Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек — это язык, на котором говорит Б-г»Раби Менахем-Мендл из Витебска

Горе от ума Мецоры

Отложить Отложено

А подсудимый кто?

Недельные главы Тазриа и Мецора говорят о язве Цараат. Простой перевод - «проказа», но мудрецы говорят, что не следует путать с той, чисто физической болезнью. Эта - другая, в корне своем духовная. Да, она и физически причиняет боль, а также гниет и воняет, и отталкивает других. Но это лишь наказание от Б-га за отталкивание духовное.

А именно - за злословие, сплетни, тем более клевету. Этим человек сеет рознь между людьми, из-за него другие ссорятся, подвергаются остракизму, «погибают в общем мнении». Вот и он в наказание поражается Цараат, которая и физически отталкивает от него людей, и по закону он становится ритуально нечистым и обязан об этом кричать, чтобы от него шарахались. А также высылаться за пределы еврейского лагеря в пустыне или стен города в Земле Израиля, где «сидеть в одиночестве» (Ваикра 13:45-46).

Как мы представляем себя такого человека? Кто он?

Ну, не очень приятный тип. Грубиян или интриган. Если говорить о клевете, то, наверное, любивший попеть о ней дон Базилио.

И тому подобные однозначно отрицательные герои.

Например, сосед или коллега, с которым у меня конфликт: ведь очевидно же, что я прав, а он не признает, противостоит, значит, дурак или злодей! И все, что говорит - чушь, ложь, клевета! Знаю я его!

И тот, о ком говорят СМИ, что он плохой. Значит, все, что исходит от него - вранье и пропаганда! А сам - маразматик или убийца!

Да и вообще, если поглядеть вокруг - ну что это за люди, едва найдешь человека без недостатков, приятного во всех отношениях. У одного это, у другого то…

Недаром когда перед нами предстает положительный герой классики Чацкий, он только и делает, что всех обличает. Кого при нем ни упомянут, указывает на их отрицательные качества или дела, высмеивает. «А тот?» «А этот?» «А судьи кто?»

Опять увидеть их мне суждено судьбой!
Жить с ними надоест, и в ком не сыщещь пятен?

Но вот беда, другие не проникаются кипением его разума возмущенного, и вместо этого почему-то раздражаются на него самого. Как, например, Софья:

Не человек, змея! (Вслух:) Хочу у вас спросить:
Случалось ли, чтоб вы смеясь? или в печали?
Ошибкою? добро о ком-нибудь сказали?

Позже отрицательный герой Молчалин падает с лошади, и Софья за него очень волнуется. Чацкий опять замечает что-то колкое, и она вновь сердится:

- Убийственны холодностью своею!
Смотреть на вас, вас слушать нету сил.
- Прикажете мне за него терзаться?
- Туда бежать, там быть, помочь ему стараться!
Да, правда, не свои беды́ — для вас забавы,
Отец родной убейся — все равно.

По ее ощущениям, Чацкий не только зло говорит о других, но и по характеру, как ей кажется, человек недобрый, бессердечный, безучастный.

        Хотите ли знать истины два слова?
        Малейшая в ком странность чуть видна,
        Веселость ваша не скромна,
        У вас тотчас уж острота́ готова,
       …

А вы, случась на эту пору,
Не позаботились расчесть,
Что можно доброй быть ко всем и без разбору;

Зачем же быть, скажу вам напрямик,
Так невоздержну на язык?
В презреньи к людям так нескрыту?
Что и смирнейшему пощады нет!.. чего?
Случись кому назвать его:
Град колкостей и шуток ваших грянет.
Шутить! и век шутить! как вас на это станет!

...

Конечно, нет в нем [Молчалине] этого ума,
Что гений для иных, а для иных чума,
Который скор, блестящ и скоро опротивит,
Который свет ругает наповал,
Чтоб свет об нем хоть что-нибудь сказал;
Да эдакий ли ум семейство осчастливит?

Мысль. Тот, кто в окружающих видит лишь недостатки и спешит их осудить, довольно быстро со всеми рассорится, и уж точно не сможет выстраивать долгосрочные и позитивные отношения. Одиночкой-диссидентом может стать, и произносить речи, и писать книги, которые потом могут быть кому-то интересны. Но семьянином… В семейной жизни ведь, даже при наличии любви, довольно быстро раскрываются все недостатки человека, и с ними приходится жить. И если каждый раз обличать и злословить… А не прощать, терпеть, молчать…

Ах! этот человек всегда
Причиной мне ужасного расстройства!
Унизить рад, кольнуть; завистлив, горд и зол!

И потом, беседуя о нем, именно она сначала невинно бросает, что он сошел с ума, а когда собеседник понимает это буквально и готов разнести слух, она сначала в замешательстве, но потом думает: а почему бы и нет:

        А, Чацкий! Любите вы всех в шуты рядить,
        Угодно ль на себе примерить?

Интересно. Принято считать, что Чацкого обвинили сумасшедшим за его политические взгляды, за то, что обличал пороки общества и выступал за реформы. И, возможно, действительно те, кто подхватил слух, имели именно такие мотивы. Но изначально слух распустила Софья, которой, как барышне, чужда политика и прочие высокие материи. Но ее раздражало злословие Чацкого о конкретных, окружающих его людях, то, что видел в них только плохое, и холодно к ним относился. Для нее этот слух о нем был не способом заткнуть рот диссиденту, а «мера за меру»: злой на язык и, возможно, злой вообще - испытай-ка на себе то, что сам делаешь другим, то самое зло.

Не то, что общество было хорошее, его недостатки тоже показаны, но представляет ли противопоставленный ему Чацкий однозначное добро, по мнению того же Грибоедова, - на самом деле вопрос.

Любовь к человечеству или к человеку?

Но ведь Чацкий обличает пороки людей для того, чтобы можно было их исправить! Потому, что хочет, как лучше! Потому что любит людей!

Да, любит людей… вообще. Человечество. Но конкретных людей вокруг себя, видя их недостатки, - терпеть не может! И не сдерживается, высказывает все, что о них думает.

Английский историк Пол Джонсон написал книгу «Интеллектуалы», в которой проходится по целому ряду подобных героев в реальной жизни. Первый в его списке - Жан Жак Руссо. Философ-просветитель, много думавший и писавший о правах человека и общем благе. Но в личной жизни - рассорившийся с кем только можно. На должностях долго не задерживался, после увольнения с поста секретаря французского посла в Венеции последний заметил, что Руссо обречен на бедность в силу своей «желчности» и «неописуемой наглости», продукта «безумия» и «чрезмерного самомнения».

Вот, еще один «безумец». Может, и не такой уж безумный клинически, но таким видящийся окружающим людям в силу остальной части букета своих качеств.

«Еще никто не обладал таким талантом любви… Я рожден, чтобы быть лучшим другом, чем кто-либо до меня» И тому подобные высказывания от него. Один из объектов его злословия возразил: «Как такое возможно: друг человечества - вовсе не друг людей?»

Под конец друг человечества отдал всех собственных детей в воспитательный дом, а то мешались бы, а ему надо спокойно заниматься, писать о любви, не отвлекаясь на всяких тут...

Пол Джонсон проходится и по многим другим подобным знаменитостям и культовым персонажам, с аналогичными находками.

Вот и Гоголь писал в одном из писем о герое своего времени: «Все человечество готов он обнять, как брата, а брата не обнимет. Отделись от этого человечества, которому он готовит такое великодушное объятие, один человек, его оскорбивший, которому повелевает Бог в ту же минуту простить, - он уже не обнимет его. Отделись от этого человечества один, несогласный с ним в каких-нибудь ничтожных человеческих мненьях, - он уже не обнимет его. Отделись от этого человечества один, страждущий видней других тяжелыми язвами своих душевных недостатков, больше всех других требующий состраданья к себе, - он оттолкнет его и не обнимет. И достанется его объятие только тем, которые ничем еще не оскорбили его, с которыми не имел он случая столкнуться, которых он никогда не знал и даже не видел в глаза. Вот какого рода объятье всему человечеству дает человек нынешнего века, и часто именно тот самый, который думает о себе, что он истинный человеколюбец».

Лучше и не скажешь.

М-да, в предыдущей главе Шмини говорилось о некашерных животных,  среди которых выделяется четверо, последнее из которых - свинья. По словам мудрецов, эти четверо связаны с четырьмя царствами, изгонявшими евреев. Последнее из которых - Эйсав-Эдом-Рим-Запад соответствует свинье: она выставляет копыта, показывая, что они раздвоенные - признак кашерности. Но не изрыгает и пережевывает жвачку - признак некашерности, но он внутри. Так и это царство создает красивый фасад, предстает цивилизованным и праведным, но нутро… (Раши Берешит 26:34)

Неудивительно, что в результате влияния этого царства в конце эпохи Второго Храма усилилась беспричинная ненависть. По словам мудрецов, евреи усердно изучали Тору и даже занимались милосердием, но в сердце была злоба. Снаружи выглядели кашерными, но внутри… Это и привело к разрушению Второго Храма и к состоянию «Как одиноко (бадад) сидит [столица Иерусалим]» (Эйха 1:1). Как Мецора, который должен сидеть за пределами лагеря в таком же одиночестве (то же бадад) (Ваикра 13:46).

Так, может быть, зря мы думаем, что Цараат, наказание за злословие, - удел некультурных грубиянов? Может быть, таким героем бывает и вполне культурный и образованный человек, которого считают интеллигентом и борцом за все хорошее? Может, всем нам тут стоит посмотреть - нет, не на других, пусть они и действительно полны недостатков - а в зеркало? На себя, кума…

Теги: Недельная глава, Лашон ара, Литература, злословие, Мецора, Тазриа, молчание, Проказа, Зло, Добро и Зло, Сплетни, Еврейская речь, Насмешники, Правильное отношение к человеку