Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Всевышний потому не очевиден — чтобы человек Его искал»Раби Барух их Меджибожа

«Всё – твоё!»

Отложить Отложено

Продолжение. Начало в предыдущей статье.

Как ни странно это звучит, между Шабатом и заповедью Новомесячья существует явное противоречие!

Шабат знаменует собой отдохновение, отказ от воздействия на мир. Шабат, по сути, беззвучно трубит, провозглашает на весь мир – всё и вся, на сто процентов, принадлежит Творцу.

Целую неделю, человек выходит в большой свет, чтобы действовать, заниматься бизнесом, искать наилучшее применение своим силам, но спускается Шабат и словно обрубает этот поток деятельности, выявляя один неоспоримый факт - весь мир подчинён Творцу.

Недаром, Шабат останавливает привычную повседневную работу. Отказываясь от всего будничного, мы в этом мире,  по сути, оставляем лишь одно – Создателя вселенной.

Проблема в том, что Рош Ходеш, Новомесячье, провозглашает в точности противоположную доктрину. Начало месяца определяется Бейт дином по Закону Торы. То есть, по сути, Тора – это душа мира. А кому принадлежит Тора? Кто решает вопросы, связанные с Торой? Народ Израиля! А если так, кому принадлежит стопроцентная власть на миром? Нам, народу Израиля!

Налицо, неразрешимое, казалось бы, противоречие или, если хотите, антагонизм между двумя силами – Шабатом и Новомесячьем. Шабат провозглашает, что всё сущее принадлежит Творцу, а Рош Ходеш свидетельствует, что всё, извините, - под властью народа Израиля.

Как же разрешить этот «спор»?

Чтобы понять суть указанного «противостояния», разберём первую Мишну из трактата «Бава Мециа».

Вот что там говорится: «Двое держатся за талит. Один говорит, что талит – полностью принадлежит ему, а его соперник утверждает, что нет, талит – всецело его». Представьте, оба приходят в Бейт Дин, держась за одну, скажем, рубашку, и каждый уверяет, что рубашка принадлежит ему. Каков Закон в этом случае? Говорит Мишна: «Поделят!» Половина – этому, половина – этому.

А что будет, если оба придут в Бейт Дин, держась за одну единицу одежды, но претензия каждого будет звучать иначе, не «Всё – моё!», а, наоборот, этот возопит: «Всё – твоё!», и другой ответит тем же: «Всё – твоё!». То есть, каждый пытается всучить рубашку другому. Каков будет вердикт тогда?

Естественно, мы попытаемся отыскать ответ в самой Торе. И что же, похожий случай мы там отыщем.

Рассказывает Мидраш[1]следующую историю. Александр Македонский как-то решил навестить царя страны Кация, располагавшейся за Горами Тьмы. Царь вышел навстречу Александру с подношениями, одарил его золотом и серебром, но великий грек отказался принять подарки, сославшись на то, что у него этого добра – навалом. «Я не для подарков пришёл, - сказал Александр, -  мне хочется увидеть, как ты судишь людей. В особенности меня интересует, как ты разбираешь имущественные споры». Отказать в этом Александру царь, конечно же, не мог.

Не прошло много времени, и случай представился. Перед лицом царя явились двое мужей. Один из них заявил: «Господин мой, царь, у меня возникла проблема. Я купил поле, вспахал и нашёл в пашне клад ценности небывалой. Сокровища, я считаю, мне не принадлежат, поскольку покупал я поле, но не клад. Я хочу вернуть найденное владельцу, то есть, человеку, продавшему мне поле». Однако второй из мужей, который и был тот самый продавец, считал иначе: «Нет и нет. Когда я продавал поле, я продал напрочь, со всем содержимым. Сокровища принадлежат покупателю, моему оппоненту!»

Таким образом, перед нами случай, когда, назовём условно, «Реувен» говорит, что всё принадлежит  «Шимону», а «Шимон», напротив, считает, что всё принадлежит «Реувену». Этот говорит: «Всё – твоё!», и этот говорит: «Всё – твоё!». Именно тот вопрос, который вызвал в нас сомнения.

Но что постановил в этом конкретном случае царь Кации?

Он поинтересовался у одного из спорящих: «Есть ли у тебя сын?». «Да», - ответил тот. Спрашивает второго: «Есть ли у тебя дочь?» - «Да, господин». «Ну, так пожените своих детей, а сокровища пусть будут им в приданное».

Всё бы путём. Да вот только видит царь, что гость его, Александр, мрачный сидит в стороне, видно, что не доволен.

Удивился царь и спрашивает: «Разве суд мой не хорош? Если бы ты разбирал этот случай, как бы ты поступил?»

Ответил царю Александр Македонский: «Если бы я судил это дело, то казнил бы обоих спорщиков, а сокровища отправил в царскую казну».

Но почему? Почему Александр Македонский выносит столь странный вердикт? Неужто, он настолько развращён и жесток, чтобы с лёгкостью убивать невинных людей?! За что, за что, спрашивается, этим двум, в общем-то, достойным людям, вдруг полагается смертная казнь? Об этом – дальше…

 

Продолжение следует.

 

על פי שיחות הגר''ש פינקוס זצ''ל, ספר ''נפש שמשון'' מאמר ''''כולה שלך'' – שותפים'', עמ. קיז

 


 

[1] ילקוט שמעוני, תהילים, תשכז

Теги: Переводы, Еврейство