Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«И сказали мудрецы: «Кто дарит много просящему дара, — щедр наполовину, а полностью щедр дающий постоянно, много или мало, прежде, чем попросят».»Орхот цадиким. Щедрость

Зачем мудрил Элиэзер?

Отложить Отложено

Центральная тема главы «Хаей Сара» - конечно, рассказ о том, как Элиэзер, слуга Авраама, ездил в Харан, чтобы найти невесту для Ицхака, сына Авраама. Миссия, как говорится, была выполнена. Но, хотя, на первый взгляд, все так гладко и чудесно, на самом деле тут много вопросов. И не помешает просто разобраться…

Главное в этом эпизоде - проявление Б-жественного Провидения. Прибыв в Харан, Элиэзер встает у колодца, к которому спускаются девушки города за водой, и молит Б-га о знаке: та девушка, у которой попрошу напиться, и даст мне, и верблюдов тоже напоит - пусть будет той, которая суждена Ицхаку! И - о чудо, только он кончил говорить, вышла Ривка, и все произошло ровно по тому сценарию.

Также выделяется то, что Тора полностью приводит пересказ этой истории Элиэзером семье Ривки, по сути, повторяя все дважды. И это при том, что Тора не любит тратить лишних слов. Мудрецы, конечно, это замечают и говорят: разговоры слуг Праотцов милее Торы потомков; ведь на многие важные законы Тора лишь намекает, а тут полностью приводит пересказ Элиэзера. Но все же странновато, зачем так его полностью приводить?

А вот еще один большой вопрос: очень мило, как все получилось, но зачем понадобилась вся эта затея Элиэзера с молитвой Б-гу о знаке и осуществлением сценария с Ривкой? Авраам ведь не велел ему идти туда, не знаю куда, и привести то, не знаю, что. Точнее, ту. Он четко сказал: езжай на мою родину, в Харан, и привези невесту для Ицхака из семьи. Так надо было просто найти семью Авраама.

Ведь именно так было на следующем этапе: уже сам Ицхак сказал своему сыну Яакову: иди в Харан к Лавану и возьми себе одну из его дочерей (Берешит 28:2). И Яаков по прибытии в Харан не стал молиться о каких-либо знаках, а просто спросил местных: вы знаете Лавана? - Да, знаем, а вот и его дочь Рахель (там же 29:5-6). Все, нашел.

Так что тут речь шла вовсе не об иголке в стоге сена, которую не найти без особого вмешательства Б-га, а о семье, которую знали все. Значит, надо было и Элиэзеру прийти в город и попросить местных указать на дом Бетуэля или хотя бы на Ривку, вот и все. И зачем какие-то знаки от Б-га и чудесное Провидение?

Более того, поскольку ему было велено найти невесту из семьи, кто вообще дал ему право затеивать такую, по сути, авантюру: ведь много девушек хороших, и та, которая согласится его напоить, вполне могла оказаться не из семьи Авраама. И что тогда?

Короче, зачем было идти таким рисковым путем и ожидать чуда, когда можно было простым, будничным способом?

Из той же серии: как только девушка всех напоила и исполнила «сценарий», Элиэзер дал ей кольцо в нос и другие подарки, еще не спросив, кто она. Потом, пересказывая историю семье, он изменил порядок: сначала спросил, кто она, а потом дал подарки, уже зная, что это Ривка. Чтобы в их глазах не выглядело безумием. Но почему не выглядело безумием в его собственных глазах?

 

Много тут, конечно, трактовок в комментариях, но примечательно объяснение Мальбима.

На которое уже наводит более внимательное прочтение текста. Пересказывая историю семье Ривки, Элиэзер так процитировал наставление Авраама: «Не бери жену для моего сына из дочерей Кнаана… если прежде не пойдешь в дом моего отца (бейт ави) и к моей семье (мишпахти), и возьмешь жену моему сыну» (там же 37:38).

Однако само повеление Авраама звучало иначе: «На мою землю (арци) и на мою родину (моладти) пойдешь» (там же 24:4).

«Земля» и «родина» - это более широкое определение, необязательно конкретно его отчий дом и семья. Другие комментарии поясняют, что их Авраам и имел в виду, кого же еще. Но Мальбим пишет, что тут все точно. Авраам вовсе не велел Элиэзеру взять жену для Ицхака именно из своей семьи, а только со своей родины.

Почему? Потому что главное для Авраама было не дочери Кнаана, среди которых он жил, и видел, что характер у них неподходящий, развращены, а это трудно переделать - так поясняют комментарии. Тогда как на родине, может быть, идолопоклонники, но это дело идеологии и мнения, тут можно раскрыть глаза человека на истину. И в этом плане его семья необязательно лучше других. Главное - подходящий характер невесты, доброта и готовность творить милосердие.

Хотя не только. В этой связи задают еще вопрос: Элиэзер явно проверял именно доброту и милосердие Ривки, согласится ли напоить. А если добрая, но дура? Ум разве не нужен?

И тут Мальбим отвечает: да, Элиэзер искал и доброту, и ум, да и красоту тоже.

 

А также - была у него еще одна проблема. Похоже, с его точки зрения, главная, ибо это единственный вопрос, который он задает самому Аврааму, получив от него указания: а если девушка не согласится поехать?

Нам-то теперь понятно, что поехать с Элиэзером в Землю Израиля и выйти за Ицхака, сына великого Авраама, и стать очередной праматерью еврейского народа - это круто. Но тогда… Кто вообще этот человек, который сюда пришел? И с ним куда-то ехать? Или посылать дочь? И нет еще никакого еврейского народа, избранного Б-гом.

Зато есть иная эпоха в плане путешествий. Непростое это было дело, и кто уехал в другую страну, обычно весьма надолго, а то и навсегда. И связь с ним прерывалась: никаких тебе телефонов или зумов. Это сегодня легко, да и круто поехать за границу, а тогда мало кто так делал без особой нужды.

Кто же на такое будет готов?

Тот, кому здесь терять особенно нечего. Не из богатых. Из тех, кто поэтому посылает свою дочь к колодцу за водой. А то у богатых для этого есть слуги и служанки, зачем посылать барышню.

Поэтому у колодца и можно найти девушку, которая вместе с родителями не станет возражать против отъезда за границу. Да, за этим неизвестным человеком - увидев, что у него много верблюдов и драгоценностей, в отличие от нас. Поэтому Элиэзер и взял их - Авраам ему об этом не говорил, сам решил, чтобы таким образом привлечь.

Так может быть решена эта часть проблемы.

 

Доброту, как сказано, можно проверить просьбой напоить.

Красоту - Элиэзер сам увидит, когда девушка спустится. Изначально попросит напоить ту, которая покажется самой красивой.

А ум?

Тут у Элиэзера тоже план. Ведь можно также спросить: почему от девушки ожидается, что она напоит и самого Элиэзера, и его верблюдов? Даже если она милосердная. Извините, здоровый мужик, который и сам мог бы начерпать воды, - почему хрупкая девушка должна его поить? А уж всех верблюдов, бегая от колодца к ним с полным кувшином и обратно, сколько раз… Это называется доброта и милосердие или скорее уже использование? И почему ожидается, что она пойдет на это?

Мальбим объясняет: в этом и была проверка на ум. Если мужик просит тебя напоить его, значит, не такой уж он здоровый. Может быть, у него что-то болит, или просто слишком устал после долгого пути, он же здесь с караваном, явно с дороги.

Но тогда он не только для себя не может вычерпать воды, но и для верблюдов тоже. Поэтому, если помогать, то по полной.

Так что тут одновременно видны и доброта, и ум: не просто делает то, что попросили, а думает, нужна ли еще какая-то помощь по логике ситуации.

(Бейт а-Леви тут добавляет еще логики. У колодца не было посуды - каждый черпал своим кувшином, принесенным из дома. Поэтому, если Элиэзера надо напоить, то прямо из кувшина, как он и сказал (там же 24:14): «Наклони свой кувшин… и спустила свой кувшин…» Это и физически трудно - подняв кувшин, спустить и наклонить его - а также, если человек выпьет прямо из него, вода смешается с его слюной, это может быть и противно. В этом тоже испытание милосердия - и готовность трудиться, не раздражаясь, что приходится спускать с плеча и наклонять тяжелый кувшин, и не брезговать.

Но если при этом также умная, должна сообразить: весь, кто знает, может, он действительно больной, и тогда вода, из которой он выпил, уже заразная, и не следует нести ее домой семье. Но если вместо этого выльет, тем самым продемонстрирует открыто, что все-таки брезгует или подозревает в заразности. А это уже обидит его. Что же делать? А вот что - предложить напоить оставшейся водой верблюдов. Но тогда ее уже мало для всех верблюдов, поэтому придется продолжить черпать и разносить им воду, чтобы было явно для них.

Если все это сделает, значит, не только милосердная, но и разумная, а также чуткая, готовая затратить лишние силы, чтобы и семью дома не подвергать риску, и встретившихся людей не обидеть.)

 

Вот в чем состоял план Элиэзера. Это была не просьба о чуде там, где в нем не было необходимости. Это был логический способ найти достойную невесту для Ицхака. И Элиэзер просто помолился о помощи Б-га в этом деле, ибо без нее в любом случае никак.

Но тут, не успел он закончить молиться - «И вот, Ривка выходит» (там же 24:15). Как пишет Мальбим, «и вот» - значит, неожиданность. Ее тут не ожидалось! Она из богатой и важной семьи, и ее никогда не посылали за водой, там достаточно служанок. И вовсе не ее рассчитывал Элиэзер встретить, а кого-то победнее, Авраам и на такую соглашался для Ицхака, денег у него самого было достаточно, ему главное характер.

Но вышла вдруг именно Ривка, только потому, что так устроил Б-г. Потому что она «та, что родилась у Бетуэля и т. д.» - из семьи Авраама, и ее предназначил Б-г для Ицхака. Да еще и «с кувшином на плече». Это тоже необычно: уж раз пошла за водой, логичнее было бы выйти в сопровождении одной из служанок, которая бы понесла кувшин. Но нет, Б-г устроил так, что Ривка сама понесла - чтобы именно она прошла через этот тест.

И именно она оказалась самой красивой, в результате чего ее Элиэзер и приметил, и попросил. И тогда, по вышеописанному сценарию оказалась и милосердной, и умной.

Как только Элиэзер увидел, что она успешно прошла проверку всех этих качеств, он сразу дал ей подарки - не важно, кто она, уже годится!

Но затем оказывается, что это Ривка, из семьи Авраама, на которую и не рассчитывали. Этим объясняется бурная радость Элиэзера: «И поклонился он, и пал ниц перед Г-сподом, и сказал: Благословен Г-сподь, Б-г моего господина Авраама, Который не отвел Своей милости… от моего господина. Я на пути… меня вел Г-сподь в дом брата моего господина» (там же 14: 26-27). Все это не исполнение изначального плана, а внезапное откровение особой милости Б-га - оказывается, Он вел Элиэзера не куда-нибудь, а в семью Авраама! Оказывается, Он решил, что именно на Ривке следует женить Ицхака. Поэтому и устроил, что именно она вышла за водой, хотя из богатой семьи, и в обычном случае ее она бы там ему не встретилась.

 

Но тогда… Элиэзер снова включает мозги. Если надо убедить семью Ривки - как говорят сегодня на английском, sell it to them, «продать» им эту идею - то тут надо все представить и объяснить несколько по-другому. Не стоит в точности пересказывать указания Авраама. Они не поймут, почему там, в Кнаане, ни одна девушка не подходит, а тут, в Харане любая - а если тут любая, то почему именно Ривку надо посылать. Нет, надо сказать, что Авраам хотел именно из своей семьи, потому что она лучшая! А если не получится, то можно и в Кнаане, но в первую очередь надо попробовать в семье. Поэтому Элиэзер передает его указание так: «Не бери жену для моего сына из дочерей Кнаана… если прежде не пойдешь в дом моего отца и к моей семье, и возьмешь жену моему сыну»

И не надо упоминать слова Авраама о помощи Б-га тем, что «забрал меня из дома моего отца» - в этих словах можно было бы прочитать отвращение к отчему дому, откуда Авраама пришлось забирать, как евреев из египетского рабства. А тут надо внушить, что, наоборот, любит и ценит оставшуюся в Харане семью.

И сценарий проверки у колодца надо представить по-другому. Он-то искал любую девушку, которая окажется обладательницей необходимых качеств, поэтому действовал по вышеописанной логике. Но теперь, по его словам, он искал именно Ривку. Зачем же пошел к колодцу и молился о знаке? А чтобы проверить, воистину ли все это от Б-га, и стоит ли это великого чуда, достойного Авраама, что именно Ривка там ему подвернется, хотя обычно туда не выходит. Оказалось, что стоит, именно она подвернулась.

И подарки, согласно этому обновленному сценарию, он дал ей только после того, как представилась и оказалась Ривкой. И не стал пересказывать радость о «милости» Б-га Аврааму - согласно теперешнему сценарию, Ривка подвернулась не внезапно, по милости, а по плану, достойным Авраама чудом.

И сработало, добился от них нужной реакции: «От Б-га это исходит, не можем мы сказать тебе по этому поводу ни худа, ни добра» (там же 24:50). Поскольку все произошло очевидно чудесным образом, от Б-га, они чувствуют, что должны ее отдать, даже если не хотели бы.

Так что Тора не просто повторила всю историю, а, наоборот, показала, как Элиэзер, пересказывая ее, все изменил, чтобы правильно подать в связи с изменившейся информацией.

Как не просто бездумно выполнял волю господина, а мыслил, на каждом этапе заново оценивал обстановку и в соответствии с этим принимал новые решения.

Каким был тонким дипломатом, зная, кому, что и как надо говорить.

Как не мудрил, а проявил мудрость.

Поэтому и стали эти разговоры слуг Праотцов не менее ценными в плане уроков, чем Тора потомков. 

Теги: Авраам, Недельная глава, добрые дела, милосердие, провидение, Рабство, чудеса, Ицхак, Хаей Сара, Ривка, Элиэзер