Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
В старинном еврейском квартале Кракова есть улица Эстеры. Она названа так в честь королевы Эстерке, как ее называли на идише. Как и царица Эстер, спасшая еврейский народ от уничтожения во времена царя Ахашвероша, эта еврейка XIV века была замужем за польским королем Казимиром III Великим и использовала свое положение для того, чтобы спасать от преследований польских евреев

Еврейка во дворце

Царя Казимира уподобляли царю Ахашверошу не только евреи. Священник-антисемит Пшеслав Мойецкий, который, очевидно, был знаком с историей Пурима, пишет в своей книге «Еврейские жестокости» (опубликованной в 1589 году): «Мы знаем из хроник, что наш польский Ассверус [Ахашвейрош], Казимир Великий, взял Есфирь вместо своей жены, презираемой Адлейды, и родил с ней двух сыновей — Немира и Пелку, — а также двух дочерей, и, поддавшись уговорам Есфирь, он разрешил воспитывать их как евреек». Другой источник указывает, что был и третий сын, Ян, а вот имена дочерей нам неизвестны.

Знаменитая пьеса Гершеля Эппельберга под названием «Эстерке», поставленная в Варшаве в 1890 году, также полна параллелей между жизнями Эстерке и пуримской царицы Эстер. Так же, как и в Мегиле, королева Эстерке объявляет пост перед тем, как обратиться к королю с просьбой обеспечить безопасность своего народа. И злой священник (как и Аман) всеми силами старается предотвратить предоставление евреям Польши прав и свобод.

Согласно легенде, Эстерке была прекрасной дочерью портного по имени Ерухам, который жил в польском городе Опочно. Однажды король Казимир Великий — третий и последний король династии Пястов (1310—1370) — во время охоты гнался за газелью в лесу, и внезапно увидел, как дикий зверь готовится напасть на прекрасную девушку, собирающую травы. Король убил зверя, спасая жизнь Эстерке. Он был настолько впечатлен интеллектом и природным благородством молодой женщины, что решил взять ее в жены.

Король привёз Эстерке в свой дворец в городе Радом, приказал расширить и отремонтировать его, а также посадить вокруг него сад. Дворец на улице Ринек, дома 5 и 6, до сих пор называют «Домом Эстер». В наши дни в нем находится Музей современного искусства Радома.

Король Польши и евреи

Евреи начали селиться в Польше, предположительно, начиная с XI века — они бежали сюда от крестоносцев, уничтожавших по дороге в Иерусалим еврейские общины в Западной Европе. В XIII же веке польские князья стали звать к себе на жительство соседей-германцев, дабы те обрабатывали поля и поднимали экономику разоренных и опустошенных татарским нашествием городов и деревень.

Среди пришедших на жительство в Польшу германцев было немало евреев, и чем больше их становилось, тем чаще поляки стали обвинять их в ритуальных убийствах, и тем опаснее евреям становилось жить в польских княжествах.

К 1264 году ситуация приблизилась к критической, и князь Болеслав Благочестивый, дед короля Казимира III, впервые в Польше составил «великую хартию вольностей» — грамоту, которая предоставляла евреям особый статус. С этого момента причинять вред евреям и их имуществу и возводить на них обвинение в ритуальном убийстве было запрещено.

На второй год своего правления король Казимир III подтвердил привилегии, которые пожаловал его дед евреям, а также расширил их новой хартией, принятой в 1334 году. Он продолжил привлекать евреев из Германии, которые, по его мнению, были бы полезны для экономики Польши. Под страхом смертной казни царь Казимир запретил похищение еврейских детей с целью их крещения и сурово наказывал любого, кто осквернял еврейские кладбища.

Впоследствии Казимир принял еще две дополнительные хартии, в соответствии с которыми евреям предоставлялись право жительства во всех городах и селах, право владеть землей и брать в аренду имения шляхтичей. Также Казимир ввел закон, предписывающий местному судье разбирать еврейские дела только при участии раввинов и старшин общины.

Когда в 1347 году евреев обвинили в убийстве ребенка, тело которого было найдено в лесу недалеко от Кракова, король провел публичное расследование и через своего канцлера Якоба Мельхтинского и священника Прандолу (который также относился к евреям благосклонно) доказал невиновность евреев. После этого король Казимир обнародовал указ, опровергающий кровавый навет, а также определяющий наказание за обвинение, не подкрепленное доказательствами.

Год спустя король Казимир снова защитил еврейский народ — на этот раз, от нападений антисемитской толпы после ложного обвинения евреев в отравлении колодцев, приведшем к вспышке «Черной смерти».

Легенда повествует, что именно Эстерке, будучи женой Казимира, убедила его приглашать евреев из других стран селиться в Польше. Именно в эти годы, между 1348-м и 1370-м, появились еврейские общины в Кракове, Львове (Лемберге), Каличе, Позене, Гнезно, Люблине и Плоцке.

Детали образа

Эстерке упоминается в различных исторических документах, но в каждом из них описывается лишь фрагментарно, и ни одна летопись не дает нам представления о том, кем же на самом деле была эта женщина.

Впервые в еврейских источниках история королевы Эстерки была описана в книге «Цемах Давид» рабби Давида Ганца, ученика Рамо и Маараля, которая вышла в свет спустя два столетия после правления короля Казимира III. Там он пишет, что была еврейская королева Эстер, чей муж, Казимир, под ее влиянием, предоставил евреям Польши особые свободы.

В книге о польском еврействе Хаи Бар-Ицхак есть интервью с человеком по имени Меир Киршенблатт, выросшим в городе Опатов, который рассказывал, что, когда он был маленьким мальчиком, ему показали огромное дерево с толстенными ветвями на подпорках в еврейском квартале Казимир, под которым царь Казимир беседовал с Эстерке.

Шмуэль Ицхак Агнон описывает Эстерке так: «ее лицо было белым, как снег, глаза были как солнце в месяц Зив (Ияр)… Во всей Польше не было такой красавицы, как Эстер…»

Агнон пишет, что три другие жены Казимира были в ужасе от любви короля к Эстерке. В порыве ревности они выцарапывали ногтями злые слова на стенах её дома. Но Эстерке не испугалась, потому что кошерная мезуза охраняла вход в ее дом. И именно через эту дверь входил король.

Летописец Ян Длугош в 1386 году пишет о ней: «Эстерка знала многие тайны медицины».

Польские легенды описывают замки, построенные специально для Эстерке в Лобзуве и Бохотнице. Одна из легенд гласит, что король Казимир пережил королеву Эстерке, оплакивал ее прекрасные глаза и смотрел в окно на ее могилу. Другие легенды описывают гибель Эстерке в погроме после смерти короля. Согласно польской традиции, она была похоронена в Лобзувском саду — любимой резиденции короля.

Люблинская еврейская община, однако, утверждает, что королева Эстерке была похоронена на их старом кладбище, и что там была надгробная плита с выгравированным на ней ее именем. Это утверждение, что интересно, поддерживается нееврейским писателем по имени Клемс Юноса. Как он рассказывает в своей книге: «Там [на Люблинском кладбище] можно даже увидеть камень, на котором написано, ни больше, ни меньше… только одно имя. И знаете ли вы, сэр, какое? Есфирь. И вы знаете, она была еврейкой простого происхождения, дочерью портного. Но позже она стала еврейской королевой».

Вышитый занавес

Во время своего правления король Казимир построил и основал город Казимир (когда-то он располагался на окраине Кракова, но позже стал неотъемлемой частью города) и приказал построить там большую синагогу для Эстерке.

Согласно легенде, когда король был занят государственными делами или воевал со своими врагами, царица Эстерке вышивала парохет (занавес) для Святого Ковчега синагоги. Центральным мотивом вышивки был огнедышащий змей, который, как полагали, символизировал Змея, соблазнившего Хаву в Эдемском саду.

Со временем этот вышитый занавес приобрел особый статус: его вешали в синагоге только на праздники, под ответственность хевры кадиши, которая охраняла его днем и ночью. Он пережил много войн и пожаров, даже тот, который в конечном итоге уничтожил деревянную синагогу, вместо которой в начале XVIII века построили каменную.

Легенда об Эстерке и ее прекрасном парохете стала польской туристической достопримечательностью, и гиды до наших дней потчуют публику рассказами об Эстерке, упоминая, в числе прочего, о том, что король привез в Польшу испанских ювелиров, специально чтобы они изготовляли для вышивок королевы золотую нить.

Факт или только легенда?

Одни историки полагают, что королева Эстерке, несомненно, существовала: ведь столько ей было посвящено строк в различных польских антисемитских документах! Другие историки, однако, не уверены в том, что у короля Казимира на самом деле была еврейская жена, и считают, что она была плодом воображения рассказчиков.

Израильский филолог и историк, один из лучших экспертов в области языка и культуры идиш, Хоне Шмерук провел много исследований по этой теме и утверждает, что королева Эстерке — реальное историческое лицо. В своей книге «История Эстерке на идише и в польской литературе» он перечисляет многочисленные источники — из польских, немецких и идишских документов — в поддержку своего утверждения. Ведь даже тот факт, что рассказы об Эстерке существуют в двух разных литературах, не имеющих никакой связи друг с другом, свидетельствует об их правдивости.

* * *

В период второго, персидского, изгнания, в дни царя Ахашвероша, злодей Аман хотел уничтожить еврейский народ, а царица Эстер принесла себя в жертву ради исполнения плана Всевышнего и спасения своего народа.

В дни четвертого и последнего, римского, изгнания королева Эстерке сделала то же самое. Был ли в ее дни кто-то, подобный Аману, мечтавший уничтожить всех евреев, и был ли кто-то, подобный Мордехаю, поддерживавший и направлявший её? История не донесла до нас их имена. Но имя Эстерке осталось в памяти спустя сотни лет, как символ жертвенности, самоотречения и безграничной преданности своему народу.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.