Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Богатырь — это тот, кто покоряет своё влечение ко злу в момент, когда близок к совершению греха»Виленский Гаон
Рассказ Виктории Я. Коронавирус и молитва.

Письмо читателя на сайт Толдот.Ру

Наша семья никогда не была религиозной, но во мне давно уже живет чувство, что молитва способна спасать. Ведь мы тут на земле не сами по себе существуем. Да, мы не видим Высшего Мира, Небеса Небес, но там видят нас и слышат наши молитвы. Совсем недавно в нашей семье произошла история, после которой я убедилась в этом.

Это случилось поздней осенью. Мама переболела в легкой форме коронавирусом, сдала тест — он был отрицательным, — и все мы думали, что самое страшное позади: остался лишь легкий кашель.

Вскоре маме нужно было пойти в поликлинику по другому вопросу, и рядом с ней в очереди сидела женщина и очень сильно кашляла. К вечеру мама почувствовала себя плохо: голова заболела, кашель усилился. На следующий день ей стало ещё хуже. Я второй день упрашивала ее разрешить вызвать «скорую помощь», но мама все отказывалась, и я не знала, что делать.

Тогда я просто взяла книгу Теилим и начала ее читать. Мне подумалось: если я прочитаю всю книгу Теилим, тогда мама точно поправится. Наступил еще один день, к вечеру мамины глаза потемнели, лицо осунулось, было видно, как ей плохо. К вечеру я снова взялась за Псалмы.

Где-то моё сердце наполнялось радостью от слов Царя Давида, а где-то — слезами. Я сидела в своей комнате, читала по двадцать псалмов, молитву за больного — и выходила посмотреть, не стало ли маме лучше. Потом снова двадцать псалмов и снова молитву. Через три часа, когда мама сказала, что стало чуть легче, я очень обрадовалась и решила читать столько, сколько смогу.

В половине третьего ночи я почувствовала, что теперь довольно, можно спать, но решила заглянуть сначала в комнату родителей. Зашла — и обмерла: маме было так плохо, что она даже не могла сесть на кровати. Не спрашивая, я вызвала «скорую» и снова взяла в руки Теилим.

Приехавший по вызову врач предположил, что у мамы может быть инсульт, и нас повезли в больницу. Получив результаты анализов и компьютерной томографии, врач сообщила:

— Вам очень повезло! Ещё не успело случиться непоправимое, инсульта нет. Но ждать нельзя, ведь поражены 10 процентов легких! У Вашей мамы коронавирус, её срочно нужно госпитализировать.

Я не верила своим ушам:

— Как коронавирус? Мама буквально только что переболела, на днях был тест отрицательный…

— А сейчас уже положительный! Вашу маму нужно срочно положить под капельницы, чтобы не допустить инсульта!

В тот же день мама уже лежала в «красной зоне» больницы, а мы с папой сделали тесты на коронавирус и поехали домой. Наши мазки ПЦР тоже оказались положительными. Я только и делала, что читала Теилим и молитву за больного. У мамы держалась температура под 40, кашель не проходил, сатурация начала падать. День, второй, третий, четвертый… Я мало что помню из событий тех дней, только помню, что всё читала и читала Теилим. К пятому дню температура наконец начала опускаться, но в целом лечение шло тяжело. Очень тяжело.

Сестра косо посматривала на меня с моей книжкой Теилим, и в глазах ее читалось: «Всё молишься, а маме только хуже становится…» Но я хотела видеть хорошее. Температуру всё-таки сбили, маме дали место в хорошей палате, а её врач Анна Владимировна оказалась такой отзывчивой женщиной и грамотным врачом. Дай ей Всевышний благ этой жизни. Прекрасный, заботливый врач.

Спустя неделю после госпитализации Анна Владимировна сказала мне по телефону, что маме сделали анализ крови из артерии, и показатели были хорошие. Я буквально почувствовала выдох всего своего организма. Я болела сама, но мне ведь читать Теилим было надо, я как-то держалась, а тут расклеилась, почувствовала, как устала за эти дни.

Наконец, и я выздоровела, и еще через несколько дней назначили выписку мамы. Слава Б-гу, мне не пришлось увидеть, что творится в ковидном отделении. Мама, как только попала туда, сразу сказала, что нам надо было вакцинироваться. Прививка не даёт разболеться до такой степени, чтобы легкие стали резиной. Там уже не до рассуждений о побочных эффектах прививки. Либо выйдешь сам, либо тебя уже вынесут.

Пока я ехала в больницу забирать маму, всё представляла себе, как мы обнимемся. Так жалко её было, такую несчастную там. Но вот в вестибюле больницы, пока я ее ждала, появились двое: мужчина и женщина, — и стали выяснять у гардеробщицы, как можно забрать вещи человека, что-то еще про документы. Я поняла, что у них умер кто-то близкий.

Вышла мама, протягивая ко мне руки. А я не смогла обнять ее на глазах этих людей, когда у них горе. Да, я понимаю, есть смерть, и есть жизнь, и все же хотелось пощадить их чувства… Мы ехали с мамой в такси, и я подумала, что позади мои молитвенные дни. Хотя мама и говорила мне все эти дни, что мои молитвы не помогают, я знала одно: «Жизнь и смерть; бедность и богатство; всё — от Всевышнего», и мамину душу не заберут отсюда, если на это не будет решения Владыки Мира.

В первый день после выписки мама была приветлива. Так мне приятно было видеть её дома, и она радовалась, разбирала свои сумки. А на второй день мама стала срываться на меня, кричать, обвинять в чем-то… Да, в последнее время у мамы стал портиться характер. А может быть, это болезнь. Мне стало так больно, ведь я так переживала за нее, так молилась… Что же, всё зря? И молитвы никому не помогают — ни маме, ни мне самой?

Я подумала, что мама права. Она не чувствовала молитв, а я всё говорю о Всевышнем. Разве я имею право на это? Всё что-то делаю и делаю, а результата ноль, а то и еще хуже — минус. Все равно все будет по воле Всевышнего. И «жизнь и смерть» от Всевышнего, и «бедность и богатство» тоже от Него.

Словом, я стала опять молиться, теперь чтобы увидеть пример второй части этого изречения, поучаствовать в нём. Лично у меня сомнений нет, что Всевышний услышал мое чтение Теилим, и поэтому моя мама, с АКШ на сердце, с диабетом, два раза переболев коронавирусом, вышла из больницы своими ногами. Хвала Всевышнему!

Я читала Теилим и размышляла. Может быть, я ошибаюсь — вообще во всём ошибаюсь? Я пытаюсь порой хотя бы шабат провести правильно, но и это мне мало удаётся. Я не веду религиозный образ жизни. Так откуда у меня такое горение к молитвам, Всевышнему, а главное — такая уверенность, что Он есть и что Он принимает постоянное участие в моей жизни? Почему-то я чувствую так с самого детства, это чувство и привело меня к молитве. Никогда мне не надо было никаких протекций от людей, главное — чтобы Всевышний не забыл обо мне.

Многим людям на моём пути я говорила о Нём, убеждала неверующих. И вот впервые сама усомнилась — а вдруг мои чувства меня подводят? Стала прокручивать свою жизнь в последние годы… Разве Всевышний помогал мне? Разве я получала ответ на мои молитвы? Молись — не молись, никакой разницы.

Так я и сказала с горечью маме на следующее утро: «Бога нет, Он ничего не делает». Мой мир разрушался. Всё, во что я верила с детства, — ошибка. Уверенность в Его Всемогуществе — тоже ошибка. Мои молитвы ничего не дали, а маму спасли врачи. От этого «открытия» мне стало так плохо, что я вновь взялась за спасительную книгу Псалмов.

Вот странно. Уже сколько я читаю Псалмы, а сейчас впервые заметила, что Давид просил Всевышнего в своих молитвах 13 лет, и только потом Он восстановил его в силах. Я поняла внутри себя удивительное: это просто любовь, она не уходит. Я просто люблю, даже если ничего нет мне от Него. Мой мир тот, где Всевышний есть, а без Него я не могу. Если Он не отвечает мне, значит, есть причины. Может быть, я молюсь неправильно, или прошу не о том, или на иврите еще пока плохо читаю…

Я решила прочитать всю книгу Псалмов до конца. Потому что по-другому я не могу. Разве можно представить мир без радости, чуда, удачи, любви? А ведь это Он всё и есть.

В ту ночь случилось первое чудо. Маме после долгого перерыва приснился сон — ивритские буквы, которые сами составлялись в слова. Это были не просто слова, это было послание, получив которое мама проснулась на утро с желанием поблагодарить Вс-вышнего за свое выздоровление.

И вдруг у меня будто открылись глаза, и я поняла, насколько неслучайным было то, что я встретила в больничном вестибюле тех двух людей, которые потеряли кого-то из близких. Ведь это мне было показано не случайно, а в качестве иллюстрации к строке псалма про «жизнь и смерть»!

Случайностей нет. Есть только желание Всевышнего и его нежелание. В то утро ко мне вернулась внутренняя радость души и уверенность в том, что Теилим помогают зайти к Нему на аудиенцию. Не всегда ясно ты поймешь, что молитвы Там слышат, но их слышат всегда. Не всегда мы видим Свет Вс-вышнего, но он тоже никогда не пропадает — Свет, который просто есть.

А иногда этот Свет проявляется в чудесах. Что мы чувствуем, когда нас обнимает кто-то близкий? Объятие убеждает нас в искренности чувств, в заинтересованности. Так и чудо в жизни — как объятие любимого человека.


Тамуз — четвертый месяц года, если считать месяцы года с месяца Нисан. В этот месяц отмечается одна из скорбных дат еврейского календаря — пост 17 Тамуза, с которого начинаются три недели траура (недели «Между теснин»). Читать дальше