Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всевышний потому не очевиден — чтобы человек Его искал»Раби Барух их Меджибожа

Лашон а-ра о проступке бен адам ле-хаверо или Хулиганство в городе Н-скe-I

Отложить Отложено

 

Больше года назад мы обратили внимание на противоречие в словах Хафец Хаима.  Всем рекомендую перечитать (см. ).  С первым примером, приведенным в той статье, мы разобрались (см.  Лашон ара про творящих зло и противоречие в словах Хафец Хаима? — Рав Арье Лейб | Еврейские блоги на Толдот.ру (toldot.ru)).  А теперь давайте поговорим о третьем – проступке в отношениях между людьми (бен адам ле-хаверо).

Итак, Хафец Хаим приводит разрешение говорить лашон а-ра о человеке, который сознательно и намеренно нарушает еврейский закон, законы Торы или законы мудрецов.  Польза в данном случае – леганот поалей авен – осуждать и порицать творящих зло, чтобы другим неповадно было, да и, может быть, сам грешник сделает тешуву, когда увидит, что все его осуждают (см.  КОНСТРУКТИВНАЯ КРИТИКА ИЛИ ЛАШОН АРА ЛТОЭЛЕТ-II — Рав Арье Лейб | Еврейские блоги на Толдот.ру (toldot.ru), ОН ГРЕШИТ, А МЕНЯ НАКАЗЫВАЮТ?--II — Рав Арье Лейб | Еврейские блоги на Толдот.ру (toldot.ru)). Это разрешение ограничивается несколькими условиями, одно из которых – проступок был совершен неоднократно.  Поэтому если, например, мы один раз видим нашего соседа, вроде бы соблюдающего мицвот, включающего телевизор в субботу, это не дает нам права говорить о нем лашон а-ра. А если это повторяется несколько раз, то можно.

Однако описывая аналогичную пользу в проступке между людьми (Законы лашон а-ра, гл. 10, пар. 5), Хафец Хаим это условие не упоминает.  Почему же закон более строгий, на первый взгляд, в вопросах бен адам лехаверо?

Чтобы было легче понимать весь ломдус, сначала приведем пример из жизни израильского города Н-ска, а потом разберем алаху.

 

Рабинович вышел из супермаркета с двумя пакетами фруктов и овощей и направился на стоянку.  Подойдя поближе, он увидел, что на капоте его старенького Лансера сидят два молодых человека в спортивных шортах, майках и тапочках, увешанные разными золотыми цепочками и браслетами.  Приблизившись еще немного, он различил на них несколько татуировок, угрожающих врагам и признающихся в любви любимым девушкам, и признал в сидящих местных хулиганов Таля и Рона.  Таль и Рон вальяжно полулежали на капоте (Рабиновичу это напомнило иллюстрации древних седеров из пасхальной Агады) и лениво лузгали семечки.

 – Ребята, это моя машина, – сделал первый ход Рабинович.

– И что?

– Вообще-то, мне нужно выехать

– И что?

Рабинович понял, что тут нужен конкретный разговор, и пошел положить в машину свои сумки с овощами и фруктами.  Подойдя к двери, он начал рыться в кaрмaнах в поисках ключей.

– У тебя там один ключ, а у нас три способа открыть машину, если не найдешь – поможем.

Рабинович проигнорировал этот выпад, положил продукты в машину, закрыл дверь и с решительным видом подошел к Рону и Талю.

– Давайте, слезайте с машины и улетайте отсюда, – грозно сказал Рабинович.  Силы были неравные, но из одесского детства он знал, что действовать нужно было решительно.

– А ты кто такой вообще? – заорал Таль, слез с капота и подошел вплотную к Рабиновичу.

– Ты мне не кричи, давай отсюда! – стоял на своем Рабинович.  Он заметил, что Рон куда-то исчез, и силы выровнялись.

– Ты знаешь, с кем ты говоришъ? – угрожающе сказал Таль. 

Дальше Рабинович и Таль около минуты толкали друг друга и занимались взаимными оскорблениями, но тут неожиданно опять появился Рон с увесистым булыжником.

«Да, дело плохо», – подумал Рабинович, – «ну ничего, пропадать – так с музыкой. Держитесь, гады».

Однако пропадать ему не пришлось.  Рон подошел к машине и два раза с размаху ударил булыжником по капоту, после чего они с Талем обозвали Рабиновича сволочью, демонстративно сплюнули, развернулись и спокойно ушли.

На капоте образовалась большая вмятина.  «Позвать полицию?» – думал Рабинович, – «да ладно, у меня на Лансере этих вмятин уже штук восемь есть, одной больше, одной меньше  – не важно».

 

При чем тут лашон а-ра?  А при том, что за этой сценой наблюдал (см.  ВЕРИТЬ ЛАШОН АРА НА ОСНОВЕ КОСВЕННЫХ УЛИК--Х — Рав Арье Лейб | Еврейские блоги на Толдот.ру (toldot.ru) ) наш старый знакомый, дядя Миша Кукушкинд. Годы и сердце не позволяли дяде Мише принять активное участие в разборке, но рассказать об этом абсолютно недостойном, неприемлемом и недопустимом поведении представителей современной молодежи дядя Миша мог и, естественно, хотел. Там более что Таль приходился внучатым племянником его соседу (весьма достойному человеку, кстати) Ниссиму, а Рон был то приятелем, то врагом («как Незнайка с Гунькой», – говорил дядя Миша) Томеру Ягудаеву (см. ВЕРИТЬ ЛАШОН АРА НА ОСНОВЕ КОСВЕННЫХ УЛИК--Х — Рав Арье Лейб | Еврейские блоги на Толдот.ру (toldot.ru) ).

 

Может ли дядя Миша рассказать о том, что он увидел, всем своим знакомым по синагоге и по дому?  

Хафец Хаим приводит следующие необходимые условия для того, чтобы рассказывать лашон а-ра о проступке в отношениях между людьми:

1)  Знание о поступке должно быть непосредственным. Тут все хорошо: дядя Миша все видел сам.

2)  Нужно быть уверенным, что поступок истолкован правильно. Тут тоже все хорошо: Рон и Таль однозначно поступили плохо.

3)  Не преувеличивать. Дяде Мише нельзя рассказать, что Таль ударил Рабиновича, а Рон хотел его ударить булыжником. Можно лишь рассказать все, как было.

4)  Цель и намерение, с которой информация передается (кавана) – принести пользу.

В идеале, пользой было бы то, что обидчик извинится перед обиженным. Здесь на это рассчитывать не приходится. Но существует другая, слабая польза, ради которой, тем не менее, разрешается говорить лашон а-ра.  Это леганот поалей авен  – осуждать творящих зло.  Нужно говорить, что зло это зло, а человек, который его совершает, – злодей, раша.  Таким образом в обществе формируется представление о том, что такое хорошо, а что такое плохо.  Ради этой пользы тоже можно говорить лашон а-ра.   Однако это разрешение работает только относительно человека, про которого мы можем сказать, что он раша, то есть сознательно нарушает законы Торы. 

В нашем случае, Рон и Таль под это определение подходят.  Тора запрещает быть хулиганом, и про сознательного хулигана, занимающегося сознательным хулиганством (пусть даже мелким), говорить лашон а-ра можно.  Но здесь дядя Миша должен руководствоваться исключительно стремлением осудить зло и поддержать добро.  Если же дядей Мишей будет двигать злорадство или наслаждение чужим падением – то вместо мицвы получится стопроцентное злословие, лашон а-ра.

 

5)  Нужно перед тем, как говорить лашон а-ра, упрекнуть того, о ком говоришь, – а вдруг он исправится.  Это условие тоже неактуально, поскольку дядимишины замечания  Рон и Таль слушать не будут.

 

Итак, исходя из того, что мы обсудили, дяде Мише можно рассказывать о конфликте Рабиновича с Роном и Талем.

 

Но почему, в этом случае нам хватило всего одного хулиганского поступка, чтобы определить Рона и Таля как решаим (злодеев)?

 

 

Теги: Мусар, Лашон ара, Хафец Хаим, алаха, злорадство