Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Помехи к физическому выполнению заповедей — это попытка создать тяжелые условия, усложняющие задачу. Как сказал царь Шломо: «Говорит лентяй: снаружи лев» (Мишлей 26:13)»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»

Еврейское утро

Отложить Отложено

За час с небольшим до рассвета можно наблюдать первый отблеск зари, который у евреев называется «амуд а-шахар» - утренний столп. Его появление – самый ранний вестник нового дня. Он выглядит, как первое просветление на горизонте,  первое побледнение ночи в месте, где через какой-нибудь час сверкнёт блёсток дневного светила, который так и называется - "нец а-хама" - солнечная искорка.

Просветление ширится, становится явственней, а потом приходит черёд звукам. Первым издалека, словно нехотя, кричит самый ранний дотошный петух. Другие -по темпераменту - вторят этому гласу. Их призыв означает, что пора вставать, делать омовение рук и готовиться к молитве.

Потом предрассветная тишина нарушается осторожным одиночным птичьим всхлипом. Всегда есть кто-то  из пичуг, кто первая осторожно, чуть вопросительно, подаст этот пробный негромкий возглас. Но одиноким он остаётся недолго. Через мгновение раздаётся ещё один. Начинается диалог с ясной радостной интонацией и какой-то бодрой повторяющейся мелодией. К робкой перекличке первой пары подстраиваются другие певцы. Они вставляют всё новые и новые мелодические темы, не выбиваясь из ритма, соблюдая общую гармонию звуков. Горизонт над горами за Мёртвым морем, между тем, сереет, постепенно насыщаясь розовым, воздух свежеет, осаживается роса, а предметы вокруг неспешно обретают окраску

Для евреев это время произносить утренние благословения, читать ранние песнопения,  проговаривать подготовительные слова и саму молитву «Шма», набирая энергию слова, взбираясь по склону всё более и более напряжённых молитв.

А потом, перед самым восходом, птичий хор набирает силу. Он - как вздымающаяся волна, пик которой, восторженный и неистовый, приходится на появление краешка «замороженного» золотого светила. И это – начало главной молитвы, когда евреи, вместе с обновлённым миром, замирают в трепете и осознании важности момента.

И тогда птичий хор умолкает, словно вслушиваясь в безмолвный шёпот, а евреи, прикрыв глаза, рождают основную молитву утра – «Амида», состоящую из девятнадцати избранных благословений. Когда-то, в этот  миг,  в Йерушалаиме, коэны, служители в Храме, начинали возвышенный ритуал неизменного утреннего жертвоприношения – «Тамид», - акт всегдашнего, вечно возобновляемого сближения с Творцом.

Нынче нет жертвоприношений - молитва замещает их, но отнюдь не отменяет.  Когда-нибудь всё возвратится на круги своя. Евреи душой и телом потянутся в Йерушалаим. Коэны займут свои места, левиты вознесут хвалу, а Храм – Небесные Ворота - станет центром духовного пробуждения, основой нашего пребывания на этой земле.

Так начинается еврейский день, на высокой ноте, в выверенный момент, переписывая заново жизнь, где каждый день – пусть и похожий на предыдущий, проживается на новом дыхании, на новом уровне, с обновлённой остротой ощущений, с сознанием важности и неповторимости, где мерило всего – гармония мира.

 

Теги не заданы