Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Запрещено отпускать бедного, попросившего милостыни, ни с чем, а следует дать ему хотя бы один финик, как сказано: «Пусть не вернется он оттолкнутым и опозоренным». А если тебе совсем нечего ему дать, утешь его словами.»Кицур Шульхан Арух, законы милостыни
Чаще всего мы просим у Б-га материальных благ. На самом же деле надо выпрашивать праведность.

Обратимся к словам царя Давида: «Б-г, Б-г мой! Тебя ищу я! Жаждет Тебя душа моя, стремится к Тебе плоть моя на земле пустынной и изнемогаю я без воды. Так узрел я Тебя в святилище, чтобы увидеть Твою мощь и Твою славу»[1].

Притча.

Один человек шел по пустынной местности, и наткнулся на судно, которое выбросило на сушу, и все там были мертвы. Судно же было полно всякого добра. Этот человек провел в нем несколько дней, наслаждаясь едой. Наконец, он собрался домой, и стал размышлять, что ему стоит взять с собой: если он наберет золота и серебра, то умрет от голода прежде, чем доберется до ближайшего населенного пункта. А если возьмет еду и воду, то домой вернется с пустыми руками. В итоге он взял с собой провиант, чтобы не умереть, и всю дорогу горько рыдал: «Ох, как же мне жаль оставить тебя, дорогое судно! Как мне жаль, что я нашел тебя далеко в пустыне! Ведь если бы я нашел тебя рядом с домом, то смог бы забрать богатства, которыми ты изобилуешь! Но на мое горе, мне пришлось взять только пищу, чтобы поддерживать в себе жизнь!»

Смысл этой притчи в том, что когда наступает день из дней благоволения (имеются в виду 40 дней от начала месяца Элуль до Йом Кипура. Это дни особого благоволения Всевышнего к нам — прим.), мы не знаем, чего нам просить. Если попросим о духовных благах, которые дороже золота, на что проживем, и чем будем питаться? Ведь мы голодны и испытываем жажду. А если будем просить о материальных нуждах, то что станется с нашей душой, ведь она обнищала? Об этом и переживает царь Давид в приведенном выше стихе. Ведь настал благоприятный день, когда можно молиться и просить о своих нуждах, а он вздыхает: «Горе мне, ведь этот день встретил я, находясь в пустыне и изнемогая от жажды. И теперь надо мне молитвы свои направить на просьбу о пропитании, чтобы поддержать тело». Если бы только «Так узрел я Тебя в святилище…» — мы бы встретили этот день в святом Храме, в Иерусалиме, где не было недостатка ни в чем материальном, то просили бы только «увидеть Твою мощь и Твою славу». А что еще можем сказать мы, о которых сказано: «Приклони, Б-г, ухо Твое и услышь. не полагаясь на праведность нашу мы молим тебя, а полагаясь на Твое великое милосердие»[2]. И самый верный признак тяжести болезни, это когда больной даже не ощущает, что болен.

Притча.

Врач пришел навестить больного. Когда больной его увидел, то подозвал и сказал: «Ты должен мне сто золотых. Когда ты мне их вернешь?» Тогда врачу не потребовалось его осматривать, так как стало ясно, что этот человек в большой опасности, ведь он даже не ощущает боли и не просит врача об излечении.

Смысл этой притчи в том, что об этом и говорил Даниэль Б-гу: «Если Ты хочешь видеть, насколько мы духовно обнищали и опустели, то обрати внимание, что молимся мы только о материальных нуждах, и никто не просит о праведности, как сказано: “И нет призывающего имя Твое, пробуждающегося держаться за Тебя”»[3] — то есть, служить Ему. И это то, о чем сказано: “Приклони, Б-г, ухо Твое и услышь. не полагаясь на праведность нашу мы молим Тебя, а полагаясь на Твое великое милосердие” — на это направлены все наши молитвы.


[1] Теилим 63:2-3

[2] Даниэль 9:18

[3] Йешаяу 64:6

Редакция благодарит рава Элазара Нисимова, раввина общины горских евреев Москвы “Байт Сфаради”, за любезное разрешение опубликовать эту книгу


Хотя Лаван был братом праведницы Ривки и отцом праведных праматерей Леи и Рахель, сам он считается в Торе одним из самых закоренелых злодеев и обманщиков. Пребывание Яакова в доме Лавана сравнивается с египетским изгнанием евреев. Читать дальше