Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История к Симхат Тора из рассказов рава Шломо Карлебаха

У Ребе из Порисова был один хасид, портной, который зарабатывал для своей семьи только на черный хлеб и селёдку. Как-то раз в его портняжную мастерскую заглянул богатый дворянин. Заказал одно, другое — и полюбил его, а вскоре и назначил его своим личным портным. Когда ты личный портной богатого дворянина — тебе уже не нужен Ребе, и ты больше не питаешься только хлебом и селёдкой. Портной стал держаться всё дальше и дальше от евреев и от Ребе — и всё выше задирать нос: ведь теперь он был очень выдающимся портным.

Однажды дворянин привёз из Парижа дорогую ткань и сказал своему портному: «Это самый лучший материал, который я когда-либо покупал, и я хочу, чтобы ты сшил мне соответствующий костюм: костюм, лучше которого ты никогда в жизни не шил».

Портной подумал: «Я лучший портной в мире. Когда-то я был хасидом, и всё, что у меня было, — это черный хлеб и селёдка, а теперь, слава Б-гу, у меня полно белых булочек и икры, и мне доверяют шить из самых дорогих тканей!»

Портной сшил костюм, и он действительно получился красивым. Он принес его дворянину, тот померил его, а когда стал снимать, пиджак снялся недостаточно, по его мнению, быстро. Дворянин закричал на портного: «Это самый ужасный костюм, который я когда-либо надевал!» Продолжая проклинать его, он достал пистолет: «Если я когда-нибудь увижу тебя снова, я тебя убью!» — а потом взял костюм и выбросил его в окно.

Портной вышел за дверь, поднял костюм, и… куда ему теперь податься? Пришлось идти к своим хасидам, в своему Ребе, от которого он отвернулся.

Повесив голову, поплелся хасид к Ребе из Порисова:

— Ребе, поверьте мне, это хороший костюм. Что я сделал не так?

Ребе ответил:

— Я скажу тебе, что делать. Распори костюм, разбери его на части, а затем вновь собери все детали и сшей его точно так же, как раньше. Завтра вечером отнеси его дворянину, и да поможет тебе Вс-вышний.

Портной не спал всю ночь, рыдая над каждым стежком. На следующий день он принес сшитый заново костюм дворянину:

— Прошу Вас, пан, дайте мне еще один шанс…

Дворянин надел костюм и говорит:

— Это просто шедевр! У меня никогда не было такого прекрасного костюма. Ты превзошел сам себя!

Портной, конечно, был рад услышать такие слова, но всё же он ничего не понимал. Ведь этот костюм был точь-в-точь такой же, что и вчерашний. Он снова пошел к Ребе:

— Ребе, как всё это понимать?

Ребе объяснил:

— Дело в запахе. Высокомерие так плохо пахнет, что даже такой низкий человек, как этот дворянин, учуял его — и не мог его терпеть. Другого пути не было: тебе пришлось начинать все сначала. На этот раз, когда ты шил костюм, ты плакал над каждым стежком, все твоё высокомерие исчезло, и ты умолял: «Владыка мира, сжалься надо мной! У меня есть жена и дети. Пожалуйста, Вс-вышний, пусть костюм получится красивым!..» Всё, что ты делаешь с великим смирением, со слезами и молитвами — так прекрасно, так хорошо…

Вы знаете, друзья, раз в год Владыка Мира говорит нам: разберите всё на части и соберите снова. В Рош а-Шана и Йом Кипур, когда вы делаете тшуву, вы разбираете всё на части. Весь мир разваливается, всё не так. А потом приходит Суккот. Я строю сукку и снова соединяю свою жизнь по кусочкам. Но знаете ли вы, что я делаю над каждым стежком? Я кричу: «Владыка Мира, это лучшее, что я могу сделать для Тебя, но я умоляю Тебя, помоги мне!»

А в праздник Симхат Тора я надеваю этот новый костюм и возвращаюсь в свой дом. Внезапно я понимаю, что мир так прекрасен! Нет дня, когда в мире было бы больше смирения, — ведь это день Моше Рабейну, самого смиренного человека на земле, через которого Б-г дал нам Тору!

На Симхат Тора все евреи танцуют с маленькими детьми, а самый великий мудрец Торы танцует с Мойшеле-водоносом, и каждому ясно: может быть, Мойшеле знает Тору лучше, чем я. Может быть, когда я собирал свою Книгу, я допустил немного высокомерия — и теперь оно плохо пахнет. В день Симхат Тора все разбирают Книгу и собирают её вновь — и, гевалт, какая это Тора!


Для постороннего человека Храм — это исторический памятник. У каждого народа есть некое оригинальное, красивое архитектурное решение, которое как бы является его символом.

Но если по Храму и спустя тысячелетия ещё плачут, значит, он не мёртв, он не только камни. Значит, он ещё жив, чуть-чуть! Это надо прояснить.

Читать дальше

Котель

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

Семьдесят праздничных жертв

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

В течение праздника Суккот в Храме приносили в жертву семьдесят быков, чтобы искупить грехи всего человечества. Израиль он молил Вс-вышнего даровать всем народам благополучие и мир, о том, чтобы, как сказал пророк Йешаягу, «не поднял народ на народ меча, и они не учились больше войне».

Царь Шломо

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Великие раввины»

Некоторые факты о жизни царя Шломо (Соломона)

Число Пи и море Соломона

Профессор Даниэль Михельсон

Царь Соломон знал не только значение числа π с высокой точностью, но и был в состоянии рассчитать объём тела вращения с шестью знаками. Но на самом деле речь идет не о человеческой мудрости, а о Б-жественной.