Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Грешник, знающий, что он грешник, лучше, чем праведник, знающий, что он праведник»Провидец из Люблина

Что произошло в Шхеме?

Отложить Отложено

Когда Хамор и Шхем пришли к Якову и его сыновьям просить руки Дины, Яков не произнёс ни слова. Вместо него говорили лишь братья Дины. И сделали они это из уважения к отцу, ибо о слишком постыдном деле шла речь.

Более того, молчание Якова говорит о том, что сыновья действовали по его совету и согласию. Таким образом, отец знал и понимал их хитрость. И если это так, почему Яков впоследствии гневался на своих сыновей, Шимона и Леви, и проклял их гнев? Ведь не могло быть и мысли, что Яков мог смириться с браком своей дочери с язычником и злодеем – Шхемом. Да и остальные братья соглашались с хитроумным планом, а Шимон и Леви осуществили его. Но Яков проклял гнев только этих двух, последних.

Дело в том, что хитрость заключалась лишь в требовании от города мужского пола совершить обрезание. Расчёт был на то, что они откажутся это сделать. А если и послушаются своего правителя и обрежутся, то можно будет, застав их на третий день беспомощными, без помех войти в город и забрать Дину из плена, из княжеского дома.

В это  и заключался оригинальный план всех остальных братьев и совет Якова. Однако, Шимон и Леви пошли дальше и, решив отомстить всему городу, убили всех мужчин Шхема. И это вызвало гнев Якова, ибо если уж мстить, то лишь Шхему, совершившему непотребство.

И тогда возникает вопрос. Как праведные братья Шимон и Леви могли пролить кровь невиновных и умертвить всех мужчин города, непричастных к поступку Шхема? Ответ в том, что сыновья Ноаха обязаны основывать суды во всех городах и судить преступников, нарушающие запреты, им заповеданные. Наказание за их нарушение - смерть от меча. Более того, свидетель преступления, если не доводит его до суда, становится соучастником и сам достойным казни.

Жители города видели и знали о том, что совершил Шхем, но не возмутились, не протестовали и не судили своего принца-злодея, и потому приняли вину на себя и были достойны смерти от меча, и поступок братьев Дины был оправдан.

Но если так, почему своих сыновей не оправдал Яков и сам не участвовал в этом и не возглавил дело сам? Если опасался реакции жителей близлежащих городов, почему гневался на сыновей и впоследствии проклял их гнев?

Дело в том, что сыновьям Ноаха заповедано не просто основать суды в каждом городе, им запрещён весь комплекс уголовных преступлений – диним, - включающих не только простое воровство и похищение людей, но и мошенничество, обман, обвешивание, манипуляции с зарплатой, законы сторожей, и изнасилование, и совращение, и весь набор нанесений ущербов и увечий, законы ссужения денег, законы ведения торговли и бизнесов и т.д. - в точности всё, что обязаны соблюдать и сыновья Израиля.

Единственное отличие  - за нарушение этих законов сыновья Ноаха судом присуждаются к смерти. То есть, если украл или смошенничал, изнасиловал или совратил дочь ближнего, поджёг урожай на корню, нанёс увечье, всё это – в компетенции тех судов, которые сыновья Ноаха обязаны поставить в каждом городе. Но… если этого не сделали, если выбрали путь беззакония и проигнорировали заповедь основания судов, - некому судить и некого казнить. Ведь организация правосудия – повелевающая заповедь сыновей Ноаха. Она работает только, если её исполнят. Если нет суда – нет правосудия.

Кроме того, в отличие от евреев, которые, приняв на себя законы Торы, уже не могут избежать ответственности за их нарушение, у сыновей Ноаха – всё иначе. Даже если последние знают и принимают правоту упомянутых законов, не создав системы правосудия, они могут отказаться нести ответственность за нарушение заповедей сыновей Ноаха. Другими словами, нееврей может просто заявить тем, кто пытается его обвинить – «я не хочу иметь с тобой дело», и спокойно жить дальше.

Жители Шхема, а с ними и все семь народов, населявших Эрец Исраэль, были виновны, дальше некуда. Они служили отвратительным божкам, они проливали кровь и были распущены донельзя. Что уж говорить о более простых и «жизненных» преступлениях. И, при всём притом, никто никого к ответственности не привлекал и не судил. Судить их не было полномочий и ни у Якова и ни у его сыновей.

Но Шимон и Леви считали, что в данной ситуации всё должно быть иначе. Жители Шхема - конченые злодеи, для них кровь была, как вода. По мнению сыновей Якова, ограничиться казнью правителей - Хамора и его сына Шхема - было недостаточно. Все жители города беспрекословно поддерживали своих правителей и были преданы им всецело. Мало того, что все они разделяли ответственность за то, что произошло  с их сестрой, оставлять их в живых было опасно. И даже их обрезание не значило для них ничего, - только чтобы польстить властям.

Так смотрели на дело Шимон и Леви. Но Яков видел всё по-другому. Он считал, что его сыновья совершили позорный поступок, выставив евреев в невыгодном свете в глазах окружающих народов. Он считал, что убийство жителей Шхема, при всей вине последних, поступком недостойным. Одно то, что жители Шхема доверились сыновьям Израиля, пусть даже если это была уловка с обоих сторон, тем не менее, считал Яков, давало шанс жителям города оставить злодейство и, быть может, изменить свои поступки к лучшему.

 

На основе комментария РаМбаНа, рабейну Моше бен Нахмана на главу «Ваишлах», Берешит, 34, 14.

Теги: Немножко Торы