Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Запрещено отпускать бедного, попросившего милостыни, ни с чем, а следует дать ему хотя бы один финик, как сказано: «Пусть не вернется он оттолкнутым и опозоренным». А если тебе совсем нечего ему дать, утешь его словами.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Статья из цикла р. Ашера Кушнира, созданного на основе приложения к его книге «Реальность и иллюзия»

2.1. Ограничения природы человека

Человек, желающий исследовать природу, имеет в своём расположении разум и пять приборов — пять органов чувств. Существуют ли принципиальные ограничения у этих средств познания мира?

Ограничения человеческого разума

В первую очередь нужно признать, что разумное познание ограничено рамками возможностей самого разума. Например, если бы мы жили в двумерном пространстве, то создали бы соответствующую прикладную двумерную физику. Человеческий разум склонен выявлять в природе лишь то, что позволяют рамки его собственной природы.

Как пишет[1] И. Кант, «естествоиспытатели поняли тогда, что разум усматривает только то, что сам производит по собственному плану…» То есть исследование не находит в природе то, что независимо от человека там находится; оно обнаруживает лишь то, что сам исследователь заранее подготовлен в ней искать. И дальше: «И так даже физика обязана столь благоприятной для нее революции в образе мышления исключительно счастливой догадке искать в природе сообразно тому, что сам разум вложил в нее, того, чему разум должен научиться от нее, и чего он одними своими силами вовсе не узнал бы».

К моменту начала исследования у учёного уже есть сложившиеся базовые представления о мире, включая здравый смысл и элементарные основы логики. И учёный бессознательно переносит эти правила здравого смысла и логики и на мир исследуемый.

Пока исследуемый мир не отличается от среды обитания человека, это не создаёт особых проблем. Но как только исследованию подвергается реальность, находящаяся далеко за пределами непосредственного восприятия человека и его масштабов, возникает риск, что учёный может понять эту реальность по инерции, в соответствии со своими исходными представлениями, а не выявить её истинную природу.

Так, если человек, будучи частью макромира, желает познать микромир или мегамир, он опирается в этом на представления, обусловленные знакомым ему макромиром, потому что никаких аналогий тем мирам в его разуме не существует. К примеру, с точки зрения человека и уровня его измерений все протоны одинаковы. Возможно, это так, но возможно, и не так. Чтобы понять, как обстоит дело, человек должен быть сопоставим по размеру с элементарной частицей…

Исследования в области квантовой механики столкнулись с необыкновенным явлением, как будто совершенно абсурдным феноменом: в отличие от исследования макромира, когда измерение никак не влияет на результат, наблюдение за объектом микромира влияет на этот объект[2].

Если мы захотим исследовать макромир, то при скоростях, приближающихся к скорости света, все привычные представления о пространстве и времени меняются. В той же степени попытка понять новые космологические гипотезы мегамира не всегда согласуется с привычной логикой мышления.

И чем глубже мы захотим познать природу, и чем дальше мы будем удаляться от знакомого восприятия мира, тем больше привычные рамки здравого смысла будут покидать нас, а с ними и уверенность в истинности понимания. В подобных исследованиях приходится строить здравый смысл заново на пустом месте[3].

Конечно же, учёные осведомлены о такой опасности и пытаются её обойти всеми возможными путями, но при этом нет никакой гарантии, что заново выстроенный здравый смысл окажется надёжным проводником в понимании реальности.

Ограничения пяти органов чувств человека

В ещё большей степени ограничения человеческого познания связаны с «приборами» исследования, пятью органами чувств. Их способность к восприятию реальности заранее ограничена вложенными в них свойствами.

Например, человек в состоянии жить в среде, где температура находится в узком диапазоне приблизительно от — 50 и до 50 градусов Цельсия. Но в природе, как известно, возможны температуры в диапазоне от абсолютного нуля и до многих миллионов градусов Цельсия. Непосредственное исследование этих температур недоступно человеку.

Человек видит и слышит только в очень узком диапазоне видимого излучения электромагнитных волн, но истинная картина, весь спектр электромагнитного излучения гораздо шире. И так во всех сферах восприятия.

Чтобы преодолеть эту проблему, человек придумал приборы. Они необыкновенно расширили границы человеческого знания о мире. К примеру, чтобы измерить температуру кипящей воды или раскалённого металла, недоступную для пробы пальцем, придумали термометр; недостаток остроты зрения был компенсирован за счёт телескопа и микроскопа, и т.д.

Итак, получается, что основные знания о мире человек приобретает не прямым путём, а опосредованно, через вспомогательные средства — приборы. И чем дальше человек удаляется от мира, воспринимаемого им непосредственно, тем больше приходится опираться на исследование опосредованное. Но это порождает несколько ограничений.

Во-первых, в этом случае человек вынужден опираться на измерительный прибор как на источник истинных знаний. И возможно, что измерение будет произведено точное, но вывод из него окажется ложным.

Предположим, что учёный юноша решил исследовать, какой величины рыбы водятся в городском пруду. Юноша забросил сеть и прошёлся от края до края, а затем измерил всех пойманных рыб. Так он пришёл к однозначному выводу, что в пруду водятся рыбы толщиной от пяти сантиметров и больше. На первый взгляд, установлен научный факт, но… Проблема в том, что результат зависит от ширины ячейки сети, которая в этом случае составляла пять сантиметров. Если бы ячейка была меньше, то и научный результат оказался бы другим.

Итак, эмпирическое научное исследование ограничено точностью инструмента измерения.

Во-вторых, достоверность опосредованного познания зависит не только от точности прибора, но и от его выбора. Если небосклон будет исследован оптическим телескопом, результат получится один, а если радиотелескопом, то другой. Электрон — это частица или волна? Зависит от того, каким образом мы будем это измерять. И так далее.

В-третьих, человек исследует и расширяет своё познание мира посредством усовершенствования того, что у него имеется в наличии. Можно, например, усовершенствовать зрение, слух, осязание. Но можно ли быть уверенным, что это обеспечит возможность познания истинной реальности всего мира?

К примеру, долгое время все знания о звёздах и галактиках человек получал посредством усовершенствованного глаза — телескопа. И только в последнее столетие выяснилось, что из космоса приходят сигналы и в виде радиоволн и рентгеновского излучения. Когда были созданы соответствующие приборы, раскрылась дополнительная, до этого неведомая реальность.

Человек готов искать и исследовать мир вне своих органов чувств, но не ясно, что именно искать, что ещё существует вовне, что ещё не раскрыто. И до тех пор, пока открытие не произойдёт, мы даже подозревать о нём не будем.

Более того, нет никакой методики или путей познания, позволяющих это неизвестное обнаружить. Многие важные научные открытия произошли «случайным образом». Например, радиоактивность была открыта при изучении явления флуоресценции. Фактор случайности присутствовал в открытии рентгеновских лучей. Так же случайно были открыты бакелит, с которого началась вся индустрия пластмассы, пенициллин — первый антибиотик, и т.д.

Таким образом, познание посредством органов чувств и вспомогательных приборов ограничено и не даёт полной уверенности в том, что природа не скрывает от человека что-то ещё.

Вывод

Перечисленных ограничений человеческого разума и органов чувств достаточно, чтобы поставить под сомнение способность человека полностью познать этот мир.


[1] И. Кант, «Критика чистого разума».

[2] Нобелевский лауреат Вернер Гейзенберг говорит: «Оказалось, что мы больше не способны отделить поведение частицы от процесса наблюдения. В результате нам приходится мириться с тем, что законы природы, которые квантовая механика формулирует в математическом виде, имеют отношение не к поведению элементарных частиц как таковых, а только к нашему знанию об этих частицах».

[3] Учёным действительно пришлось искать новый путь, и они его нашли в виде абстрактных понятий, математики, компьютерных моделей. Но где гарантия, что устройство мегамира и микромира соответствуют этим принципам?


Хотя Лаван был братом праведницы Ривки и отцом праведных праматерей Леи и Рахель, сам он считается в Торе одним из самых закоренелых злодеев и обманщиков. Пребывание Яакова в доме Лавана сравнивается с египетским изгнанием евреев. Читать дальше