Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
О помощи людям и выполнении заповедей там, где это кажется нереальным

«И принесли скинию к Моше: шатер и все принадлежности его, крючки его, брусья его, засовы его, столбы его и подножия его…» (Шмот 39:33)

Иногда возникает ощущение, что у нас нет сил и способностей сделать что-то важное, помочь там, где помощь необходима, или проявить милосердие. Ну — нереально.

Недельная глава показывает, что у человека имеются огромные возможности, о которых он не подозревает. Во всем, что связано с заповедями, мы должны действовать с полной отдачей, потому что на самом деле можем это.

Мудрецы говорят: после того как общими усилиями народ Израиля изготовил брусья и утварь Мишкана (скинии), Моше Рабейну пришел, чтобы «собрать» и поставить Мишкан, разместить там все принадлежности. И увидел, насколько тяжела, неподъемна предстоящая ему работа. Он не представлял себе, как Переносной Храм может быть собран человеческими руками. Брусья невероятно тяжелые; чтобы сделать для них засовы, требовалось выдающееся мастерство. А чтобы собрать Мишкан целиком, нужна исполинская сила.

Но Святой, благословен Он, сказал Моше: «Ты делай всё, что в твоих силах, выполняй свою задачу — и увидишь: Мишкан воздвигнется сам собой

Отсюда урок: надо действовать, не сидеть сложа руки, даже если кажется, что задача невыполнима. И даже когда всё выглядит так, как будто шансов на успех не осталось, следует продолжать усилия — по максимуму. Будем делать свое дело — и увидим благословение Б-га.

Святой адмор раби Шломо из Бобова[1] выжил во времена Холокоста, а затем уехал в Америку. Добравшись туда, он узнал, что у многих евреев, оставшихся в Восточной Европе, нет ничего — ни еды, ни одежды, ни крова. От отчаянной нужды многие впали в депрессию, некоторые хотели свести счеты с жизнью. Многие стремились эмигрировать в Америку — страну изобилия. Но, к несчастью, американцы не желали принимать неимущих беженцев, которые станут экономическим бременем для страны.

Ребе из Бобова был очень обеспокоен этой ситуацией и размышлял, что можно сделать. В ту пору председателем комитета по делам беженцев и иммигрантов был еврей-конгрессмен по фамилии Блюм. Он был известен как человек, строго соблюдающий законы страны, повлиять на которого невозможно. «Таков закон — беженцам въезд запрещен», — говорил он всем, кто к нему обращался.

Приложив большие усилия, ребе из Бобова сумел записаться на прием к этому конгрессмену в Вашингтоне. Он приехал в город накануне вечером, но переночевать было негде. Эту ночь он провел в синагоге. В старой, измявшейся за ночь одежде рано утром он пришел на прием. Ему выделили всего пять минут. Когда после долгого ожидания он вошел в кабинет, конгрессмен на него даже не взглянул. Лишь через несколько минут он оторвался от бумаг и спросил: «Вы кто?»

Ребе из Бобова — цадик, хасиды которого погибли во время Катастрофы, — подумал: если скажу правду, он спустит меня с лестницы. Что же ему сказать?

Сильное желание помочь евреям придало ему сил, и он заговорил как по наитию:

Хочу сказать вам, что я нарушитель закона.

Конгрессмен взглянул с любопытством.

— Я приехал из таких мест, — продолжал адмор, — где закон требовал травить всех евреев в газовых камерах. Закон требовал, чтобы они работали на каторжных работах, а когда уже не могут этого делать, чтобы их бросали в печи. Согласно закону, из этих мест было запрещено бежать, нельзя прятаться, нельзя было передавать туда еду, нельзя никому помогать. Я пришел спросить, готовы ли вы присоединиться ко мне, чтобы вместе нарушать законы. Знаю, что закон Соединенных Штатов запрещает открывать ворота беженцам. Но если такой закон заставляет людей умирать, не оставляет им будущего, то это жестокий закон, который необходимо нарушить, — адмор закончил свою речь в слезах.

Когда ребе из Бобова поднял глаза, он увидел, как смотрит на него конгрессмен Блюм… Чиновник встал с кресла, пожал ребе руку и сказал:

— Я присоединяюсь к вам.

В итоге этот конгрессмен организовал паспорта для евреев, собрал деньги и употребил свое влияние в Конгрессе, чтобы сделать возможным въезд множества еврейских беженцев в Америку.

Что же здесь произошло? Ребе из Бобова так хотел помочь несчастным евреям, что это желание открыло конгрессмену сердце. Более того, это желание смогло увлечь за собой Блюма, заставить его преодолеть привычные рамки мышления, отказаться от своей обыденной приверженности законам и правилам. Это и называется — сильное желание. Перед таким желанием ничто не устоит… (Бэха Батахну, Каров Элеха)


[1] Раби Шломо бар Бен-Цион Хальберштам из Бобова (Бобовер Ребе; 5668-5760 / 1908-2000, Восточная Галиция — США) — выдающийся хасидский наставник.


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Жена не хочет даже временно жить с моей мамой, хотя сейчас — чрезвычайная ситуация…

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Что делать, когда знаешь, что муж принимает заведомо неверное решение?

18 мая, отвечает Гитель Итахов

Как отучиться ждать «подвигов» от мужчины?

17 мая, отвечает Ципора Харитан