Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Таким образом, все реформы иудаизма, направленные на ослабление умственного и физического напряжения человека следует признать недопустимыми.

Вообще, можно с полным основанием признать, что все, созданное посредством разума, является искусственным, сверхъестественным образованием, для создания и поддержания которого требуется постоянное мыслительное и мышечное усилие и напряжение. Например, когда я пишу данный текст, мне приходится прикладывать мыслительные усилия для создания и поддержания правильной идейно-смысловой конструкции. Но, как только мыслительное напряжение исчезнет, так тут же начинает разрушаться и исчезать сама конструкция. Если прекратить на долгое время мыслить и рассуждать, то все труднее будет восстанавливать эту мыслительную конструкцию. Например, я сейчас не смогу решить даже простую задачу из высшей математики, так как мои «мыслительные мускулы» совершенно отвыкли от такого рода усилия и напряжения.

То же самое можно сказать и о любой материальной конструкции. Например, возьмем дом или автомобиль. Очевидно, что для их создания требовались определенные мыслительные и мышечные усилия. В процессе их эксплуатации требуется также прилагать немалые, можно сказать, каждодневные, мыслительные и физические усилия (в виде соблюдения правил проведения профилактических и ремонтных работ) для того, чтобы они исправно выполняли, возложенные на них функции. В противном случае, они постепенно под воздействие естественных, природных сил будут постепенно разрушаться и, в конце концов, придут в полную негодность.

По сути, каждодневное мыслительное и физическое выполнение заповедей, идущие вразрез естественным, природным силам, есть необходимые «профилактические и ремонтные» усилия для поддержания всей конструкции человеческого общества в исправном состоянии.

Таким образом, все реформы иудаизма, направленные на ослабление умственного и физического напряжения человека следует признать недопустимыми. В этом опасность реформ не вообще, а тех, что приводят к принципиальным изменениям. Это то же самое, как убрать один камень из стены. Стена останется, но если процесс будет продолжаться, то стена рано или поздно разрушиться. Можно лишь менять один камень на другой, одну заповедь на другую и не более того. По большому счету, с течением времени, стена из заповедей должна не уменьшаться, а наоборот увеличиваться, так как возникают новые области деятельности человек, которых раньше не было. Например, область виртуального пространства интернета.

Если менять заповеди, на более легкие, более комфортные, то стена тоже в какой-то момент может разрушиться. Это то же самое, как менять гранитные камни на более легкие и менее крепкие кирпичи. Стена будет стоять только до первого более или менее сильного давления. Когда такое давление может произойти, человек в принципе не может знать. В иудаизме стена должна быть максимально крепкой, то есть настолько крепкой, насколько хватает только человеческих сил. Во многом, именно в этом проявляется отличительная особенность иудаизма, которая выделяет ее среди всех религий, в том числе и авраамических.

Итак, получается, что нельзя принципиально менять что-либо в иудаизме, оправдывая это стремлением к комфорту и удобству, так как это противоречит истинной цели иудаизма — жить согласно Закону, поднимаясь все выше и сопротивляясь естественному стремлению жить сытно, комфортно и с удовольствием. Вот здесь и возникает противоречие между иудаизмом и общечеловеческим «прогрессом», в основании которого, лежит как раз стремление к сытой, комфортной, приятной жизни. Это противоречие принципиальное, как между альпинистом, восходящим в гору, и горнолыжником, катящимся с горы. Поэтому, всякие попытки реформирования иудаизма с целью, чтобы он больше соответствовал окружающему его прогрессу, являются, в той или иной степени, разрушительными для него.

Можно что-либо менять, только если это необходимо для самого существования иудаизма. То есть, можно, например, ослабить напряжение и сопротивление, остановившись или даже, отступив на несколько шагов вниз, чтобы полностью не прервался сам процесс восхождения.

Продолжение следует


Отсылание козла в пустыню и к дальней скале над пропастью — как это названо в Торе «к азазелю» — одна из центральных служб Дня Искупления в Иерусалиском Храме. Словосочетание «козел отпущения» стало нарицательным и используется сегодня как идиома Читать дальше

Десять дней трепета и Йом Кипур

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Книга нашего наследия

Описание служения первосвященника в Йом Кипур

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Служение, которое в этот день проводилось в Храме, подразделялось на три вида. Первый — это те жертвоприношения, которые делаются и в любой другой день: два ягненка, приносимых в постоянную жертву, утром и после полудня. Второй — дополнительные жертвы этого дня, то есть, «один бык, один баран, ягнят годовалых беспорочных — семь, и один козел в жертву хатат ».

Избранные комментарии к недельной главе Ахарей мот

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Аарон войдет в Святилище с символами, назначение которых воздействовать на осознание им своих должностных функций: бык символизирует его роль «работника на поле Б-жьем, что является целью жизни еврея».

Уроки Знания 4. Ибо все, на Небесах и на земле…

Рав Маариль Блох,
из цикла «Уроки Знания»

Смысл мидраша не так просто. Кого любил Яаков?