Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Сирота, который потерял родителей в Холокосте

«В начале сотворил Б-г…» (1:1). Начало Торы — милость, и конец — милость. В нашей недельной главе говорится о том, как Всевышний изготовил для человека одежду в райском саду. А в главе Вэ-зот а-Браха, завершающей Тору, сказано: «И умер там Моше, раб Б-жий… и похоронил его в долине, в земле…» (Дварим 34:5, 6). Раши[1] комментирует: «“…похоронил его” — Святой, благословен Он, в славе Своей».

Милость — одна из трех основ, на которых стоит мир[2] (Авот 1:2). Это такие «сбережения», «доходами» от которых человек пользуется в этом мире, а «основной капитал» сохраняется для него в Мире Грядущем (Пеа 1:1).

После Катастрофы рав Йосеф-Шломо Каханман открыл учреждение для обеспечения детей, спасенных из Европы, всем необходимым. Оно называлось «Батей Авот». Затем он основал ешиву Поневеж в Бней-Браке. Ему тяжело было находить финансирование для обоих проектов, поэтому ему посоветовали закрыть одно из учреждений — чтобы не пришлось в итоге закрывать оба.

Но рав Каханман сказал:

— Господа мои и учителя, однажды Хафец Хаим[3] сказал мне: «Знай, что Торы без милосердия не существует. Если хочешь открыть ешиву, сначала открой благотворительное учреждение. Ведь у Торы начало — милосердие, и конец — милосердие». Вот почему я обязан сохранять оба эти учреждения — одно из них поддерживает второе.

Однажды в «Батей Авот» привезли десятилетнего ребенка, потерявшего обоих родителей в Катастрофе. Он уходил в себя, отгораживаясь от внешнего мира, а после каждого приема пищи прятал в карман несколько кусочков хлеба — на случай, если завтра хлеба не будет. Он не соглашался мыться и менять одежду. Он не верил, что нацистский лагерь остался позади.

Заведующая хозяйственной частью, г-жа Мунк, заботилась о каждом ребенке тепло и с любовью. Но, несмотря на все ее старания и уговоры, ребенок отказывался мыться.

Г-жа Мунк поняла, что выбора у нее нет, и обратилась к раву Каханману, который был «папой» для всех детей. Каждую пятницу он раздавал детям деньги, чтобы они купили себе сладости на субботу, заботился о них как о собственных детях. Но и ему не удалось убедить ребенка помыться и сменить одежду. Пришлось обратиться к Хазон Ишу. Рав Каханман и г-жа Мунк пришли с ребенком к великому мудрецу поколения, чтобы посоветоваться, как быть.

Когда Хазон Иш спросил мальчика, почему тот отказывается мыться, в «защитной стене», которой окружил себя ребенок, образовалась брешь, и он с горечью ответил:

— Каждый раз, когда я снимал одежду, ее забирали и бросали мне грязные лохмотья. У меня нет родителей, которые постерегли бы одежду, поэтому я ее не сниму!

Присутствующие остолбенели. Что можно было сделать с огромным недоверием, которое испытывает к окружающим несчастный мальчик?

Хазон Иш сказал:

— Обещаю тебе, что г-жа Мунк постережет твою одежду.

— Я ей не верю, — был ответ.

— Пусть тогда рав Каханман постережет, — сделал вторую попытку Хазон Иш.

— И ему не верю.

— Тогда я обещаю тебе, что сам посторожу твою одежду. Я никогда в жизни никого не обманывал, — пообещал Хазон Иш.

Ребенок посмотрел на рава с большим подозрением, но в итоге согласился.

Он ушел в комнату и сменил одежду. А когда вышел, сказал Хазон Ишу:

— Ребе, посторожите мою одежду. Это цицит[4]>, это брюки, рубашка и носки.

— Конечно, я всё посторожу, не переживай, — улыбнулся Хазон Иш.

Когда г-жа Мунк отправилась в общежитие, чтобы помыть ребенка, рав Каханман и Хазон Иш разрыдались. Хазон Иш закатал рукава, взял корыто с водой, и вместе с равом Каханманом они стали стирать грязную одежду ребенка. Хазон Иш тер мылом рубашку, а рав из Поневежа стирал штаны.

Когда ребенок вернулся чистый и умытый, он с волнением спросил:

— Где моя одежда?

— Вот она, ее повесили сушиться, — ответил Хазон Иш. — Мы постирали тебе одежду. Сегодня поспи у меня, а завтра сможешь снова ее надеть.

Глава поколения отложил в сторону Гмару и целый час трудился, отстирывая одежду ребенка-сироты.

Прошли годы, тот мальчик вырос и женился, а со временем стал большим знатоком Торы. Он даже удостоился учиться в колеле «Хазон Иш».

У Торы начало — милость, и конец — милость (Ма Ахавти Торатха).


[1] Раби Шломо Ицхаки (4800-4865 /1040-1105, Франция, ешивы Германии) — классический комментатор Танаха и Талмуда.

[2] «Шимон-Праведник был последним из [ученых] Великого собрания. Он часто повторял: “На трех основах стоит мир: на [изучении] Торы, на служении Б-гу и на добрых делах”».

[3] Раби Исраэль-Меир бар-Арье-Зэев а-Коэн Каган (Хафец Хаим; 5598-5693 / 1838-1933, Литва, Польша) — выдающийся законоучитель и праведник, духовный лидер своего поколения.

[4] Сплетенные особым образом нити, которые по закону Торы прикрепляют по углам четырехугольной одежды. Религиозные евреи прикрепляют их к особому полотнищу, называемому (в данном случае) талит катан — «малый талит».


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту

Шломбайт за 1 минуту!

Еженедельная рассылка раздела СЕМЬЯ: короткий текст (5 минут на прочтение) и упражнение (1 минута), — помогут кардинально улучшить атмосферу в вашей семье.
Подписаться

Семья

Не чувствую поддержки от мужа и не хочу близости с ним…

Сегодня, отвечает Мира Вайсбин

По стечению обстоятельств я встретила мужчину-нееврея, которого искренне полюбила…

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Что ответить сыну-подростку на вопрос: «Зачем учиться?»

4 декабря, отвечает Гитель Итахов