Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Воспоминания врача Александра Малкова, который пришел к вере после эмиграции в Германию

Что такое кипа

Поначалу я стеснялся ходить в кипе на работе, в клинике. Во время дежурств на выходных я стал приходить в клинику в кепочке, чтобы кипы не было видно, получая при этом от ее ношения несравненное удовольствие. И не снимал ее даже в палатах, хотя ходить в помещении в головном уборе было неудобно и выглядело это странно. Коллеги удивлялись и посмеивались надо мной. Даже сделали фотографию и повесили в комнате для персонала. Но я держался.

Победа в Пурим

Удивительным образом день защиты моей докторской диссертации выпал на Пурим 2009 года. Защита проходила в здании медицинского факультета в Лейпциге. Мы отправились туда с женой. Кроме меня защищалось еще несколько человек. Приемная комиссия состояла из семи профессоров, в том числе присутствовал очень известный профессор Йостен, директор травматологической клиники Лейпцигского университета. Зал был полон слушателей. Незадолго до выступления я зашел в туалет и встал перед зеркалом. Моя кипа лежала в кармане пиджака, и рука невольно потянулась за ней. Я надел кипу. Через мгновение я снял ее и положил в карман. Потом достал кипу и снова надел. Посмотрев на себя в зеркало, я снял кипу и снова положил в карман. Но тут я подумал о моей дорогой жене, которая сейчас сидит в зале, и о тех великих усилиях, прилагаемых ею ради нашего приближения к еврейству. Я понял, что должен это сделать ради нее! Я вновь достал кипу, красиво приложил на затылок и надежно прикрепил заколкой. Потом, гордо распахнув дверь, отправился на защиту диссертации. Это было первый раз, когда я вышел в кипе открыто в общественном месте. Защита прошла успешно, я помню глаза многих людей, с уважением смотревших на меня, и особенно глаза профессора Йостена. Кажется, он был приятно удивлен и ошарашен. Мой бывший главный врач, доктор Фосс, приехал специально на защиту из Дрездена. Он с большим терпением многократно перечитывал и корректировал текст моей диссертации. А теперь он смотрел на меня с радостью и умилением. Это была наша победа в Пурим, причем, мне кажется, радость и гордость от дебюта с кипой были для меня даже более яркими, чем от защиты диссертации. Вернувшись в Дрезден, мы попали прямо на празднование Пурима в синагогу. Там нас ждали мои родители и наши дети. Раввин Шнеур прочитал специально для нас с женой еще раз Свиток Эстер, который в этот праздник дважды должен прослушать каждый еврей. Это был светлый, незабываемый, радостный и просто прекрасный День Победы!

В кипе на работу!

После нашего очередного посещения Израиля я приехал домой на подъеме. Взял с собой купленную там белую вязаную кипу, напоминавшую мне белый колпак врача. Как раз сразу после отпуска в приемном отделении реанимировали одну пожилую пациентку. Ситуация была критическая, я невольно провел рукой по непокрытой голове и ощутил выраженный дискомфорт. Тут я понял, что так больше не пойдет. В связи с этим мне вспоминаются замечательные слова раввина Ашера Кушнира, который, будучи однажды с лекцией в Дрездене, сказал: «Если ты надел кипу, так смотри, чтобы ее никаким ветром тебе с головы больше не сдуло!»

Также он рассказал, как один отец бежал за увозящим в изгнание поездом и кричал в окно мальчику: «Сынок, запомни — ты еврей!» Без слез это слушать было невозможно. Он точно подметил важность еврейского воспитания с раннего возраста, приведя в пример лучника: ведь гораздо лучше прицелиться и отпустить тетиву, чем сначала выпустить стрелу, а потом пытаться ее догнать и на ходу корректировать направление полета.

Вот я и вышел на работу первый раз в белой кипе и пошел на конференцию нашей клиники. Было страшновато, и я произносил по дороге для смелости «Шма Исраэль» — главную еврейскую молитву. Мои коллеги были шокированы. Одна медсестра с юмором спросила: «А что это у вас повязка на голове, вы голову повредили?» Разные взгляды встречал я в то время. Ведь людям непривычно было видеть еврея в кипе в обыденной обстановке. Часть из них восхищались и радовались, часть была равнодушна, ну а были такие, которые смотрели с презрением или ненавистью. С тех пор каждый рабочий день становился для меня победным. Несомненно, я окончательно победил, так как именно на моем рабочем месте, где я отработал к тому моменту уже несколько лет, появиться в кипе мне было особенно трудно. С тех пор я всегда и везде гордо хожу в кипе.

Спустя несколько дней у меня состоялась беседа с главврачом у него в кабинете. Он спросил меня, почему я не попросил его согласия на то, чтобы носить кипу. Мне пришлось объяснить ему причины, почему евреи носят кипу, и что я, в частности, по еврейскому закону не могу ходить без кипы и произносить благословения и молитвы, а также и то, что спрашивать его об этом я не считаю себя обязанным. В конце разговора он сказал, что если появятся пациенты, которые не захотят у меня лечиться из-за этого, мне придется кипу снять. После этого разговора я отработал там еще около трех лет, и, кроме благодарственных писем на адрес главврача, слава Б-гу, других сообщений от пациентов не поступало.

Из книги Александра Малкова «Смысл жизни. Возвращение к себе»


Эта глава начинается с заповеди жертвовать половину шекеля. Примечательно,что эту главу часто читают перед Пуримом, и как раз перед Пуримом и выполняется данная заповедь. Другая половина главы посвящена описанию греха золотого тельца и тому Великому прощению, которое оказал нам Творец. Читать дальше

Недельная глава Ки Тиса

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткое содержание раздела и несколько комментариев из сборника «Тора на все времена»

«Ки тиса» («Когда будешь вести счет»). Долго ли усидишь на двух стульях?

Рав Бенцион Зильбер

Всевышний предписывает Моше определить число сынов Израиля («Когда будешь вести счет…») с помощью полушекеля, который внесет каждый из них на строительство Мишкана (переносного Храма). В такой форме евреям была дана заповедь приносить пожертвование на нужды Храма размером в полушекель. С этого приношения началось строительство Мишкана. В отсутствие Моше (он, как вы помните, сорок дней и ночей находился на горе Синай) евреи изготовили золотого тельца, поклонились ему и принесли жертвы. Моше спускается с горы с двумя скрижалями, видит это и разбивает скрижали. Сорок дней молится Моше, чтобы евреи не были истреблены в пустыне за этот грех. Б-г прощает евреев. Афтара к главе «Ки тиса» – отрывок из первой Книги царей (Млахим I, 18:1-39). (Напоминаем: афтара – отрывок из Пророков, который читают в синагоге по субботам после чтения недельной главы.) Этот отрывок рассказывает о временах царя Ахава, правившего северным – Израильским – царством, где проживали десять колен Израиля (два колена населяли южное царство – Иудею; раскол единого царства произошел после смерти царя Шломо). Ахав и его подданные поклонялись идолам, нарушая этим вторую из Десяти заповедей, запрещающую поклонение любым божествам, кроме Единого Б-га. Тема афтары связана с темой поклонения золотому тельцу в недельной главе.

Ки Тиса. вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе

Золотой телец

Рав Шимшон Рефаэль Гирш

Почему Аарон выбрал фигуру тельца?