Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Даже после самой темной ночи наступает рассвет. И даже для самых крепко запертых дверей находятся ключи.

Когда Моти и его другу Ури не было и двадцати лет, у каждого из них была кипа на голове, гитара в чехле и внутреннее желание приносить людям радость. Поначалу Моти знал всего десяток аккордов, но это его не останавливало: он не боялся выступать перед людьми на улицах городов и отрабатывал свое мастерство прямо перед публикой.

Конечно, часто им бросали монеты в гитарные чехлы, но они катались по всему Израилю со своими импровизированными выступлениями не ради денег. Они заряжались энергией от слушателей. Они чувствовали, что музыка способна разрушать стены между людьми, открывать сердца, сближать и радовать.

Они ездили повсюду и выступали везде. На военных базах или перед группами молодежи в парках было совсем просто петь: слушатели уже ждали этой эмоциональной связи, которая возникала буквально с самых первых слов песни. В домах престарелых публика была глуховата, плохо различала слова, зато как же люди там были рады самому факту, что кто-то вообще вспомнил о них.

В некоторые вечера у Моти и Ури не было конкретного пункта назначения. Тогда они просто стучали в двери особняков и квартир.

Наверное, в этом было что-то вроде проверки самих себя на стойкость. Откроются ли перед ними двери в дома, двери в сердца — когда в их распоряжении, вместо ключа, только такая эфемерная и неосязаемая вещь, как та музыка, которую они играют?

— Кто там? — спрашивали из-за двери.

— Два музыканта с гитарами пытаются радовать людей.

— Должно быть, это ошибка, — говорили те, кого ребята пришли порадовать, — мы ничего не заказывали.

Или:

— Я уже сегодня жертвовал на благотворительность.

Или даже:

— Извините, у меня нет ключа.

В один вечер музыканты услышали этот ответ из всех шести квартир двухэтажного дома. Моти с ужасом представил себе целое здание людей, безнадежно запертых в своих квартирах без ключей. Он понимал, что люди просто придумывают отговорки, но он их ни в чем не винил. Он и сам был не уверен, что открыл бы в похожей ситуации. Но зато, когда кто-то открывал дверь — ох, целую книгу можно было бы написать про те «домашние концерты».

Однажды вечером они постучали в одну из дверей в жилом комплексе. Подождали. Еще постучали. Еще подождали, тихонько перебирая струны своих гитар, стоя на лестничной площадке. Наконец услышали из глубины квартиры печальный женский голос:

— Кто там?

Ури ответил их обычной формулой:

— Два музыканта с гитарами пытаются радовать людей.

Молчание. Они уже приготовились уходить, но тут послышались медленные тяжелые шаги, в замке зашуршало и дверь открылась. На пороге стояла женщина лет пятидесяти. Может быть, ей было и меньше, но седеющие волосы в неопрятном пучке и кое-как нацепленная одежда даже молодую женщину делают пятидесятилетней. Лицо женщины было мокрым от слез. Она молча посторонилась и махнула в сторону комнаты.

Ури и Моти приняли этот неопределенный жест за приглашение и вошли. В комнате был беспорядок. У Моти сразу возникло ощущение, что в этом доме недавно произошла какая-то трагедия.

Музыканты пели и играли для женщины пока, наконец, не увидели свет в ее глазах. Когда они закончили, она спросила дрожащим голосом:

— Вы уверены, что вы люди?

Они посмотрели на хозяйку вопросительно.

— У меня сейчас очень трудные времена. Депрессия? Да, это, наверное, так называется. Я просто лежу или сижу на диване часами и не могу пошевелиться. Только что я сидела вот здесь — и сказала Б-гу: «Если Ты действительно существуешь, сделай что-нибудь! Не могу так жить! Пошли ангела, чтобы принес хотя бы немного радости в мое сердце». А потом вы постучали. Так вы уверены, что вы люди, а не ангелы с Небес?!

Моти и Ури улыбнулись, переглянулись и сыграли еще одну песню. Им показалось, что, когда они уходили, в этой комнате что-то неуловимо изменилось. Светлее, стало, что ли? Наверное. Ведь даже после самой темной ночи наступает рассвет. И даже для самых крепко запертых дверей находятся ключи.


Эта глава начинается с заповеди жертвовать половину шекеля. Примечательно,что эту главу часто читают перед Пуримом, и как раз перед Пуримом и выполняется данная заповедь. Другая половина главы посвящена описанию греха золотого тельца и тому Великому прощению, которое оказал нам Творец. Читать дальше

Недельная глава Ки Тиса

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткое содержание раздела и несколько комментариев из сборника «Тора на все времена»

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). Долго ли усидишь на двух стульях?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Ки Тиса. вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе

Золотой телец

Рав Шимшон Рефаэль Гирш

Почему Аарон выбрал фигуру тельца?