Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Почему евреи свысока относятся к другим народам?

Темы: Избранность, Предназначение, Ассимиляция, Народы мира, Праотцы, Праведники, Любовь к Б-гу

Отложить Отложено

Здравствуйте, уважаемые раввины. С самого начала моего изучения Иудаизма и еврейского взгляда на мир меня интересует один вопрос: почему евреи свысока относятся к другим народам? В молитвах принято произносить: «благодарю, что Ты не создал меня неевреем».

Сама эта формулировка «евреи и неевреи» уже вызывает много вопросов. Я не привык делить людей на национальности, и мне, в общем-то, всё равно, кто из какого народа, главное — каков сам человек.

Это замечательно, что праотцы еврейского народа — великие праведники, но разве Б-г судит человека по делам его отцов? Или всё-таки по делам самого человека? Моя мама — еврейка, а папа — татарин, и я одинаково люблю своих близких как по маме, так и по отцу. Я против высокомерия и целиком за взаимодействие между евреями и остальными народами.

Говорят, что миссия еврейского народа — служить Б-гу. Но как служить Тому, Кто абсолютно самодостаточен и ни в чем не нуждается? Разве не логичным здесь будет ответ, что задача еврейского народа — служить этому миру, в который как раз входят другие народы? В этом мире есть над чем работать, поле непаханое, как говорится. Разве не лучше было бы для еврейского народа стать более открытым для мира? Я целиком поддерживаю эту идею. N.

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, N.!

С Вами во многом можно согласиться.

«Как служить Б-гу, когда Он самодостаточен» — в принципе, тема для отдельного разговора, но Вы правы, что один из ответов на этот вопрос: надо служить этому миру, совершенствовать его. Как любовь к Б-гу означает любовь к этому миру, который Он создал, и стремление в силу возможностей улучшить и облагодетельствовать его. И, да, это означает также делать добро другим людям и народам, нести им свет. Болеть за них, молиться — как молился наш праотец Авраам, о котором читаем сейчас в Торе, даже о спасении Сдома, хотя его жители были полной ему противоположностью, воплощением не любви и милосердия, а эгоизма и жестокости.

Но.

«Не делить людей на национальности» — это уже другой вопрос, скорее из области коммунистического утопизма. Реалии таковы, что есть на свете разные народы, как есть разные люди. У каждого человека свой характер и свои способности, ибо у каждого своя роль в жизни — и у каждого народа тоже.

Есть на свете евреи, а есть неевреи. Есть русские и французы, и англичане и т. д.

Можно было бы возразить: это не значит, что один вправе считать себя лучше другого!

Да, но… Вы скажите французу, даже самому современному, что его народ ничем не лучше англичан: угадайте, какой будет реакция. Думает ли он: «Хорошо, что я француз, а не англичанин»? Конечно! Или скажите современному американцу, что между его народом и другими нет никакого различия и что глупо и высокомерно думать об Америке как об исключительной нации, «городе на холме», — реакция будет примерно такой же.

И в то же время американцы скажут: мы любим весь мир и открыты для него, и искренне желаем его облагодетельствовать. Просто это надо сделать распространением на весь мир наших идей либерализма и нашей системы демократии — которые, конечно же, лучше всех других идей и систем, на то мы и избранн… то есть исключительная нация. Другие народы, может быть, не упомянут о такой исключительности, но скажут, например, что у них особая культура, музыка или хотя бы кухня, с которой всему миру не помешает познакомиться…

Это называется патриотизм. У каждого народа свои достоинства, которых нет у других, и он чувствует, что в этом он лучше других, и этим гордится.

Или, если говорить не о народах, а о других группах людей, например, профессиях, музыканты считают, что они — особые, «служители музы», носители культуры, которые чувствуют и понимают в этом больше других, — и потому должны нести этот свет остальным. И рады, что им довелось быть музыкантами, гордятся этим.

Интеллигенция в целом чувствует себя носительницей и образования, и нравственности, видит в этом повод для гордости — и обязанность просвещать и «воспитывать» народ, который, конечно же, очень любит.

Да, мы любим всех и хотим взаимодействовать со всеми, и у каждого из нас есть что дать — потому что изначально у каждого из нас есть нечто, чего нет у других. А если бы у других было всё, что есть у нас, нам нечего было бы давать, нечего «вспахивать» (если говорить, как Вы, о непаханом поле). И какой бы был смысл именно в нашем существовании?

Подобным образом каждый человек должен ощущать, что он в чем-то особый и ему есть что дать миру. А если нет такого ощущения, то начинают возникать вопросы: зачем он вообще существует и в чем смысл его жизни?

И многие из тех евреев, которые почувствовали, что нет различия между их народом и другими, ассимилировались: зачем напрягаться, соблюдать законы религии и сохранять свое еврейство, если евреи ничем не лучше других народов? Зачем воздерживаться от брака с девушкой другой национальности, если она хороший человек и мы любим друг друга, и не видно между нами никакого различия?

Именно так рассуждали миллионы евреев и в России, советской и постсоветской, и в Америке, и вот результат: их потомство уже не является еврейским. Да, по мнению тех, кто верил в коммунизм с его интернационалистическим братством или в американский «плавильный котел», оно и хорошо, пусть все нации перемешаются и не будет поводов для межнациональной розни. Но это, как сказано, в любом случае оказалось утопией.

Если же мы решаем, что нам важно оставаться евреями, и важно, чтобы были в мире и французы, и англичане, каждый со своей уникальной идентичностью и культурой, то представители каждой из этих групп должны ощущать, что она в чем-то лучше других. Что стоит быть англичанином, что это хорошо, и, следовательно, надо радоваться тому, что я англичанин, а не француз или любой другой неангличанин.

Вот и мы радуемся тому, что принадлежим к еврейскому, а не к какому-либо другому народу, и благодарим Б-га за то, что такими нас создал.

Но разве это не высокомерие?

Нет. Высокомерие мы наблюдаем, когда человек, ощущающий себя в чем-то лучше других, решает, что он лучше других во всем и что это дает ему право смотреть на них свысока, унижать и ущемлять их. Ведь причиной, по которой патриотизм в глазах многих дискредитирован, стало то, во что он вылился у нацистов. Возомнив себя особой «арийской нацией», они решили, что обладают правом угнетать, а то и уничтожать другие народы, с известными последствиями. Конечно, тот, кто мыслит в подобном духе, заслуживает такого же решительного осуждения, как они, будь он русский, американец или еврей.

В то же время, можно осознавать достоинства своего народа — или свои личные — и при этом не смотреть свысока на других, а, как мы согласились, стремиться оказывать положительное влияние на мир и улучшать его. Относиться к этому как к священной миссии, за выполнение которой мы несем ответственность. Именно в этом заключается идея нашей избранности — избранности на миссию, как избран президент или любой политик на свою должность. Он избран в силу своих качеств и способностей, и в то же время сама суть его миссии — быть слугой народа.

И если не выполним свою миссию, то окажемся не лучше, а хуже других. Как тот же президент, который не привел свою страну к миру и процветанию, хуже любого человека, который достойно выполняет свои обязанности. Б-г судит каждого в соответствии с его способностями и обязанностями, поэтому действительно, радуясь способностям, надо побеспокоиться о выполнении обязанностей, ибо за то, что способности не были использованы по назначению, и ответственность выше.

То же касается Вашего вопроса, судит ли Б-г человека по делам отцов. Конечно, главным образом, по делам самого человека. Но дела отцов могут помочь — если сын достойно продолжит их дело. Ибо когда мы говорим о «делах отцов», мы имеем в виду, что отцы настолько разработали определенные положительные качества и силы, что сделали их частью своего «генетического кода», поэтому они передались и нам. Но их надо использовать.

Как хорошо кто-то выразился: пышная родословная означает много нулей, но ты должен поставить перед ними единицу. А если поставишь перед ними минус единицу, соответственно, получится отрицательное число такой же величины: у таких-то великих предков такой негодный потомок… Не просто плохо поступает, а позорит их имя.

Так что порадуемся своему еврейству и наличию праведных праотцев — и побеспокоимся о выполнении всех обязанностей, вытекающих из этого. О том, чтобы поставить перед нулями именно положительное число.

С уважением, Меир Мучник

Материалы по теме