Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Уши воспринимают колебания звука, глаза — световые волны, а ум работает, только если человек получает удовольствие»Рав Ицхак Гутнер

Содрогнулась земля американская

Отложить Отложено

Новость новостью вышибают

Наконец-то доминировавшую СМИ в последнее время новость коронавируса сменила другая.

Тоже шокирующая и вызвавшая мощную встряску.

А как же иначе, только так и можно было вытеснить первую…

Итак, что случилось?

Да ничего особенного - в свете истории подобных инцидентов. Американский полицейский при задержании чернокожего Джорджа Флойда действовал жестко и так его сдавил, что тот стал стонать: «I can’t breathe!» - «Я не могу дышать!» Но полицейский продолжал давить - и додавил-таки до смерти.

Кто следит за американскими новостями, тот знает, что подобные инциденты там происходят регулярно. Несмотря на все значительные вехи - отмену рабства в 1860-х, отмену сегрегации в 1960-х, избрание темнокожего президента в 2008-м и другие сдвиги -  проблема взаимоотношения рас в Америке так и не решена до конца.

И особенно напряженными остаются отношения между чернокожими и полицией. Статистически среди первых сравнительно высокая преступность, это часть всеобщего относительного неблагополучия их общества, поэтому они у полиции на примете. Но дело идет глубже - обе стороны выработали в отношении друг друга стойкие стереотипы и глубокую подозрительность, классическое деление на «своих» и «чужих».

Для полицейских каждый чернокожий - потенциальный преступник, «все они такие». Поэтому при малейшем подозрении они ожидают худшее и действуют жестко, «на опережение». Как говорят по-английски, «trigger-happy», чуть что - стреляют. Сделал чернокожий какое-то движение, которое могло бы означать попытку выхватить пистолет, - наверняка это он и делает, стреляй! Задерживаем - с максимальным применением силы, а то... Знаем мы их!

А для чернокожих эта подозрительность в их отношении представляется не просто борьбой с преступностью, основанной на статистике, но все тем же расизмом. И каждый такой инцидент, когда кто-то из них убит или даже просто арестован полицейским, - очередное пополнение длинного списка несправедливостей и притеснений.

Так он расценивается и всеми борцами за равноправие, а также СМИ, для которых поэтому подобные происшествия - не просто криминальная хроника, а «новости», и о них непременно сообщают и шумят.

С одной стороны, когда постоянно дают новости одного типа, показывая только одну сторону дела, это по факту становится пропагандой, какими бы «свободными» и «объективными» ни считались СМИ. В конце концов, никто не свободен от стереотипов и «обычая, деспота меж людей». Если таково «общественное мнение», ты либо автоматически к нему присоединяешься, либо, если и имеешь иное, опасаешься его высказать вне зависимости от того, какая над тобой политическая власть.

Вот и здесь без учета того, сколько убийств и вообще преступлений статистически совершается белыми, сколько черными, сколько последних убивается первыми, а сколько наоборот - и сколько черных убивается своими же черными, сколько гибнет полицейских и т. д. невозможно сказать, что картина дается с полной объективностью.

Но с другой стороны, в тех случаях, о которых сообщается, трудно отделаться от впечатления, что тут действительно играет роль расизм. Полицейские обычно говорят, что реально опасались свою жизнь, но на деле она вовсе не обязательно была под угрозой, просто со стороны чернокожих они всегда ее чувствуют. Полицейский, сдавивший и задушивший чернокожего в последнем инциденте, вряд ли таким же образом задушил бы белого, даже если бы подозревал его в преступлении.

Прорвало

Так или иначе, сообщений о подобных инцидентах в последнее время было много, но после того, как поднимался шум, все опять стихало - до следующего инцидента. (Как в случае с другой американской проблемой - регулярной стрельбой психопатами по окружающим, с многочисленными жертвами, следствием святого права на ношение оружия.) И даже такой инцидент, какой произошел сейчас - когда чернокожий стонал «I can’t breathe!» - «Я не могу дышать!» -  и все равно был задушен, уже был, с Эриком Гарнером, в 2014 г.

Но теперь, когда он произошел с Джорджем Флойдом, каким-то образом все пошло по-другому. Поднялся не просто обыкновенный шум в СМИ, но мощная волна протестов, охватившая всю Америку и даже выплеснувшаяся за ее пределы, в ряд других стран, в частности, в Англию. Джордж Флойд, пусть посмертно, стал не просто еще одним именем в длинном списке жертв, но иконой и символом этого нового витка борьбы.

Как водится, хотя протесты по идее мирные, случается также, что они выходят из-под контроля и превращаются в беспорядки. А также они - и в целом воцарившаяся атмосфера хаоса и вседозволенности - используется мародерами, и поднялась целая волна погромов и грабежей магазинов в американских городах.

Как будто мало было Америке коронавируса, от которого она и так пострадала больше всех, число умерших уже перевалило за 100000. В плане здравоохранения массовые скопления людей, да еще и кричащих и скандирующих лозунги - и при этом плюющихся слюной - «лучшая» среда для дальнейшего витка заражений. В плане экономики среди наиболее пострадавших от коронавируса - малый бизнес, небольшие магазины в американских городах. Но именно они сейчас подверглись разграблению мародеров. Как раз на данном этапе во многих местах предпринимались шаги по ослаблению карантина, убивавшего эти магазины, и возвращению их к жизни - и тут еще такой удар. Виды обычно бурлящих улиц Манхеттена за последние месяцы потрясают: то эти улицы пустынные, а теперь еще и разграбленные, с заколоченными фанерой витринами.

Полиция продолжает действовать жестко, но страсти накаляются с обеих сторон. Под удары полицейских часто попадают не только мародеры и уголовники, но и мирные демонстранты, и журналисты. С другой стороны, полицейские тоже подвергаются нападениям и в целом стали объектом ненависти для протестующих и борцов за равноправием, «чужими», «врагами».

Как ко всему этому относиться?

 

В принципе, как часто бывает, проблемы можно увидеть с обеих сторон.

Расизм и полицейский произвол - плохо. Грабежи и мародерство - тоже плохо. Причем, даже без учета дополнительного ущерба коронавируса, жертвами мародерства нередко становятся магазины и бизнесы, принадлежащие чернокожим - за права которых, казалось бы, протестующие и борются. Полицейские убили (в данном случае) одного, но от мародеров пострадали многие. Разумеется, мародерам на все это плевать, но смотрится не очень хорошо. (Ведь если бы, скажем, протесты были организованы правыми по какому-то своему поводу, но результатом были бы грабежи мародерами магазинов чернокожих, то левые и борцы за равноправие не преминули бы навесить это на правых и обвинить в том же расизме.)

В то же время, если честно, есть чувство, что на этот раз действительно все по-другому - и так должно быть.

Убийство полицейским Джорджа Флойда, как сказано, уже далеко не первый подобный инцидент. Но как-то он ощущается однозначно вопиющим, более чем в других случаях. Даже больше, чем в случае Эрика Гарнера, который тоже «не мог дышать». Может быть, потому что того задушили в процессе скручивания, тогда как Джордж Флойд уже был положен на землю, а полицейский, нажимая коленом на шею, его только «держал»? Не знаю.

Так или иначе, до сих пор каждый раз ощущение было - да, это плохо, даже ужасно, но не следует забывать, что тут две стороны дела, что и полицейским приходится нелегко, что полная картина может оказаться иной и т. д.

А тут такое чувство, что - никаких «но». То, что произошло, - ужасающая несправедливость, и такого быть не должно, точка! Подобное ощущение было лично у меня - и, как оказалось, у многих других тоже, включая религиозных евреев.

Что такое нельзя стерпеть. Что действительно должна подняться эта волна протестов и всколыхнуть всю страну, да и весь мир. Что только такой реакция и может быть.

И даже когда переливается в беспорядки… Нет, это неправильно. Но это… должно было случиться.

Почему?

Духовное землетрясение

В Талмуде (Сота 49б, Менахот 4б) приводится история, произошедшая к концу эпохи царей династии Хашмонаев. Более поздние представители этой династии были уже далеко не на том уровне, на каком были их предки, герои Хануки. И после смерти очередного правителя между его сыновьями - претендентами на трон - разгорелась целая гражданская война. На одном этапе один из них занимал Иерусалим, а другой - осаждал, пытаясь взять город и власть.

Но поскольку в Иерусалиме также находился Храм, и все были согласны, что его работа - святое дело, которое прерывать нельзя, то ежедневно осажденные спускали в корзине деньги, а осаждающие взамен давали им поднять животных для приношений.

Наконец, кому-то пришло в голову поведать осаждающим: пока осажденные не перестанут приносить жертвы в Храме, вы их не одолеете. И на следующий день в обмен на корзину с деньгами осаждающие послали наверх свинью - некашерную и для еды, и для приношений, можно сказать, символ некашерности. На полпути вверх свинья вонзилась копытами в городскую стену, и «сотряслась Земля Израиля на площади 400 на 400 парса».

Настолько кощунственным было действие, настолько позорной ситуация. От этого Земля Израиля буквально содрогнулась. То есть чисто в физическом плане произошло землетрясение. Но причины, как сказано, были духовными.

Нечто подобное, по ощущениям, произошло и сейчас. От такого вопиющего расизма, проявленного Эйсавом, уподобленным мудрецами свинье, содрогнулась земля.

Возникло всеобщее чувство, что это нельзя так оставить. Причем простых протестов недостаточно. Они ничего не изменят. Пошумят и стихнут, и кто не хочет, тот внимания не обратит. Нет, нужна встряска. «To shake things up». Чтобы все волей-неволей заметили. Чтобы все были затронуты. Только так (может быть) что-то изменится.

Поэтому происходит «землетрясение». В котором, да, есть разрушения, и страдают, и терпят ущерб вовсе не обязательно виновные в произошедшем грехе. Как при содрогании Земли Израиля тогда, возможно, кто-то где-то пострадал. Эти разрушения не могут считаться благом, но они - стихия. Землетрясение не нуждается в нашем одобрении и безразлично к нашему порицанию. Оно просто происходит.

И нам служит уроком о том, насколько ужасно и кощунственно то, что его вызвало. Копыта свиньи, предназначенной для приношения, или колено полицейского, сдавившее шею чернокожего.

Уравновешивающая крайность

Да, определенно не все в этой разбушевавшейся стихии - благо.

В принципе, это называется революционной ситуацией, когда что-то назрело и прорвало, и всех охватило чувство, что надо непременно добиться перемен, даже ценой крушения устоев. Все! Так больше нельзя! Долой!!! А там уж что-нибудь построим. Хотя там может до всякого докатиться, и собственных детей революция тоже может пожрать. Примеры из истории всем известны. Даже многие полицейские сейчас вышли на улицы и демонстрируют солидарность с протестующими, поднимают на щит их лозунги - но ведь и в феврале 17-го многие дворяне и даже Романовы вышли с красными бантами…

В частности, современные борцы против расизма часто распространяют свою борьбу также на Израиль, который обвиняют в расизме по отношению к «бедным палестинцам». Закрепилась у них в головах догма, что белый против цветного - по определению расизм, что в таких случаях белый всегда неправ.

Ибо после войны, когда как раз евреи стали главной жертвой расизма - со стороны Эйсава-европейца, мир качнулся в другую крайность, наступило моральное господство Ишмаэля, и уже он обвиняет в расизме самих евреев. Поэтому происходящее сейчас дальнейшее укрепление этого господства, усиление движения «Black Lives Matter» - «Жизни чернокожих важны» - к сожалению, не являются хорошими новостями для Израиля. В принципе правильные идеи в применении к нему станут неправильными и опасными.

Возвращаясь к самой Америке, беспорядки и мародерство - уже точно крайность Ишмаэля, «дикаря», склонного к краже и грабежам. Призывы к роспуску полиции вообще - из той же серии. Слишком грубый полицейский, действующий на охраняемой собой территории, как оккупант на вражеской, - плохо. Обезоруженный полицейский, которому даже пальцем нельзя никого тронуть (а к такому во многом толкают протестующие - или вообще к отсутствию полицейских), - тоже плохо.

Тем не менее, никто не отменял грехов Эйсава, которому Ишмаэль всегда был уравновешивателем, без первого не было бы нужды в последнем. И одним из этих грехов Эйсава действительно является расизм. Нацисты обратили его главным образом против евреев. Но и в отношении чернокожих, когда проявляется, он остается грехом, достойным безоговорочного осуждения. Остается только надеяться, что и уравновешивание не приведет к ломке слишком большого количества дров.

Теги: Политика, Земля Израиля, америка, Актуалия, Россия, Эйсав, Ишмаэль, коронавирус, Расизм, Революция