Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Если учёные-атеисты ошибаются, то откуда у них такие успехи?

Темы: Реувен Куклин, Тора и наука, Религия, Мировоззрение, Атеизм

Отложить Отложено

Почему научное мировоззрение, опирающееся на материалистическое учение, приводит к положительным результатам и убедительно объясняет мир, не обращаясь к религии? Если учёные-атеисты ошибаются, то откуда у них такие успехи?

А. Москва, Россия

Отвечает рав Реувен Куклин

Уважаемый А!

Успехи учёных основываются на том, что они правильно понимают и используют законы природы. Относительно самих законов разногласий между религией и наукой не существует. Спор между религией и отдельными учёными идёт о первоисточнике законов. Подсознательно все учёные согласны, что есть Высшая Сила, которая установила эти законы, ведь само слово «закон» свидетельствует об этом. Нет закона без законодателя. Откуда у учёных может быть уверенность, что процессы, которые они наблюдают, постоянны, если нет единого Властителя, который устанавливает законы и следит за их соблюдением. Более того, тенденция такова: большие учёные стремятся сформулировать теорию, которая бы обобщила многочисленные законы. Если не верить в единого Творца, то нет никакого основания предполагать, что между различными законами природы существует что-то общее.

Давайте также не забывать, что именно глубокое изучение законов, по которым «работает» мир, наблюдение изумительной полноценности и гармонии, царящих в нём, привело крупнейших учёных к твёрдой безоговорочной вере в Творца.

Как известно, Ньютон, «ключевая фигура научной революции 17-го века» (Британская Энциклопедия), был глубоко религиозным человеком.

Ньютон написал о вопросах религии больше, чем о проблемах естественных наук. При изучении трудов Ньютона после его смерти было подсчитано, что он написал более 1,400,400 слов на религиозные темы, – больше, чем об алхимии и математике, и даже больше, чем о физике и астрономии.

Вот что писал один из величайших учёных всех времён – Эйнштейн:

«Мне достаточно чувствовать тайну вечности жизни, узнавать и догадываться об удивительном устройстве всего сущего, решительно сражаться, чтобы ухватить зерно, пусть самое малое, мудрости, открывающейся в природе».

В другом месте он пишет: «Мудрость, открывающаяся в природе, настолько возвышенна, что всё значение, которое люди приписывают собственным мыслям, является по сравнению с ней абсолютно ничтожным. Это ощущение – то, что руководит жизнью учёного и его усилиями… в той мере, в какой он способен подняться над своими эгоистическими стремлениями. Без сомнения, это ощущение очень близко к тому, что переживали основатели религий во все времена».

Эйнштейн признавал также центральное место религии в различных плоскостях жизни: «Жизнь казалась бы мне абсолютно пустой без стремления достичь цели, которая недостижима в областях искусства и научного исследования».

Привожу выдержку из статьи, опубликованной в журнале "Эт Лахшов" (3 апреля 2002):

В США прибыли студенты, чтобы посетить профессора Альберта Эйнштейна, отца теории относительности и лауреата Нобелевской премии по физике, и составить себе впечатление о его мудрости и гениальности. Встреча была организована в престижном Принстонском университете.

Один из гостей спросил Эйнштейна:

«Что находится над атмосферой?» (Атмосфера – газовая оболочка, окружающая Земной шар, защищающая его от солнечной радиации и т.д.).

Эйнштейн ответил: «Стратосфера».

«А что находится над стратосферой?» – спросил студент.

«Ионосфера», – ответил профессор.

«А что над ионосферой?»

Ответил Эйнштейн: «Именно там. Там начинается дорога в синагогу…» (из американского журнала «Тикун а-нэфеш», посвящённого вопросам мысли и духа).

Из книги «Эмунот» Г. Эрига, лектора по психологии в одном из израильских университетов; выдержка из интервью с ним рава Исраэля Эса в книге:

«Я родился в Бельгии и был воспитан на культуре просвещённой Франции. Когда я повзрослел, мы переехали в Америку, там я впитал англо-саксонскую культуру и упивался свободой, равенством и уважением к личности, которые пробуждают патриотическую гордость в сердце каждого американца. Вообще-то, я знал, что родился евреем, но в свободной Америке это не имеет никакого значения. Еврей, итальянец, ирландец и поляк – все мы равноправные американцы. Меня призвали в армию и отправили в Корею.

В один из «воскресных» отпусков мы – группа американских солдат – зашли в кабак «оттянуться». Ребята напились и начали буянить, били тарелки и бутылки и швыряли их прямо в зеркало. Они убеждали меня тоже выпить. Я выпил немного, но не напился, не начал буянить и не особенно сквернословил. Они разозлились и закричали: «Дёрти джу!» (грязный еврей!).

Первый раз в жизни я услышал такое ругательство, это было первое потрясение. Благодаря естественным психическим защитным механизмам я немедленно решил, что скверна – в них, в гоях. А не в моей еврейской душе. Когда я закончил службу, моё сердце было уже полно еврейской гордостью, и я вступил в организацию «А-Шомер а-Цаир» в Америке, чтобы укрепить свою еврейскую гордость и самосознание. В Америке была тогда мода на крайнюю левизну, которая заразила и меня, поэтому я выбрал «А-Шомер а-Цаир». Там предоставлялись возможность общения и идеологическое воспитание. Это восполняло то, чего мне недоставало, когда я изучал культуру Франции и Англии в университете.

Одним из мероприятий ячейки было посещение профессора Эйнштейна. Он был уже глубоким стариком. Мы пришли рассказать ему, что наша группа уезжает в Израиль. Нам хотелось составить себе впечатление о его личности «напрямую», насладиться его обществом и пожелать ему добра, потому что его незаурядная личность и гениальность в науке укрепляли нашу еврейскую гордость. Он показал нам свою лабораторию, сказал добрые слова о государстве Израиль и побеседовал с нами.

Один из студентов начал свой вопрос словами:

«Г-н профессор, перед вами давно открыты все тайны Вселенной…»

Здесь Эйнштейн, который был чрезвычайно вежлив и любезен в течение всей беседы, прервал его и сказал:

«Только Б-г на небесах знает все тайны вселенной».

Мы были потрясены. Ведь в «Шомере Цаире» мы были воспитаны на неверии, атеизме и марксизме, и вдруг самый великий и маститый учёный в мире говорит подобные вещи, несмотря на наше неприятие. Он добавил:

«Вся удивительная законосообразность природы свидетельствует о существовании Б-га, Творца всех миров. А вы что думали, законы Творения – это игра в кубики?»

В своей книге «Моя вера» Альберт Эйнштейн пишет:

«Самое сильное впечатление, которое мы можем испытать, – это ощущение тайны; это – источник истинной веры и науки. Человек, которому чуждо это ощущение, который не способен восторгаться, взирать с воодушевлением и трепетом, подобен мёртвому. Его глаза закрыты для знания: то, что нельзя потрогать руками, действительно существует и проявляет себя в самой высшей мудрости и самой сияющей красоте, которые мы с нашими убогими возможностями способны постичь только в самых примитивных формах. Это знание, это чувство – в центре настоящей религиозности».

И он заключает:

«Моя вера вытекает из чувства кротости и восхищения перед Высшей Силой, Бесконечностью, Открывающей Себя в малых деталях, которые мы только и можем постичь своим мягким и слабым мозгом».

С уважением, Реувен Куклин

Читайте:
Тора и наука
Что такое атеизм?

Материалы по теме


В недельной главе «Тазриа» («Зачнет») изложены законы, определяющие состояние ритуальной нечистоты у человека Читать дальше

Недельная глава Тазриа

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера на недельную главу Тазриа

Избранные комментарии к недельной главе Тазриа

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Ни одна часть Б-жественного Закона не может служить столь действенно для развенчания иллюзии относительно «гигиенических целей Моисеева законодательства», как эта глава

Мидраш рассказывает. Недельная глава Тазриа

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

«Тазриа» («Зачнет»). Нерасторжимый союз

Рав Бенцион Зильбер

Глава «Тазриа» содержит законы, определяющие состояние ритуальной нечистоты у людей и вещей, вызванное родами и болезнью цараат (в переводе — проказа; особая болезнь, не тождественная той, что называют проказой в наше время).