Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Интервью с молодой парой, сыгравшей свадьбу в Украине накануне боевых действий

Критическая точка

Самый простой пересказ событий иногда задевает сильнее, чем статистика и факты. Просто рассказ людей, которые оказались не в том месте не в то время. И можно строить из себя эксперта на расстоянии, но в реальности не всегда можно предугадать, предусмотреть и подстелить соломку.

Надо было улетать? Израиль предупреждал? А загранпаспорта за день — два не делаются. Нет загранпаспорта — нет опции выбора. И начинаешь взвешивать, что и сколько ты теряешь, и невольно возвращаешься к вопросу, а это критическая точка? А если свободных денег нет, нет запасов, чем платить за жилье и как покупать вещи, которые по умолчанию были дома, а сейчас их не возьмешь с собой, а они нужны… Жизнь важнее, да. Но ведь никто до последнего не верил, а к моменту, когда реальность обрушилась, выбора как такового уже не было.

Хорошо, когда есть родственники, друзья или просто неравнодушные люди, которые помогут. Хорошо, когда есть община, есть люди рядом, которые примут. И не остаешься с бедой один на один…

Михаэль Меир: «Через неделю после свадьбы начался этот ужас»

С полок магазинов сметали консервы, крупы, макароны. Что еще положено покупать, когда вокруг идут военные действия? Список продуктов не меняется. К счастью, нам община заранее выделила деньги. Нет, мы не боялись. Было ощущение максимальной сосредоточенности. Ну, стащили матрасы на пол. Я пытался смешить жену, рассказывал про путешествия, приключения, вспоминал шутки. Мы ждали, пока появится возможность выехать из города. И тщательно отслеживали все новости. Новости были неутешительными.

В Одессе все было тихо. О том, что на территории Украины идет военная операция, мы узнали из новостей. И первые серьезные взрывы услышали, когда уже выезжали из города. Вот на выезде из города и был шок, правда, не из-за взрывов — когда ехали в сторону Приднестровья, увидели бронетранспортеры.

Почему мы не уехали? Десять дней назад у меня была свадьба. Вот такой вот медовый месяц получился. В те дни, когда правительство Израиля настойчиво рекомендовало покинуть пределы Украины, у нас были шева брахот, а самое главное — спокойно все было в Одессе. Уехали считанные единицы. Да и цены на билеты в Израиль просто взлетели. Никто не верил, что это приобретет такой размах, что коснется гражданского населения.

В последние несколько дней, когда появилась напряженность, и мы поняли, что угрозами все не обойдется, воздушное пространство Украины было уже закрыто.

В четверг утром, 24 февраля, в общине отменили общественные молитвы, и настоятельно рекомендовали не выходить из квартир без серьезной на то причины. Пока руководство общины искало способы вывезти людей из города, мы собирали вещи.

Уехать смогли те, у кого были загранпаспорта. Не у всех родственников они были… Те, у кого не было загранпаспортов — остались.

И вот мы собрали вещи, ждем. Звонят: через час выезжаем. Вот тут стало жутковато.

До молдавской границы доехали быстро, да, я знаю истории, что многие ехали очень медленно, но нас это не коснулось. На молдавской границе встречали еврейские волонтеры — израильские студенты, и все, кто могли помочь с молдавской стороны.

Пока живем в гостинице. Тут немного прохладно, потому что нет отопления, и по ночам мы укрываемся куртками, пледами, и всем, чем можем.

Горячая еда. Пока не очень хорошо с кошерной едой, но мы пытаемся организовать. Есть фрукты, картошка, каши и даже мюсли. В молдавской общине есть кошерная кухня, но это совсем не те масштабы. Община небольшая, а сейчас приехали около полутора тысяч человек, и всем надо как-то готовить. Местные помогают, но все равно пока непросто. Ладно, главное — хорошо, что нам было куда приехать.

Мы знаем, что большое количество людей хотят помочь, но до моих знакомых и друзей это пока никак не дошло. Видно, что люди жертвуют, но не совсем понятно, как увидеть эти деньги тем людям, которым они нужны. Здесь есть возможность снять деньги с украинской и израильской карточки. С этим нет проблем… Нужны одеяло, сахар, чай, шампуни, полотенца. Много семей с детьми. Нужны игрушки, памперсы… Да, люди собирались, но все равно все, что надо для жизни вот так не соберешь. Нам утром сказали, что, может быть — будет возможность, но что точно едем — мы узнали за час.

Посольство нам ничем помочь не смогло. Мои знакомые очень хотят улететь в Израиль — не имеют возможности. Молдавия «закрыла небо», вылет возможен из Румынии, и один билет стоит 350—400 долларов на человека, не у всех хватает денег. Люди надеются, что в ближайшие недели все упокоится и все смогут вернуться домой. Если этого не произойдет, мы будем пытаться улететь в Израиль. Но мне есть куда ехать, у меня в Израиле есть дядя. А многие семьи хотели бы уехать в Израиль, но у них нет ни денег на билеты, ни возможностей снять себе квартиру в Израиле. Не всем есть, к кому ехать. Нет родни, которая смогла бы их принять. Многие были в Израиле раз в жизни, пару дней. Они приедут и что дальше? Ни квартир, ни денег на гостиницу, ни родственников. Спасибо большое одесской общине и молдавским волонтерам. Пока есть возможность спокойно перекантоваться тут.

Три года назад я приехал на программу Маса, после — остался в Израиле, два года учился в Йешиве Толдот Иерушун, потом женился на девушке из одесской общины. Планировали первый год жить в Одессе. А через неделю после свадьбы начался этот ужас. Такой вот необычный у меня получился медовый месяц.

Несья, жена Михоэля Меира:

Мне 21. Я родилась в Одессе. Все мои сейчас там — родители, сестры, тетя с братьями. Я не могу сейчас вспомнить, как узнала о начале военных действий. Просто почему-то нет этого в памяти. В это ну никак не верилось, поверила, когда услышала первый бум за окном. Тогда, помню, стало очень страшно.

Как мы собирали вещи? Быстро. Хотелось взять с собой все. Но нас попросили не брать много вещей, чтобы осталось больше места для людей. Мы взяли документы и деньги. Сменное белье. Брали еду, которая долго может не портиться, воду, напитки. Мы не знали, сколько будем стоять на границе.

На душе — тяжесть, ощущаю постоянную тревогу, очень скучаю по родным. Слава Б-гу, что есть связь, можно разговаривать. Чего больше всего не хватает? Мужа. Он занят большую часть дня, заботами в общине, он у меня такой активный и ответственный. Я его редко вижу, а ведь у нас вторая неделя после свадьбы…

Два руководителя нашей общины, которые во время военных действий оказались в Израиле, вернулись к нам и привезли еды. Но, поскольку ее везли из Израиля в Румынию, потом в Молдавию, то ее не так много, как хотелось бы.

На днях открыли детский садик, есть уроки для школьников. И обязательно — учим Тору.

Мы обустраиваемся. Уже куплено шестьдесят одеял, обогреватели, несколько чайников. Для детей купили батуты и игры. Как бы то не было, есть крыша над головой, еда, самое необходимое, а главное — есть чувство безопасности.


Тора запрещает поддерживать тех, кто разжигает споры и занимается деятельностью, в результате которой умножаются раздоры и разногласия. Читать дальше

Великие битвы и как их пережить

Эстер Оффенгенден

И вот, наконец-то, засучив рукава, начинаем учиться спорить, ругаться и ссориться, критиковать, высказывать всё, что накипело, что-то делать с эмоциями и теми, кто их вызывает.

Как одолеть гнев 1. Молчание и тихая речь

Рав Авраам Елин,
из цикла «Как одолеть гнев»

Как противостоять гневу и оскорблениям? Гнев лишает человека чистоты видения, лишает рассудка. Кривые пути становятся прямыми, запрещенное — разрешенным...

Не поступай как Корах и его община. Корах

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Корах пытался поднять бунт. Он опирался на галахические вопросы, чтобы отнять власть у Моше, избранного Б-гом лидера.

Спор губит даже наиболее возвышенные вещи

Хаим Фридман

Запись беседы с руководителем нашего поколения равом Аароном-Йеудой-Лейбом Штайнманом в его доме на исходе субботы перед праздником Шавуот 19 мая

Примирение

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Решение «вернуться» не означает побега от реальности или попытки найти опору в религии в тяжелый период жизни. Это здоровое и взвешенное заключение, к которому вполне может прийти любой человек.

Недельная глава Корах

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Корах»

Тяжкий грех — говорить плохо обо всем еврейском народе. Хукат

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Каким образом Моше обвинил весь народ в бунте? Еврейский лидер всегда тщательно выбирал слова, это произошло и сейчас.

Давид. Бегство от Шауля

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Трижды за Давидом приходили посланцы Шауля, но при виде того, как Шмуэль обучает пророков, они ощущали схождение на них духа святости и присоединялись к ученикам Шмуэля.

Просьба о прощении

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Если же супруги не привыкли просить прощения, и вместо признания своих ошибок заняты попытками найти оправдание своему поведению, и тогда, без всякого сомнения, они не вынесут никаких уроков из провала и промаха.

Избранные комментарии на главу Корах

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

За общественным протестом всегда скрываются конкретные лидеры. Важно уяснить себе, что движет этими людьми, забота о народе или личные амбиции.

Раби Цви-Гирш бар Арье-Лейб Левин

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Интересные рассказы из жизни одного из духовных вождей евреев Германии. Борьба с «просветителями».

Ахия Ашилони

Рав Александр Кац,
из цикла «Хроника поколений»

Принадлежал к колену Леви. По свидетельству кабалистов, он был воплощением души праотца Авраама