Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Относиться к репутации других следует ровно так же, как и к собственной репутации. Мудрецы Талмуда разъясняют различные аспекты этого поучения.

4:15 Раби Элазар, сын Шамуа, говорит: «Пусть честь твоего ученика будет любезна тебе как твоя собственная, честь твоего товарища (пусть будет для тебя такой же), как трепет перед твоим учителем, а трепет перед учителем — таким же, как твой трепет перед Небесами».

В книгах текст этой мишны приводится таким образом: Пусть будет честь твоего ученика любезна тебе, как честь твоего товарища.

По какой же причине честь ученика должна быть столь же важна, как и честь товарища? И тем более непонятно продолжение мишны, где честь товарища приравнивается к трепету перед учителем, а он, в свою очередь, — к трепету перед Небесами!

И еще вопрос. Если уважение к ученику равно уважению к товарищу, уважение к товарищу равно почитанию учителя, а оно, в свою очередь, равно трепету перед Небесами, получается, что уважение к ученику равно трепету перед Небесами!

Тебе следует знать, что два человека называются товарищами тогда, когда один из них в чем-то полезен другому, — именно в этом и состоит та связь между ними, которая делает их товарищами. Поэтому, хотя учитель и обучает ученика, в определенном отношении и ученик приносит пользу учителю. Поэтому мишна требует, чтобы честь твоего ученика была желанна для тебя, как честь твоего товарища, — ведь ученик тоже приносит пользу учителю (и в этом смысле становится его товарищем).

И еще следует тебе знать, что если два явления или два человека объединены чем-то, само это объединение означает, что они находятся между собой в неких отношениях. А учитель и ученик, несомненно, объединены — мы подробно говорили об этом в самом начале комментария на первую главу этой мишны. Поэтому мишна хочет, чтобы учитель рассматривал сами эти отношения с учеником как полное равенство, настолько, чтобы честь ученика был столь же важна для него, как и честь товарища, во всем равного ему самому. Другими словами, поскольку совместное изучение Торы объединяет учителя и ученика, учитель должен считать ученика подобным товарищу, то есть, равным себе, и проявлять к ученику такое же уважение, что и к товарищу.

Затем мишна говорит: Честь твоего товарища пусть будет для тебя такой же, как трепет перед твоим учителем, а трепет перед учителем — таким же, как твой трепет перед Небесами. Дело в том, что каждый из двух товарищей дополняет другого, приближает к совершенству и в этом отношении подобен его учителю, который тоже ведет ученика к совершенству. Ведь «двое лучше, чем один»! А трепет ученика перед учителем обусловлен именно тем, что учитель делает ученика более совершенным. Поэтому и отношение к товарищу в этом смысле должно быть подобно трепету перед учителем.

А трепет перед учителем должен быть таким же, как трепет перед Небесами. Дело снова в том, что отношения с учителем в каком-то смысле подобны отношениям с Небесами. Б-г сотворил человека и явился причиной его существования, и учитель для ученика тоже в каком-то смысле причина существования — ведь именно он передал ученику мудрость!

Таким образом, в некотором духовном смысле ученик подобен товарищу, товарищ — учителю, а учитель подобен Небесам, перед которыми человек трепещет. Поэтому в духовном смысле, в отношении уважения, следует считать, что они одинаковы. Однако это ни в коем случае не означает, что к ученику следует относиться, как к учителю — до этого их подобие не доходит. Достаточно, если это подобие будет ограничиваться уважением, то есть, если человек будет уважать ученика так же, как товарища, товарища уважать так же, как трепещет перед учителем, а перед учителем трепетать так же, как перед Небесами.

В некоторых же книгах текст мишны звучит так: Пусть будет честь твоего ученика желанна для тебя, как твоя собственная.

И слово желанна указывает на правильность именно этой версии — ведь человеку нравится, когда его уважают. А сказать: «Пусть будет честь твоего ученика желанна тебе, как честь твоего товарища», — на самом деле нельзя, потому что непонятно, насколько честь твоего товарища тебе «желанна». И в первой главе тоже сказано: «Пусть будет честь твоего товарища желанна для тебя, как твоя собственная». А почему мишна здесь говорит об ученике и именно его честь требует оберегать, как свою собственную? Потому что о товарище уже было сказано в первой главе: «Пусть будет честь твоего товарища желанна для тебя, как твоя собственная». Поэтому здесь мишна говорит об ученике: Пусть будет честь твоего ученика желанна для тебя, как твоя собственная.

Затем мишна заговаривает об уважении к товарищу и уподобляет его трепету перед учителем. Но на самом деле уважение не подобно трепету! Мишна имеет в виду, что человек должен стремиться к тому, чтобы его товарищ обрел уважение, и ни в коем случае не нарушать этого уважения и не делать ничего, что могло бы повредить ему, — в такой же степени, в которой человек трепещет перед своим учителем и ни в чем не отступает от этого трепета. Именно в этом отношении уважение к товарищу подобно трепету перед учителем.

Почему же мишна не сказала проще: «Уважай товарища так же, как ты уважаешь учителя»? Дело в том, что Тора нигде не требует проявлять к учителю какое-то особенное уважение, поэтому и мишна говорит не об «уважении» к учителю, а именно о «трепете» перед ним.

Причину, по которой это наставление помещено именно сюда, мы уже разъясняли. Если же ты захочешь найти содержательную связь между этой мишной и предыдущей, ее можно усмотреть вот в чем. Предыдущая мишна сказала, что собрание, которое собралось во имя Небес, в конце концов, устоит, то есть, рассказала нам, при каких условиях люди могут объединиться в общину, в единое целое. И теперь мишна, продолжая ту же тему, говорит, что честь твоего ученика должна быть любезна тебе, как честь твоего товарища, то есть, объясняет, каким образом можно упрочить привязанность учителя к ученику, товарищей друг к другу и ученика — к учителю. Таким образом, мишна перечисляет все возможные типы отношений между людьми и о каждом говорит, как сделать его более прочным. И это мы уже ясно объяснили тебе.

с разрешения издательства Швут Ами


Чтобы понять, почему Храм был построен именно в Иерусалиме, нам следует сначала понять, каковы функции Храма. А затем вдуматься: в чём сущность Иерусалима и почему именно этот город подходит для того, чтобы в нём был построен Храм. Попытаемся же задуматься, в чём сущность Иерусалима, чем он отличается от других городов? Читать дальше

Гибель Иерусалима

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Истоки»

«Оживший» мертвец

Журнал «Мир Торы»

Предлагаем вашему вниманию рассказ из книги Менахема Герлица «Ерушалаим шель мале» - «Этот возвышенный город» в переводе Александра Красильщикова.

Западная Стена Храма — Котель Маарави

Журнал «Мишпаха»

Западная стена Иерусалимского Храма — самое святое место молитв после разрушения Храма почти 2000 лет назад. Здесь мы оставляем записки с просьбой к Б-гу, здесь мы молимся о возрождении Храма. По преданию Б-жественное присутствие никогда не покидает Стены Плача... Западная Стена Храма — Котель Маарави. Обычаи, факты и даты.

Берлин и Иерусалим

Раби Меир Симха из Двинска Ор Самеах

Рабби Симха Меир Коэн из Двинска о цикличности еврейской истории, «прогрессе», гордыне и регрессе

История еврейского народа 32. Осажденный Иерусалим

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Весной 3828 (68) года Тит подтянул свои войска к Иерусалиму.

Святость Храма и Стены Плача. Законы скорби о разрушении Храма

Толдот Йешурун

В преддверии поста 10 Тевета важно вспомнить основные детали траура по разрушенному Храму и законов, связанных со святостью Западной стены (Стены Плача). Десятого тевета войска Царя Вавилона Навуходоносора начали осаду Иерусалима, которая привела, в конце концов, к разрушению Первого Храма и вавилонскому изгнанию. С разрушением Первого храма мы потеряли великие духовные ценности, которыми народ был благословлён в то время, и потеря их чувствуется во всех поколениях. На десятое тевета распространяются все законы установленных постов: запрет есть и пить с момента появления первого света (амуд ашахар) до появления звёзд, молитвы «слихот», чтение Торы, добавление молитвы «Анену» в шмоне эсре

История еврейского народа 6. Эзра и Нехемия

Рав Моше Ойербах,
из цикла «История еврейского народа»

Духовная жизнь в Эрец Исраэль. Эзра-спаситель. Народное собрание. Миссия Нехемии.

Саба Кадиша

Рав Александр Кац,
из цикла «Еврейские мудрецы»

Уже в молодые годы р. Альфандари стал известен как бааль мофет — чудотворец, чьи слова способны оказывать влияние на реальность. Один из таких случаев произошел на глазах множества свидетелей. Группа ученых-натуралистов обсуждала в его присутствии вопрос о причинах землетрясений: в дискуссии назывались многочисленные геологические и климатические факторы, вызывающие это грозное явление природы. В конце концов, ученые пришли к выводу, что в настоящий момент в районе Стамбула никаких естественных предпосылок для зарождения «подземной бури» не существует. «Знайте, — обратился к ним р. Альфандари, — что хотя, по вашим прогнозам, землетрясение сейчас никак не может произойти, но если Творец захочет, чтобы оно произошло именно сейчас, то так и будет». В этот момент раздался тревожный подземный гул, и весь Стамбул был потрясен могучим содроганьем земли