 2:1, которое мы находим в Мишне: «Все входы и ворота, которые были там, высота их — 20 локтей, а ширина — 10 локтей» (Масехет мидот 2:3).

Царь Давид — собирательный образ?!

Всё, что археологи откопали в Хирбет Кияфе, точно соответствует тому, о чем говорится в Торе! Но революции в научном мире не произошло, и эти важнейшие артефакты тихо, без всякой помпы, превратились в экспонаты Музея Израиля и Музея Библейских земель в Иерусалиме.

Как будто и не было многолетних упреков со стороны ученых-атеистов, что, мол, евреи пытаются выдать «литературное произведение» (Библию) за исторический источник, и что достоверности в этом произведении не больше, чем в кельтских мифах о короле Артуре. И что если и был некий царь Давид — то он был только вождем небольшого племени, численность которого составляла всего-то тысяч пять человек.

Первым вещественным подтверждением того, что царь Давид был значительной исторической фигурой, стала знаменитая стела из Тель-Дана, которую обнаружили в 1993 году. Текст, выгравированный на стеле, расшифровать до конца не удалось, но слова «Дом Давида» сомнений не вызывают. Хотя нашлись и такие приверженцы «библейского минимализма», которые считали, что там написано не «Давид», а «дядя» (дод) — эти два слова на иврите пишутся одинаково.

Второе открытие — это раскопанное в 2005 году монументальное здание, которое могло быть только описанным в Торе дворцом Давида. Его сейчас каждый может увидеть в «Ир Давид» (Городе Давида) в Иерусалиме. Среди множества найденных там булл есть и те, где написаны имена, которые встречаются в Торе. Например, имя Гемарияху сына Шафана, которое многократно упоминается в Библии как имя писца и официального лица во дни правления царя Йеоакима.

Хирбет Кияфа — первый из обнаруженных археологами укрепленных городов, который может быть отнесен только к эпохе Царя Давида, но, скорее всего, не последний. С каждой новой археологической находкой подтверждается хроника событий, переданная нам по цепи Традиции.

Кстати, оказалось, что неграмотные бедуины, живущие неподалеку от Кирбет Кияфы, ближе к истине, чем просвещенные профессора от «библейского минимализма». Потому что бедуинская традиция предписывает называть эту местность Кирбет Дауд («Развалины Давида»).

Последние открытия археологии подтверждают, что автор Псалмов царь Давид — не легенда, а реальный правитель Израиля, которому удалось расширить границы царства, одержав множество военных побед, получить доступ к берегам Евфрата и месторождениям меди. В результате деятельности царя Давида его наследнику царю Шломо достались богатые земли, на которых можно развивать империю и строить Храм. И даже модели частей Храма были готовы.

* * *

Чем ближе мы становимся к приходу Машиаха, тем больше обнаруживается доказательств подлинности Торы. Развитие археологии, квантовой физики, сравнительной лингвистики, астрономии и многих других наук ведут народы мира к пониманию того, что Тора — истинна и Б-г, создавший Вселенную и избравший еврейский народ, — Един.


Хотя Лаван был братом праведницы Ривки и отцом праведных праматерей Леи и Рахель, сам он считается в Торе одним из самых закоренелых злодеев и обманщиков. Пребывание Яакова в доме Лавана сравнивается с египетским изгнанием евреев. Читать дальше