Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Что считать острой пищей? Каковы её особенности с точки зрения законов кашрута?

Острая пища способна усиливать вкус, выделяющийся в нее из посуды, в которой она варится. Талмуд придает этому эффекту большое значение, утверждая, например, среди прочего, что лук, жарящийся на мясной сковороде, впитывает вкус мяса так же интенсивно, как впитывал бы его из куска мяса, если бы тот жарился вместе с ним. Такой взгляд приводит нас к двум выводам:

  • 1. Мы уже говорили (см. ч.6), что картофель, сваренный в молочной кастрюле и затем по ошибке политый мясным соусом не стоит выбрасывать: скорее всего раввин, к которому вы обратитесь за консультацией, скажет, что постфактум есть его можно. Это разрешение было основано на утверждении, что вкус молока в стенках кастрюли ослаб до такой степени, что дополнительный его переход из стенок кастрюли в картофель практически сводит его на нет, поэтому мясной соус его не запретит. Однако к луку, жарящемуся на мясной сковороде, мы подходим так, будто он принимает мясной вкус не от стенок сковороды, а непосредственно от мяса — словно оно лежит и жарится рядом с луком. Поэтому, если такой лук затем смешали с молочными продуктами, есть его нельзя даже постфактум.
  • 2. Еще мы выяснили, что молоко, вскипяченное в суточной мясной кастрюле, не запрещено, поскольку считается, что вкус мяса за сутки испортился. Понятно, что такая «суточная порча» делает дозволенным только вкус мяса, но самого мяса она не касается (другими словами, мясо, даже простоявшее сутки, запрещает все молочное). Так вот, острая пища впитывает вкус мяса из стенок мясной кастрюли так же, как если бы кусок мяса находился в самой кастрюле. Это значит, что правило разрешения суточной кастрюли неприменимо к острой пище. Поэтому, если в мясной кастрюле, которой давно не пользовались, готовится лук, а потом он добавляется, например, в творог, полученную смесь можно смело выбрасывать.

Теперь можно сформулировать правило: острая пища, пожаренная на мясной сковороде (даже если сковорода суточная), становится мясной, и, когда мы смешиваем ее с молочными продуктами, тем самым мы их безнадежно портим; то же самое про острую пищу, сваренную в молочной посуде (пусть даже суточной): она необратимо становится молочной и, если ей придется смешаться с мясом, обречена на выброс. В таких случаях ни один раввин нам не поможет.

Какая же пища считается острой? Вот список продуктов, которые считаются острыми или которые, будучи добавлены к пище, делают ее острой: лук, чеснок, редис, перец (и стручковый, и черный), хрен, селедка, различные острые восточные приправы, маслины, кислые недозрелые фрукты, маринады и т.п. Важное замечание: пища становится острой только тогда, когда входящие в нее перечисленные продукты составляют большинство.

Используем полученные знания на практике. Спрашивается: если в суточной мясной кастрюле сварили перченый суп, можно ли заправить его сметаной? Очевидно, что ответ положителен, поскольку в нашем супе перца по объему скорее всего меньше чем остальных ингредиентов (предполагается, что мы сварили не венгерское лечо; хотя и для лечо возникает сомнение — можно ли сказать, что перца в нем больше чем 50 процентов?).

Рассмотрим еще одну особенность острых овощей, а именно: их способность определенным образом влиять на выделение впитавшегося вкуса из лезвия ножа. Не будь овощи острыми — никаких проблем бы не возникало. Например, если хозяйка нарезала помидоры, огурцы или прочие неострые овощи мясным ножом и хочет подать их с творогом, то она должна удалить с их поверхности мясной жир, покрывавший до сих пор лезвие ножа и перешедший на поверхность овощей в местах разреза. Для этого достаточно поскрести овощи в том месте, где их касался нож; если же нож был абсолютно чистым, т.е. заранее вымыт твердой мочалкой с применением моющих средства, то даже этого делать не надо. В любом случае, поскольку режутся холодные продукты, вкус мяса, впитавшийся когда-то в лезвие ножа, не выделяется, и единственная проблема — наружный прозрачный слой жира.

Но если хозяйка режет острые овощи даже абсолютно чистым ножом, их острота приводит к интенсивному выделению вкуса, впитавшегося ранее в лезвие. Поэтому редьку, разрезанную мясным ножом, нельзя есть с молочными продуктами. Также не следует ни заправлять мясо репчатым луком, накрошенным молочным ножом, ни тушить его в нем, ибо лук стал «молочным»; но если мясо уже заправлено, то лучше всего обратиться к авторитетному раввину.

Под действием ножа, которым режут острые продукты на тарелке или на кухонной доске, последние (тарелка или доска) впитывают, а затем выделяют вкус, который ранее мог содержаться в ноже. Отсюда следует, что нельзя чистить лук мясным или молочным ножом на парвеной доске, а также резать чеснок парвеным ножом на молочной или мясной тарелке. Тем более нельзя резать лук молочным ножом на мясной тарелке и наоборот.

А теперь рассмотрим несколько «аварийных» ситуаций:

а) Лук почистили мясным ножом на молочной тарелке. — В этом случае следует проконсультироваться со своим раввином, поскольку относительно статуса очищенного лука, ножа и тарелки существуют разные мнения.

б) Парвеным ножом порезали чеснок на молочной тарелке. — Лехатхила нельзя есть этот чеснок с мясом, поскольку существует простое решение вопроса — нарезанный чеснок можно съесть с молочными или парвеными продуктами. Но, если его уже положили в мясное блюдо, надо посоветоваться с раввином, а заодно спросить, не стал ли нож молочным*.

в) Лук почистили молочным ножом и пропустили через мясорубку (или миксер). — И в этом случае необходимо обратиться за консультацией к знающему раввину, ибо не исключено, что наша мясорубка (миксер) отныне молочная!


Чтобы понять, почему Храм был построен именно в Иерусалиме, нам следует сначала понять, каковы функции Храма. А затем вдуматься: в чём сущность Иерусалима и почему именно этот город подходит для того, чтобы в нём был построен Храм. Попытаемся же задуматься, в чём сущность Иерусалима, чем он отличается от других городов? Читать дальше

Гибель Иерусалима

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

«Оживший» мертвец

Журнал «Мир Торы»

Предлагаем вашему вниманию рассказ из книги Менахема Герлица «Ерушалаим шель мале» - «Этот возвышенный город» в переводе Александра Красильщикова.

Западная Стена Храма — Котель Маарави

Журнал «Мишпаха»

Западная стена Иерусалимского Храма — самое святое место молитв после разрушения Храма почти 2000 лет назад. Здесь мы оставляем записки с просьбой к Б-гу, здесь мы молимся о возрождении Храма. По преданию Б-жественное присутствие никогда не покидает Стены Плача... Западная Стена Храма — Котель Маарави. Обычаи, факты и даты.

Берлин и Иерусалим

Раби Меир Симха из Двинска Ор Самеах

Рабби Симха Меир Коэн из Двинска о цикличности еврейской истории, «прогрессе», гордыне и регрессе

История еврейского народа 32. Осажденный Иерусалим

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Весной 3828 (68) года Тит подтянул свои войска к Иерусалиму.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

История еврейского народа 6. Эзра и Нехемия

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Духовная жизнь в Эрец Исраэль. Эзра-спаситель. Народное собрание. Миссия Нехемии.

Саба Кадиша

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Уже в молодые годы р. Альфандари стал известен как бааль мофет — чудотворец, чьи слова способны оказывать влияние на реальность. Один из таких случаев произошел на глазах множества свидетелей. Группа ученых-натуралистов обсуждала в его присутствии вопрос о причинах землетрясений: в дискуссии назывались многочисленные геологические и климатические факторы, вызывающие это грозное явление природы. В конце концов, ученые пришли к выводу, что в настоящий момент в районе Стамбула никаких естественных предпосылок для зарождения «подземной бури» не существует. «Знайте, — обратился к ним р. Альфандари, — что хотя, по вашим прогнозам, землетрясение сейчас никак не может произойти, но если Творец захочет, чтобы оно произошло именно сейчас, то так и будет». В этот момент раздался тревожный подземный гул, и весь Стамбул был потрясен могучим содроганьем земли