Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Не было в Европе страны, где евреям удалось бы построить столь стройную и сильную систему самоуправления, как в Польше.

Кагал и его руководители

Не было в Европе страны, где евреям удалось бы построить столь стройную и сильную систему самоуправления, как в Польше. Власти способствовали укреплению органов еврейской администрации. Король Сигизмунд I поначалу назначал «королевского раввина» для надзора над общинами. Однако противодействие деятельности такого «раввина» со стороны евреев вынудило власти разрешить им создать самостоятельный управляющий орган — совет, состоявший из раввинов, судей и наиболее уважаемых членов общины. Этот совет (он назывался кагал) имел полную власть над общиной, включая право отлучать от нее того, кто не выполнял его решений.

В состав кагала входили, в зависимости от размеров общины, от десяти до сорока членов. Во главе его находились четыре сеньора, которые, сменяя друг друга каждый месяц, занимали должность парнаса — руководителя делами общины. Собственно в руках парнаса совместно с главным равом общины находилось все ее управление. Суд находился в ведении трех судей — даянов. Судебные решения утверждались главным равом, ему же принадлежало решающее слово в вопросе отлучения от общины. В случае судебного спора между евреем и неевреем кагал посылал одного из даянов в королевский суд. В руках кагала находились больницы, похоронные братства, касса с деньгами для помощи бедным (цедака), все учебные учреждения, сбор специального еврейского налога в пользу короля, сбор общинного налога, а также чрезвычайные сборы денег. В случае надобности королевские чиновники помогали провести решения кагала в жизнь.

Совет четырех земель

Польские власти оценили способности кагала в управлении делами общины и сборе налогов: Потому они позволили создать советы каждой области, а потом и объединенный совет всех четырех земель, принадлежащих польской короне.

После присоединения к нему литовских общин он стал называться «Советом пяти земель». Совет получил право сбора налога со всего польского еврейства. Тем самым, он мог распределить выплаты между общинами, уменьшая или увеличивая их в зависимости от экономического положения каждой общины. В глазах властей Совет являлся представителем всего польского еврейства.

Огромный вес Совета давал ему власть над всеми польскими общинами. В члены Совета избирались самые уважаемые раввины, которые в своих письменных ответах на алахические вопросы и в своих книгах определили Закон на многие поколения, причем Совет имел решающее слово по всем вопросам общественной и частной жизни, поскольку его постановления были направлены на укрепление еврейского Закона в соответствии с обстановкой и временем.

Совет возглавляли самые знаменитые мудрецы своего времени. Главами Совета были р. Мордехай Яфо (автор книги Левушим) и р. Йеуда Фальк (автор книги Сма).

Величие Торы

Еврейский автор, который застал Совет Четырех Земель в его величии, пишет: «Члены Совета были подобны членам Санхедрина в палате» Тесаных Камней (зал на территории Иерусалимского Храма, где заседал высший еврейский законодательный и судебный орган — Санхедрин). Они имели право судить евреев по всей территории Польского королевства, издавая постановления, решая финансовые тяжбы, назначая штрафы, определяя права, наказывая и милуя. Любую серьезную проблему приносили на их рассмотрение. Только Совет имел право назначать областных судей, которые решали финансовые тяжбы. Все сложные дела, такие как назначение штрафов или определение прав, выдвигались на суд членов Совета. Ни один еврей не шел за решением в нееврейский суд, не обращался к князю или графу. Если же еврей смел обращаться за судом к судье-нееврею, Совет сурово наказывал его.

Заседания Совета происходили дважды в год: в конце лета, как правило, в городе Ярославе, а перед праздником Песах — в Люблине. В эти дни там собирались сотни руководителей ешив, ученики ешив, главы общин со всех краев Польши.

Благодаря деятельности Совета вся жизнь польского еврейства управлялась законами Торы. И хотя преследования евреев не прекращались, душа народа не ослабела. Казалось, что скоро придет конец изгнанию и наступит эпоха Машиаха. Но вместо Машиаха пришла Украинско-Польская война, а с нею и катастрофа 5408 (1648) года, положившая конец золотому веку польского еврейства.

И хотя Совет продолжал свою деятельность вплоть до 5524 (1764) года, значительно влиять на положение евреев он уже не мог.

Публикуется с разрешения издательства Швут Ами


Корах и его сообщники поднял мятеж против Моше и Аарона. Действительно ли они жаждали справедливости, как гласили их лозунги, или же истинные, скрытые мотивы бунтовщиков носили иной характер? Читать дальше

Корах. Заслуги мудрых жен

Рав Бенцион Зильбер

Глава рассказывает о мятеже против Моше и Аарона, поднятом Корахом. Корах — один из самых богатых людей в истории, еврей знатного происхождения, двоюродный брат Моше, знаток Торы — недовольный скромным положением, которое он занял в общине, обвинил Моше в узурпации власти и заявил, что все евреи равно святы и потому не только коэны, но все сыны Израиля имеют право на служение в Храме. К «борцу за справедливость» присоединилось двести пятьдесят человек. Моше предложил, чтобы Корах и его сторонники вознесли перед Всевышним воскурение, каждый — на своем совке, и чтобы то же сделал Аарон, а Б-г укажет, кто из них делает это по праву. Всевышний разгневался и хотел уничтожить всю общину, но благодаря мольбам Моше и Аарона наказание пало только на мятежников и их семьи.

Три причины выступления Кораха против Моше

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Кем-кем, а глупцом Корах не был. Что заставило уважаемого человека из хорошей семьи организовать бунт против лидеров еврейского народа?

Не поступай как Корах и его община. Корах

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Корах пытался поднять бунт. Он опирался на галахические вопросы, чтобы отнять власть у Моше, избранного Б-гом лидера.

Книга заповедей. Заповеди «Не делай»: 41-45

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Запрет наколок, шаатнез, выбривать виски...