Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ощущение и выражение благодарности Творцу в восемнадцатом благословении Амиды

Благодарим мы Тебя за то, что Ты — Предвечный,
Всесильный наш и Всесильный праотцов наших
во веки веков!
Опора нашей жизни, защитник,
оберегающий наше спасение,
из поколения в поколение.

Будем благодарить Тебя
и провозглашать Тебе хвалу
За нашу жизнь, преданную Рукам Твоим
И за души наши, вверенные Тебе,
И за чудеса Твои, что с нами каждый день,
И за удивительное и доброе во всякую пору:
вечером, утром и днём…
Добрый, ибо не иссякаемо милосердие Твоё,
Милосердный, ибо нескончаемы
благодеяния Твои —
мы всегда надеялись на Тебя!

И во всём благословится и вознесётся Твоё Имя,
Царь наш всегда, во веки веков,
И все живущие неизменно возблагодарят Тебя,
и прославят Имя Твоё по правде,
Предвечный — наше спасение и помощь!

Благословен, Ты, Предвечный, Добро — Имя Твоё,
и благодарить Тебя — наслаждение!

Три последних благословления исцеляют «раны», открывшиеся раньше. В особенности — молитва Благодарности. Благодарность — не столько молитва, сколько — мироощущение. Есть счастливцы, чья благодарность Творцу всегда с ними, но есть и те, кому признательность даётся нелегко.

Это мироощущение разделяет человечество на две неравные части.

Молитва благодарности призвана звучать не только во время «Амиды», но и сопровождать человека в течение целого дня. Если по-настоящему прочувствовать смысл каждого слова этого благословения, не трудно будет выполнить одну из наиважнейших заповедей Торы: «Возлюби Всевышнего, Г-спода Твоего, всем сердцем твоим, всей душой твоей, всем достоянием твоим».

«Ховот Алевавот» пишет[1]: любовь к Творцу — возвышеннейшее из качеств души человека и вершина в работе человека над собою.

Зоар Акодеш отмечает[2], что любовь к Всевышнему — идеал служения Ему. Именно об этой, важнейшей из заповедей, в День Суда каждого спросят: всё ли сделал для её выполнения?

Гаон из Вильно пишет[3], что люди, гоняющиеся за удовольствиями этого мира, не представляют себе сколь бледны их ощущения в сравнении с радостью и наслаждением, таящихся в любви к Всевышнему. Не говоря уже о награде за эту уникальную заповедь. Если бы мир оказался лишён её, этой заповеди в зияющую пропасть напрасно провалились бы восторги и радости этого Мира. Мы бы просто никогда не узнали, что такое настоящая любовь.

Человек нерелигиозный, живущий во тьме, не пользуется и сотой частью благ, что открываются при общении с Создателем. Все «развлечения» и «забавы» этого человека подобны детским замкам из песка.

Впрочем, и люди верующие не всегда используют все возможности, скрывающиеся в заповедях. Внешней канвы соблюдения мицвот не всегда хватает, чтобы достичь возвышенного понимания и любви к Б-гу. Соблюдение Шабата, Кашрута, прочитывание молитв, хоть и предохраняет душу от грязи, само по себе, не поднимет человека на должную ступень, если он не вкладывает в них весь свой духовный потенциал.

Люди, далёкие от Торы, точно также, как и упомянутые адепты от религии, не представляют и сотой доли своих потерь.

Только «включение в работу» сердца наполнит эти действия настоящим светом и явственной связью с Творцом.

Мы частенько забываем, что живём в мире подарков. Мы не ценим скромные мелочи жизни, подобные зелёной траве, синему небу, как ценит человек, проведший долгие месяцы в взаперти.

Ощутить благодарность к Творцу за всё, что происходит с нами ежедневно и ежечасно — значит открыть двери темницы и выйти в блистающий, умытый, как после дождя, мир.

Важно понять, что первое из слов благословения — «мойдим» — кроме общеупотребимого значения «благодарим», имеет ещё одно значение: «признаём, соглашаемся с оппонентом».

Между «признанием» и «благодарностью» — прямая связь.

Благодарить кого бы то ни было — значит подтвердить добро, полученное от него, значит выразить приязнь и любовь к нему, значит желать ему всяческих благ (благо дарить).

Рав Ицхак Гутнер[4], обращает внимание на ещё одну деталь. Понятия «благодарить» и «признавать» не только связаны друг с другом, но и логически проистекают одно из другого. Признав чьё-нибудь благодеяние, человек «вынужден» благодарить. С другой стороны, выразив благодарность, он тем самым признаёт чьё-то превосходство над собой.

Таким образом, благодарность как бы «ущемляет» независимость человека, отмечает его «ущербность». Признать же своё несовершество под силу далеко не всем. Подтверждение «да, я нуждаюсь в ближнем» — для определённого типа людей — поступок незаурядный.

Не даром, так нелегко научить детей говорить «спасибо».

Связь между благодарностью и признанием зависимости иллюстрируется притчей: «Дом Всевышнего окружён стеной с низкими дверями. Чтобы проникнуть в Дом, приходится склонить голову». Другими словами, чтобы приблизиться к Всевышнему, человеку следует справиться с «эго», склониться, согласиться с Его превосходством. Только тогда возможно ощущение, которое мы называем благодарностью.

Прошептав слово «мойдим», мы склоняемся, принижаем наше «Я» и признаём зависимость от Всевышнего. Мы согласны: все наши «обладания» — от Него. Все блага прошлого, настоящего и будущего — из одного-единственного источника, имя которому — Творец. Отыскать благодарность в душе — означает спросить себя без обиняков: кто я без Него?!

«Восемнадцать благословений» — это ворох переживаний. Восхвалив Творца, мы распахиваем сердце, отыскиваем болезненные точки, просим и жалуемся. Но на финишной прямой, мы залечиваем раны, утишаем боль, сосредоточившись на главном — благодарности Творцу.

Мы берём её с собою, чтобы прожить в радости этот целый, подаренный нам день.

Молитва о благодарности условно делится на четыре части.

Прежде всего, Всевышний — — наш Б-г. Мы согласны на то, чтобы Он наблюдал за нами, вмешивался в нашу жизнь.

Мы признаём, что шагу не можем ступить без Его соизволения. Вся наша сила, энергия и достижения — всё от Него.

Его управление осуществляется с первого мгновения Творения, продолжается непрерывно и не прервётся никогда. Нет никого, кто бы ещё владел Миром, нет никого, кто действовал бы независимо от Него, в какой бы то ни было степени.

Если бы только суметь в полной мере понять, что «Всевышний — наш Б-г», можно было бы пробудить в себе ни с чем не сравнимое спокойствие.

Если всё — это Он, а Он — абсолютное Добро, значит, нет места страху перед жизнью, нет боязни будущего, и облаком уносится ужас перед неизвестным, — нет пищи дурному началу.

Есть на кого положиться. Всё — в надёжных руках и неуклонно движется к цели.

«Цур» — это скала, твердыня. Наша жизнь покоится на основе, прочнее которой нет. Всевышний — опора нашего существования. Пусть не всё складывается согласно нашему пониманию, пусть не все части Замысла видны, но можно довериться Плану Творца и твёрдо стоять на ногах, ибо никто не выбьет почву из-под них. Без, натянутости и тени фальши, с полной уверенностью мы можем сказать: «Всевышний — опора нашей жизни!»

Не случайно, — говорит Цадок Акоэн[5], — мы произносим «Слушай Исроэль, Г-дь — наш Всесильный, Г-дь — Един!» с закрытыми глазами. Ощутить единство происходящего с нами, единство боли и радости, счастья и горя, испытания и награды, не просто, открыв глаза. Достаточно оглядеться вокруг, как это единство раскалывается на миллионы осколков, режущих душу, рвущих сердце и мозг. Но мы продолжаем провозглашать это Единство, ибо это окно, через которое виден Создатель. Нам нужно лишь помнить об этом в течение целого дня, как бы не было тяжело. Чтобы не случилось, мы спокойны: этого пожелал Творец!

Следующий этап — благодарность, как таковая.

За жизнь нашу, хранящуюся в Твоих руках,
И за души наши вверенные Тебе,
И за чудеса Твои, которые каждый день происходят с нами,
И за Твои постоянные знамения и благодеяния,
Вечером, утром и днём»

Благодарность начинается с осознания одной простой вещи: нас просто вообще могло бы не быть. Никогда и нигде.

Могли ли бы мы предъявить претензию Создателю в таком случае? Да и кто бы предъявлял?

Подарив нам сознание, мыслящее «Я», Всевышний оказал человеку великую милость, которой одной можно было удовлетвориться.

Но Всевышний на этом не остановился, поместив созданную персону в прекрасный мир. Разве есть предел благодарности за это?!

Мало того, Он продолжает заботиться, одарив возможностью двигаться, слышать, смотреть, ощущать, наслаждаться, не забывая доставить тысячи, более и или менее, необходимых мелочей — безмерно Милосердие Его!

Но и это — не конец.

Каждый день, каждый час Он окружает человека чудесами, одно удивительней другого. За целую жизнь — неисчислимые чудеса. Есть ли слова, что могли бы выразить хоть частичку благодарности, равноценную перечисленным дарам.

А Будущий мир, а счастье служения Ему, а чудесный свет сокрытый для будущего озарения? Мы даже не понимаем, что приготовлено для нас!

Об этом нужно помнить, начиная благодарить Творца.

Впрочем, у многих — ощущение обратное:

«Создав меня, разве Всевышний не “обязан” обеспечить всем необходимым? Если Он желает мне добра, почему так тяжело и холодно жить? Пусть даже ожидает награда потом, зачем нужно так страдать теперь?»

Эти вопросы могут стать на пути благодарности, они способны отравить всё.

Ответ лежит в нескольких плоскостях.

Всевышний никому и ничего не обязан. У Него не было и нет никакой причины создавать кого бы то ни было ради собственной выгоды или пользы. Он не страдает ни от одиночества, ни от нехватки чего бы то ни было. Он Абсолютен, Самодостаточен, Всесилен и Неограничен ни кем и ни чем.

И всё-таки, Он сотворил и пробудил наше «Я». Зачем? Сделать игрушкой в безумном мире? Проделать жестокий опыт? Унизить, подразнить светлыми миражами и выбросить за ненадобностью, подобно жестокому ребёнку, не знающему, чем себя занять? А нужно ли было «из пушки по воробьям-то палить»? А стоила ли «овчинка выделки»? Зачем эти громоподобные пытки? К чему весь этот «сыр-бор»?

Ни к чему, если только цель не была абсолютно проста и безвозмездна: одарить Любовью.

Он пробудил нас, словно безымянный добротель, сирого бродягу, уснувшего на садовой скамейке. Он снабдил нас билетом в прекрасную страну, где ожидает царский дворец, чудесный сад, милые друзья и роскошная музыка.

Там исполняются желания, и там — Он сам — Царь, великодушный и любящий, — ожидает нас, хранит для нас неведомые, непредставимые здесь сокровища.

Так неужели, мы ещё и в претензии будем на Него, из-за нашей собственной нескладости, неуклюжего неумения устроить собственную жизнь, нежелания воспользоваться предоставленными средствами и поползновения все драгоценности променять на сиюминутную «чекушку для опохмелки».

Неужто мелкие (а пусть даже и крупные) неприятности в дороге мы не перенесём с терпением и пониманием, достойными грандиозности, ожидающей нас в конце.

Всевышний не только заботится обо всём насущном, но заранее, загодя, разрушает все будущие препятствия, возникающие на нашем пути.

Более того, Он потчует нас лекарством, изгоняющим недуги. Он лечит нашу слепоту и глухоту, Он чистит и отмывает нас, как шелудивых щенят, выпавших из корзины. Он изощряет наше восприятие так, чтобы, расположившись за Царским столом, мы не плакали от бессилия и разочарования, не умея насладиться изысканными лакомствами.

Всё это Он делает для нас, и только для нас. Он учит нас умению давать, ибо только так мы можем обрести Его, для которого одаривать — свойство абсолютное. Он учит нас благодарности.

У нас, по меньшей мере, четыре повода благодарить Творца.

За нашу жизнь, преданную Рукам Твоим,
И за души наши, вверенные Тебе,
И за чудеса Твои, что с нами каждый день,

И за удивительное и доброе — во всякую пору: вечером, утром и днём…

Жизнь в любом проявлении — бесценный подарок. Физическое существование, само по себе, — исполнение Воли Творца.

Каждая тварь, самая последняя букашка изо всех сил, каждым движением своим славит Создателя.

Обладание же бессмертной душой, — душой, знающей Творца, чувствительной к духовному наполнению мира, радующейся исполнению заповедей — вещь не сравнимая и непревзойдённая.

Существовать не в качестве насекомого, не в скоморошном облике обезьяны, но быть созданным «по образу и подобию» с тончайшим духовным восприятием — благо, за которое любая благодарность не будет чрезмерной.

Всевышний не просто создал мир, — Он его «нянчит». Он неустанно следит за ним и направляет. Что бы не случилось с нами, что бы не выпало на нашу долю, — за всем незримо присутствует Творец.

В мире нет случайностей. Каждое дыхание, мысль и слово посылаются Им. Наша жизнь полна чудес, а каждый её миг — ещё одна капелька Милосердия, спускающаяся с Небес.

Мы благодарим Всевышнего за обыденность и рутину, за налаженный ритм и уютный порядок. Хлеб на столе — не меньшее чудо, чем рассечение моря — просто мы к этому привыкли. Всё подчинено Его плану, всё движется и течёт, заведённое Его Рукою.

А вот ещё:

«Добрый, ибо не иссякаемо милосердие Твоё,

Милосердный, ибо нескончаемы благодеяния Твои —

мы всегда надеялись на Тебя».

В этих строчках выделяются три аспекта:

Всевышний добр и оделяет добром каждого из нас.

В отличие от человеческой жалости, ограниченной временем, силами и средствами, Милосердие Всевышнего неисчерпаемо, а благодеяния — неистощимы.

Мы всегда можем положиться на Него.

И, наконец, последнее:

«И во всём благословится и вознесётся Твоё Имя,

Царь наш, всегда, вовеки веков,

И все живущие неизменно возблагодарят Тебя,

и прославят Имя Твоё по правде,

Б-г — наше спасение и помощь!

Благословен, Ты, Всевышний,

Добро — Имя Твоё,

и благодарить Тебя — наслаждение!».

Эти слова указывают, что простые, повседневные вещи — требуют особой благодарности.

Благодарить за «мелочи, разумеющиеся сами собой» — значит обладать возвышенной тонкостью ощущений.

Многие, слишком многие удалены от Всевышнего. Эта наша с Ним общая боль. Мы тоскуем о времени, когда каждому, будь то малый или великий, станет видно присутствие Творца во всём. Мы ждём, чтобы мир исправился и запел: «Благословится и возвеличится Его Грозное Имя!..»

Мы страдаем от слепоты и глухоты человечества, уткнувшего голову в колени, причитающего над своими сиюминутными нуждами, когда достаточно поднять взгляд, чтобы понять — Он здесь, и беды — предутренний туман, уносимый сном…

Благодарим мы Тебя за то, что Ты — Предвечный, Всесильный наш и праотцов наших во веки веков.

מודים אנחנו לך שאתה הוא ה' אלוקינו ואלוקי אבותינו לעולם ועד

Мы признаём власть Творца, и знаем, что всё, что есть у нас — от Него. Всевышний правил и будет править миром всегда.

Опора нашей жизни, защитник, оберегающий наше спасение из поколения в поколение

צור חיינו, מגן ישענו אתה הוא לדור ודור

Цур — крепость, оплот, скала. Мы и наша жизнь держимся на одной-единственной твердыне, имя которой — Всевышний.

Будем благодарить Тебя и провозглашать Тебе хвалу

נודה לך ונספר תהילתך

Провозглашают не мыслью, но словом. Благодарность и любовь, не воплощённые в слова, — словно душа без тела. Пусть даже признательность разумеется сама по себе, — высказанная, — она обретает силу и влияет на весь строй мыслей и ощущений человека.

Умение высказать благодарность свидетельствует о зрелости души, сумевшей преодолеть сопротивление низменных побуждений. Эти побуждения препятствуют излиянию возвышенных чувств, тогда как воплощённые в слова эти чувства становятся главными в восприятии человека.

В этом — непревзойдённое значение речи. Слова молитвы, даже опережая мысли, сосредотачивают их поток на главном. Хаос ощущений, непредсказуемость желаний подчиняются строгому порядку одухотворённой речи.

Умение легко, без стеснения благодарить Всевышнего — говорит о гармонии материального и духовного в человеке. Точнее — о подчинении низменного возвышенному в нём.

За нашу жизнь, преданную Рукам Твоим,

על חיינו המסורים בידך

Жизнь, сама по себе, — непревзойдённый дар. В любом качестве, в любом обличье, — если подчинена Творцу, — она — высшая драгоценность. Кроме того, Всевышний заботится о том, что каждому из нас дать максимальное благо.

И за души наши, вверенные Тебе,

ועל נשמותינו הפקודות לך

Душа — ни что иное, как ниточка, связывающая нас напрямую с Творцом. Это — лучик надежды в гремящем хаосе заблуждений. Это — жемчужина, сверкающая в тёмной пучине лжи. Обладание бессмертной душой — реальная надежда выбраться на свет.

Все призрачные богатства этого мира в один из дней обратятся в ничто, а душа — залог будущего пробуждения. Еврейская душа — максимальный уровень духовности, наиболее устойчивая связь с Ним. Счастливы, обладающие этой душою!

И за чудеса Твои, что с нами каждый день,

ועל נסיך שבכל יום עמנו

Чудо — не обязательно надприродное или сверхъестественное явление. Все события в ТаНаХе, включённые в понятия чудес, не входят в противоречие с Сотворённым. Более того, даже явления, выходящие за рамки обыденного — тщательно спланированы Всевышним при создании мира. Осуществление чуда — желание Творца показать, что Он здесь, рядом.

В сущности, выражая благодарность Творцу за «чудеса, происходящие ежедневно», мы не только не кривим душой, не только не «экзальтированны», но, напротив, ставим всё на свои места. Ибо, узаконенный Творцом порядок жизни, — не слепая механика вселенной, но тщательное согласование удивительных, — сложнейших по устройству, и, в то же время, ясных и простых в осуществлении, — явлений. У каждого события — своё время и место. У каждого «случая» — чётко спланированное назначение. Достаточно взглянуть на мир «трезвым» от языческой «сивухи» взглядом, как повсюду и во всём мы увидим Творца. Каждая травинка, каждый камешек, говорит голосом Б-га: «Я здесь».

Часто, кажущееся бессмысленным, наслоение событий вдруг, по прошествии времени, предстаёт замысловатой, продуманной вязью, где любая из мельчайших деталей, — непременный узелок, связывающий всё.

Наиболее известный пример — чудо Пурима. Факты, накапливающиеся тут и там, образовали стремительную лавину, казалось, всё сносившую в пропасть. Только потом, в Мегилат Эстер, события вдруг оказались сложенными в удивительную, напряжённую мозаику, где каждый элемент подготавливает развязку. Где воочию видно, что причинило опасность, и как закладывалось, ступень за ступенью, спасение. Даже без упоминая Имени Всевышнего, каждое происшествие «дышит» Им. Ощущения евреев в опасности — как переживания непослушного ребёнка, от которого спрятался Отец: в самый разгорячённый час сын обнаруживает себя в отцовских надёжных руках.

То же самое — ощущения человека, опоздавшего на самолёт, чьё отчаяние длится лишь до сообщения о воздушной трагедии. Разве поверит он, что произошедшее — случайность?

Как часто, мимолётная встреча, «пустяковый» эпизод, оказываются, в глобальном разрезе, поворотным моментом, изменившим жизнь. А ведь, по правде говоря, всё в нашей реальности состоит из таких «случайностей», являющихся, по сути, «обыкновенными» чудесами.

Стоит человеку завести дневник, как он обнаружит эти повседневные чудеса.

И за удивительное и доброе — во всякую пору…

ועל נפלאותיך וטובותיך שבכל עת

Речь идёт о чудесах природы. Чем настойчивей, — говорит

Мальбим[6], — мы подбираемся к тайнам физического устройства мира, тем сложнее и многообразней подоплёка, скрывающаяся за внешней простотой. Какой бы сложной не казалась проблема, при ближайшем рассмотрении она оказывается запутанней в сотни раз. Всё, на что оказывается способна наука, это попытаться использовать пыль знаний, с великим трудом соскоблённых с оснований гранитных гор, уходящих вершинами за облака. Для «разума» же Всевышнего — это всё безделица.

Для примера, — вот такая «мелочь»: в человеческом теле для обеспечения подвода питания к 60-ти триллионам клеток, устроено 120 000 км кровеносных сосудов. Мы можем лишь восхититься Мудростью Создателя и благодарить за то, что всё это Он подарил нам.

Вечером, утром и днём

ערב, בוקר וצוהריים

Обо всём, упомянутом выше, мы благодарим три раза в день.

Добрый, ибо неисчерпаемо милосердие Твоё

הטוב כי לא כלו רחמיך

Нет границ Милосердию Б-га. Он не устаёт внимать молитвам, Он не пресыщается просьбами и Ему не надоедают жалобы. Доброта Его бесконечна.

Милосердный, ибо нескончаемы благодеяния Твои

והמרחם כי לא תמו חסדיך

Всевышний может сделать для нас всё. Но делает только самое необходимое и существенное. Он мог бы в мгновение ока утопить нас в богатстве, вылить на нашу голову все наслаждения этого мира. Он мог бы избавить от любой боли и вообще от неприятных переживаний. Не делает Он этого лишь потому, что по большому счёту это не только не на пользу, но напротив, погубит нас и нашу душу. А ведь душа — единственное реальное наше достояние. В этом — истинное милосердие Творца. Он хранит действительно ценное и нужное для нас. Может ли быть большее благодеяние.

Мы всегда надеялись на Тебя

מעולם קיווינו לך

Мир, в самой своей основе — Милосердие. У Всевышнего не было и нет иной цели, как облагодетельствовать сотворённое.

Поэтому, чтобы не случилось с нами, как бы тяжело ни было, мы должны помнить: надежда всегда здесь. Её свет пробивается сквозь самый густой туман. Отчаяние — ложь, беспросветность — обман. Безнадёжность — отрицание Добра.

И во всём благословится и вознесётся Твоё Имя, Царь наш, всегда, во веки веков,

ועל כולם יתברך ויתרומם שמך מלכנו תמיד לעולם ועד

Каждое из Имён Творца — отдельное, уникальное проявление Добра. Каждое из Имён — особый путь Управления миром, ещё один аспект Его благодеяний.

Любовь к Всевышнему побуждает к благодарности. Единственное доступное средство хоть чем-то «отплатить» — благословлять Творца всеми доступными средствами. Благословлять самому и побуждать к этому других.

Мы страстно желаем прекращения Сокрытия Его Лица, чтобы всему миру стали ясны Его Величие и Власть.

И все живущие неизменно возблагодарят Тебя, и прославят Имя Твоё по правде,

וכל החיים יודוך סלה ויהללו את שמך באמת

Благодарность — естественный ответ на полученное благо.

Обнаруживая Творца во всех проявлениях жизни: красоте природы, мудрости происходящего, неизбежности справедливого Суда, — человеке переполняется желанием прославить Его.

Слово «сэла», по словам раби Авраама, сына Гаона из Вильно,[7] связано с понятиями «неизменности» и «постоянства».

Кроме того, благодарность к Творцу относится не только к этому, материальному миру, но и миру будущего духовного существования. Ибо и там Милосердие Всевышнего не оставит нас, но предохранит от безжалостных обвинителей, подстерегают их у порога смерти.

И, наконец, у нас никогда нет нужды «кривить душой», «изощрять свой разум», чтобы благодарить Творца «по правде», от всего сердца, ибо это — нормальное состояние человека.

Б-г — наше спасение и помощь!

הקל ישועתנו ועזרתנו סלה

Имя «Кэйль» (הקל) — квинтэссенция Милосердия. Всевышний способен, через все обвинения и жалобы, «протянуть» нам Руку, заставить замолчать всех обвинителей и спасти от жёсткого Суда. Это Имя указывает, что основой управления миром является милосердие.

Всевышний спасает и когда мы в беде, и Он же — помощь нам в повседневных делах: попутный ветер, добрый путь, надёжная порука.

Благословен, Ты, Всевышний, Добро — Имя Твоё, и благодарить Тебя — наслаждение!

ברוך אתה ה', הטוב שמך ולך נאה להודות

За всеми Именами, за всеми проявления Всевышнего, в сущности, скрывается одно нескончаемое, безмерное Добро.

Наша благодарность — не подневольный акт, не дань вежливости или устоявшемуся распорядку, но, — от начала и до конца, — питается благоговейным трепетом и неизбывной любовью.

Чувство признательности Творцу сродни ощущению больного, вырвавшегося на волю, после долгих месяцев борьбы за жизнь. Каждый глоток воздуха, каждая травинка, деревья, небо — всё, для него — драгоценный, нежданный подарок. И за всё он не устаёт благодарить.


[1] Ховот а Левавот, Птиха ле Шаар Аава: 5

[2] Зоар а Кодеш ???

[3] Эвен Шломо, перек: 20, сеиф: 10

[4] Рав Ицхак Гутнер, «Пахад Ицхак». Приведено в книге «Авода ше Балев» о благословении «Благодарим мы Тебя»

[5] Сэфер а Зихронот, мицва: 3

[6] Сэфер а ???

[7]


Во время десятой казни Всевышний умертвил первенцев по всему Египту, от первенцев человека до первенцев скота. Читать дальше