Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Что значит любить себя?

Темы: Наказание, Любовь, Заповеди, Психология, Уважение, Самооценка, Любовь к ближнему

Отложить Отложено

Добрый день. Есть сложный вопрос. Очень нуждаюсь в Вашей помощи. Пожалуйста, помогите сориентироваться.

Во время очередной беседы с сыном я объяснял слова «Люби ближнего как самого себя». На что получил хороший вопрос.

— А что это значит? — спрашивает он.

Я же не растерялся и начал объяснять:

— Если тебе приятно получить пирожок от кого-то, попробуй дать пирожок кому-то, и таким образом ты сделаешь другому человеку то, что ты хотел бы получить сам.

На что он мне говорит:

— Не-е-ет. Ты меня неправильно понял. А что значит любить себя?..

Я уже не помню, что ему ответил, но заданный им вопрос меня до сих пор беспокоит. У меня не получается найти универсального ответа. Просмотрел, как мне кажется, все доступные источники, а ответа всё нет. Или они очень поверхностные. Или я его просто не нашел. А если нет ответа или я не могу сформулировать этот ответ, то, скорее всего, я этого просто не знаю. А всю проблему, которая меня «охватила», я постараюсь описать.

Культура, в которой мы родились и росли, это та культура, которая во многом определила, какими мы станем в будущем. Она оставила после себя очень травматическое наследие. Это наследие, которое называется воспитанием, коснулось многих из нас, и думаю, что оно еще какое-то время будет существовать. Я не застал красный режим. Я рос в период его разрушения и становления современных демократических государств. Описывать буду личный опыт.

Садик не помню. Школа. С первых классов учителя пытались установить в классе порядок. Ничего не имею против порядка. Только какой ценой это достигалось? Путем постоянного, публичного унижения детей. Постоянное повторение и подчеркивание детской несостоятельности, неспособности что-то сделать, постоянное принижение интеллектуальных возможностей.

Применение силы в младших классах. Запугивание. Фамильярность. Подчеркивание того, что «вы ничего не можете». Опять вы не готовы? То есть: вы какие-то лузеры. Чего вы в жизни достигнете? Тебе только в шахте работать.

Бывали и такие случаи. Вопрос учителя:

— Кто будет к празднику готовить актовый зал?

Петров тянет руку.

— А, Петров. Нет-нет-нет. Он же бабушку через дорогу не может перевести.

Или еще:

— Ну, сколько раз вам говорить одно и тоже? — раздраженным голосом говорит учитель (то есть обращается как к каким-то идиотам). — Ну, сколько же раз вам это еще повторять?

Хвалили редко, и то — за оценки. То есть личность ребенка как таковая положительно не оценивалась. С нею даже никто не считался.

В школе я проявлений любви от учителей не увидел. Всё, что видел, — так это учительский долг. Обязанность. Унижение. Подчеркивание физического превосходства. Эмоциональные и фактические угрозы. Была ли здесь любовь?

Когда приходили домой, ситуация не сильно менялась. Какие оценки получил? Почему двойка? Что ты опять натворил, почему в школу опять вызывают? Сколько раз тебе говорить переодевать штаны, когда приходишь домой. Ты уроки сделал? Ты уверен, что сделал уроки? Так же, как вчера, — а сегодня принёс двойку?

То есть, всё воспитание проводилось, опять же, из чувства долга, обязанности, возможно, — стыда перед друзьями или, наоборот, из желания показать свое превосходство над друзьями.

Постоянное сомнение в способностях ребенка. Недоверие его личности. Угрозы. Наказания. И почти никакого поощрения. Любовью ли это было? Наверное, в их представлении — да. Но какую модель любви увидели дети?

Я очень хорошо понимаю, что если бы не мои родители, то меня бы здесь и сейчас не было. Я их очень ценю и очень им благодарен за всё, что они сделали. И да продлит Творец годы их жизни. Они были заложниками тех обстоятельств, в которых находились. Люди выживали. Наверное, для воспитания детей интереса, времени, да и возможности не было ни у кого. Целью было одеть, обуть и накормить.

Не было столько знаний о педагогике и воспитании, как сегодня. Да и никого это в действительности не интересовало. Восторг был перед едой. Перед машиной. Недвижимостью. Должностью.

Потом начался институт. И всё повторилось. Вы — ничто! Ничего не умеете. Не способны. Работы вы себе не найдете. Фамильярность. Унижение. Подчеркивание статусного превосходства, например, я — профессор, а ты — ничто. Запугивание.

Увидели ли здесь студенты модель любви?

Работал на Украине немного, но и там ситуация была сильно похожей. У всех страх. Страх сделать ошибку. Страх сказать лишнего. Страх что-то не то написать. Каждый день «ковер», в очень неконструктивной форме.

Период взросления сопровождался шедеврами народной кинематографии. В бандитском и военном режиме. Как мы понимаем, фильмы с таким содержанием наполнены страхом насилием, самопожертвованием, безвыходностью, но любви (кроме как платонической), увы, я не увидел.

Всё вышеперечисленное я написал вот с какой целью. Проживая жизнь по подобному сценарию, понять и осознать, что это такое — любовь, мне кажется, невозможно. А если кто и поймет, то его понимание будет сильно изуродовано. Как можно полюбить себя в среде, которая только и делает, что пытается унизить, устрашить, раздавить, уничтожить?

Режим воспитал кадры. Но, как мне кажется, с любовью у этих кадров дела обстоят не очень хорошо. Хамство, ругань, скандалы — повсеместно: на работе, дома, в магазине. Большинство из нас не увидели пример любви. Никто этому не учился. И никто нас этому не учил.

В этом и заключается мой вопрос. Может, центром повеления возлюбить ближнего как самого себя является не ближний, а я сам? Прежде всего я должен сам себя полюбить? Ведь, согласитесь, человек не может полюбить другого, если этот человек сам себя не любит. Он не знает, что значит любить, если он никогда искренне не был кем-либо любим. Он абсолютно не понимает о чем идет речь.

Например, мама, даже имея детей, не умеет любить их, если не понимает, о чем идет речь. Согласитесь, невозможно научить кого-то китайскому языку, если сам его не знаешь. Может быть, с любовью дела обстоят точно так? Учителем любви для большинства из нас в лучшем случае (кроме родителей и ближайшего окружения) является мировая литература, в худшем — телевизор или интернет.

Но даже лучший случай не раскрывает содержания понятия. Может, стоить начать с раскрытия понятия о любви к себе? Если так, то с чего стоит начать? Каковы правильные пропорции, ведь легко можно перейти границу и оказаться в области эгоизма? Спасибо. Роман

Отвечает рав Меир Мучник

Здравствуйте, Роман!

Спасибо за подробное описание впечатлений, полученных в процессе воспитания, за то, что поделились ощущениями и эмоциями. Я вырос в том же обществе — и в школьные годы еще застал «красный режим», поэтому могу понять многое из того, что Вы пережили и описали. У каждого, конечно, свои впечатления и ощущения, в чем-то они похожи на то, что чувствуют другие люди, в чем-то отличны от них. И люди могут быть разными, и обстоятельства.

Любовь можно определять по-разному, и то, что Вы наблюдали в жизни, действительно не совсем легко подставить во все ее определения.

Если, однако, говорить о любви к ближнему «как к самому себе», то здесь уже содержится подсказка, какое именно определение любви нам нужно искать.

Поэтому тут, не особо мудрствуя, можно сказать следующее. Любить себя — это идентифицироваться с собой и желать себе всего наилучшего. Ведь так к себе относится большинство нормальных людей в любом обществе, даже в самом грубом и агрессивном, правильно?

Вот и ближнего надо постараться так любить. Видеть мир с его точки зрения, болеть за него и, по мере возможности, помогать ему.

Вы упомянули мировую литературу и телевизор. Да, хотя из этих источников можно всякого понабраться, любовь и дружбу там тоже можно найти, и именно в том виде, который нас интересует. Так, за литературных персонажей или киногероев, которые представлены как «положительные», мы болеем. Хотим, чтобы спасся и победил зло Гарри Поттер, чтобы восторжествовали те, у кого «один за всех, и все за одного». Чтобы «от улыбки стало всем светлей». И за любимых спортсменов, например, болеем, желаем, чтобы они победили, и радуемся, когда это происходит. Или печалимся, если проигрывают.

И понимаем идею дружбы, которая очень даже пропагандируется упомянутыми источниками. Причем известно, что понятие «друг» в той самой стране — более серьезное, чем friend в более западных частях света (даже если их различия в других аспектах можно обсуждать).

Факт: хотя у многих опыт учебы в школе подобен Вашему, тем не менее, получив такую возможность благодаря новым технологиям, вся страна кинулась связываться с бывшими одноклассниками, и не только из чистого любопытства, но и из дружеских чувств. Да, в школе было по-всякому, и ваш покорный слуга сам тому свидетель. Тем не менее — любим и относимся с трепетом!

Так что начнем с того, что, во-первых, себя мы всё-таки любим, как сказано. А, во-вторых, любовь к ближнему можно начать хотя бы с друзей, за которых болеем, которым хотим помочь.

А там прояснится и другой Ваш вопрос: как не перейти границу и не оказаться в области эгоизма? Очень просто: если это мой друг, то моя любовь к себе никак не значит, что я хочу как-то его обделить, что-то урвать себе за его счет. Я хочу, чтобы нам обоим было хорошо, и естественным образом постараюсь так всё устроить. Это — как если у меня два ребенка: я люблю обоих и постараюсь позаботиться об обоих, так что моя любовь к одному не станет причиной дискомфорта другого.

Или лучше так: у меня самого две руки, и я постараюсь, чтобы комфорт одной не достигался за счет боли другой. Ведь если одна рука болит, то и всему телу, всему «мне» больно, и не поможет то, что «отдельно взятая» другая рука ощущает комфорт.

Вот и с ближним так — если включить его в свое «расширенное я». Именно так рекомендует подходить к любви рав Деслер[i]. По его словам, лучший способ достичь истинной любви к ближнему — делать ему добро. Так мы вкладываемся в него и начинаем видеть в нем самих себя. И, естественным образом, желать «себе» всего наилучшего.

И себе, и «себе». Всему «мне». Вот и получится без всяких противоречий. Не смогу наслаждаться, если вижу, что ближнему в это время чего-то не хватает, что он страдает. И постараюсь исправить ситуацию.

И Вам желаю того же — с Вашими друзьями и близкими, а там уже и с другими людьми, с которыми сможете идентифицироваться и за которых болеть.

С уважением, Меир Мучник


[i] Раби Элияу-Элиэзер бар-Реувен-Дов Деслер (5651-5714 / 1891-1954, Белоруссия — США — Англия — Израиль) — выдающийся мыслитель и педагог, один из духовных лидеров этического движения Мусар.

Материалы по теме


Моавитяне стали кочевым племенем, и со временем они образовали свое государство на землях к востоку от Мертвого моря, которые сегодня находятся на территории Иордании. Во времена Торы Моав был густо заселен, многие его города были обнесены крепостными стенами. Сами моавитяне были язычниками Читать дальше