Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Присутствие на молитве спасло героя этой истории от падения ракеты

«Это закон о всякой язве проказы… И о проказе на одежде и на доме» (Ваикра 14:54, 55).

Сказано: «Милосердный не поражает людей первыми» (Ваикра Рабба 17): сначала язва проказы появлялась на стенах дома, затем — на одежде, и лишь в конце поражала человека. Но в самой Торе порядок обратный: сначала говорится о «прокаженном», затем — о пятнах на одежде и лишь конце — на стенах дома (см. Ваикра 14:1 и далее).

Святой автор комментария «Ор а-Хаим»[i] толкует стих в Ваикра (14:34) — «Когда войдете в землю Кнаан, которую Я даю вам во владение, и Я наведу язвы проказы на дома в земле владения вашего…» — так:

«Проказа, (которая поражает) человека, упоминается в Торе первой, так как евреи еще не вошли в Страну Израиля. Но когда они войдут в нее — “Я наведу язвы проказы на дома в земле владения вашего” — т.е. не стану поражать людей первыми, но начну с домов».

Нахман! — что-то пытается разорвать экран моих сновидений, рассеять их очарование.

— Сейчас утро субботы! — говорит мне этот голос.

Сон уходит всё дальше, а голос становится всё четче и ближе.

— А еще и Симхат-Тора, будут молитвы, акафот[ii] и чтение Торы.

Я хочу натянуть одеяло на голову и продолжать спать. Да, сон был прерван, но за ним придет другой… Сон так сладок, а пробуждение — жестоко и однозначно. Но потом вспоминаю, что накануне обещал себе встать пораньше, что бы ни случилось. Тут и суббота, и Симхат-Тора — такого я не пропущу.

Решения принимать легко, а выполнять трудно. Сейчас, когда веки прилипли друг к другу, хочется забыть о вчерашнем обещании и поспать еще. Но я хорошо знаю, что «еще немного» повлечет за собой и еще немного, а потом еще.

Больше не размышляю. Сбрасываю с себя одеяло, делаю омовение рук, умываюсь и окончательно просыпаюсь.

Через несколько минут уже иду на молитву вместе с отцом и братом. Город тих, это спокойное праздничное утро Симхат-Торы, и мы еще не представляем, какой день ожидает весь еврейский народ и как он пройдет для нас.

Меня зовут Нахман Шилиан, я живу в Нетивоте, и у меня десять братьев и сестер. Все они, слава Б-гу, живут спокойно и следуют путем Торы и заповедей. Мне часто трудно вставать по утрам на молитву.

Иногда я не могу побороть себя и сплю допоздна, но в тот день решил не поддаваться злому началу. Суббота, Симхат-Тора, Алель[iii], вызов к Торе… я обязательно встану! Слава Б-гу, через несколько минут упорной борьбы с собой мне удалось выполнить собственное решение: я быстро встал и приготовился к молитве.

В синагоге шла молитва субботы и праздника, все были воодушевлены. Затем стали вызывать к Торе, вызвали и меня. Едва я начал читать благословение перед свитком Торы, как раздался грохот, здание содрогнулось… Я в панике оглядывался вокруг, все недоумевали и были напуганы.

— Видимо, ракета упала, причем совсем рядом! — сказал кто-то из присутствующих. Здесь иногда раздавались сирены и ракеты падали, но это никогда не было так близко.

Прошло несколько минут, и прибежала моя сестра — испуганная, вся белая. Вот она что-то говорит о ракете, которая упала на… наш дом! Отец в шоке. Сестра говорит, что все живы, но лучше поспешить.

Мы бежим домой, хотим убедиться, что все действительно целы и невредимы. Взлетаем на третий этаж, там наша квартира. Уже на лестнице чувствую удушающий запах дыма и гари. Мы бежим дальше и видим маму и сестер у входа в квартиру. Они белые от страха…

В квартире на полу — нечто огромное.

— Что это? — спрашиваю.

— Ракета, — хором отвечают сестры. — Она влетела в окно и упала в комнате, в метре от нас.

Мать всё еще в ужасе, едва переводит дыхание. Сестра смотрит по сторонам и кричит:

— Наш дом разрушен!

Но родители берут себя в руки.

— Благословен Всевышний, что излил ярость Свою на дерево и камень[iv], — произносят они.

Впоследствии мы услышали, что наша система ПРО «Железный купол» не сумела сбить эту ракету.

— Услышав сирену, мы остались дома, — рассказала мама. — Не думали, что с нами что-то может случиться. Такие истории, в основном, случаются с другими. Решили, что не успеем спуститься в убежище, поэтому остались в салоне — и вдруг услышали мощный взрыв. Ракета влетела в салон через спальню. И пока я успела понять, что случилось, она остановилась в метре от нас.

Мама на мгновение замолчала, мы слушали, затаив дыхание. Чудовищная ракета лежит у нас в салоне, на нее даже смотреть страшно.

— За секунду дом наполнился осколками и пылью, — продолжает мама. — Ракета разрушила дом, но никого не убила. С нами случилось огромное чудо: ракета попала в дом, а мы все живы, дышим и разговариваем. Мы всё еще здесь!

— Ракета пролетела через твою комнату, — сообщила мне сестра.

Мы оба смотрим на огромную металлическую штуку, «отдыхающую» посреди салона после того, как она завершила свою разрушительную работу. Мы говорим о ней так, как будто это какой-то гость, заскочивший с неожиданным визитом. Я захожу в свою комнату и останавливаюсь в оцепенении.

Ракета превратила мою кровать в щепки. От нее практически ничего не осталось. Мои вещи валяются на полу, большинство из них обгорели. Ничто не осталось на своем месте в этом хаосе. Но меня волнует не это: моя кровать превратилась в какую-то груду обломков!

А ведь еще пару часов назад я спал на ней и, когда меня разбудили, не знал, стоит ли вставать. Я хорошо себя знаю: если бы в тот момент я не встал на молитву, то не встал бы и потом. И даже сирена не смогла бы вытащить меня из постели. Я бы просто продолжал лежать, ожидая, пока стихнет сирена, и говоря себе, что это меня не касается.

Ведь еще никогда ракеты не попадали в наш дом, значит, можно и дальше беззаботно спать. Этот сон был бы жестоко прерван через несколько секунд, когда эта труба с взрывчаткой врезалась бы в мою кровать. И тогда уже некому было бы делать выводы.

Я подумал о тех мгновениях, когда ракета разнесла кровать. Ведь именно тогда я стоял перед свитком Торы… И тут я словно приподнялся на тэфах (ладонь) над землей…

На меня нахлынули чувства: я, Нахман Шилиан, девятнадцати лет, из Нетивота, сейчас жив благодаря чуду — в награду за то, что заставил себя встать и отправиться на молитву в праздник Симхат-Тора… Разве это не Б-жественное Провидение? (Тов Лахасот бэ-а-Шем)


[i] Раби Хаим бар-Моше Ибн-Атар (Ор а-Хаим; Ор а-Хаим а-Кадош, 5456-5503 / 1696-1743, Марокко, Италия, Эрец-Исраэль) — великий каббалист и комментатор Торы, один из духовных лидеров поколения. Его книга «Ор а-Хаим» («Свет жизни») — глубочайший комментарий на Пятикнижие, содержащий множество каббалистических откровений.

[ii] Круговые танцы со свитками Торы в руках.

[iii] Алель (הלל) — «восхваление», «прославление». Так называются шесть глав Тэилим (113-118), которые торжественно читают по праздникам со специальным благословением.

[iv] А не на людей; см. Эйха Рабба 4:14.


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Жених хочет, чтобы мы провели праздник у его бывшей жены

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Как правильно организовать семейные трапезы без жесткой советской дисциплины?

19 мая, отвечает Лея Хмельницкая

Девушка приняла гиюр. Как ей теперь поладить с родными?

17 мая, отвечает Ципора Харитан

Поскольку в Российской империи проживало около половины всех евреев мира и среди русскоговорящих евреев есть огромное разнообразие фамилий, (большинство из которых — еврейского происхождения), надо уточнить, что наличие у человека еврейской фамилии не является прямым доказательством еврейства.

Надо также отметить, что существует много фамилий, носители которых являются и евреями, и неевреями. В этом кратком обзоре мы попытаемся рассказать лишь об основных видах еврейских фамилий русскоязычных евреев.

Читать дальше